ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

"Император Александр III" вступил в строй летом 1917 года уже под именем "Воля" и вскоре "пошел по рукам": Андреевский флаг на его флагштоке сменил украинский, затем – германский, английский и снова Андреевский, когда Севастополь опять оказался в руках Добровольческой армии. Вновь переименованный – на сей раз в "Генерал Алексеев" – линкор до конца 1920 года оставался флагманом белого флота на Черном море, а затем убыл в эмиграцию в Бизерту, где в середине 30-х годов его разобрали на металл. Ну а самые мощные русские дредноуты – "Император Николай I" и корабли типа "Измаил” – так и остались недостроенными…

Дредноуты - pic_110.jpg

Так должен был выглядеть самый мощный дредноут Российского флота – линейный крейсер "Измаил”.

С картины художника АЗаикина

Дредноуты - pic_111.jpg

"Императрица Мария" в походе, 1916 г.

Дредноуты - pic_112.jpg

Пожар на "Императрице Марии“ октября 1916 г.

КОНЕЦ ХОХЗЕЕФЛОТТЕ

Уже полгода Флот Открытого моря стоял на якоре в просторной бухте Скапа-Флоу. По условиям перемирия здесь были интернированы 74 немецких корабля, в том числе 11 линкоров и 5 линейных крейсеров. Судьба флота должна была определиться после 21 июня 1919 года – даты официальной капитуляции Германии.

Условия, в которых пребывали небольшие по численности немецкие экипажи, были ужасны. Британское командование запретило всякое перемещение личного состава с корабля на корабль, не говоря уже о посещении берега. Унылое однообразие службы отягощалось и почти несъедобной пищей, доставлявшейся, согласно договору, из Германии и прибывавшей в испорченном виде. Когда немцы раскладывали полученную провизию для просушки, командам, находившимся поблизости английских сторожевых судов, приходилось затыкать нос. Недовольство моряков грозило выплеснуться наружу, и командующий флотом контр- адмирал Людвиг фон Рейтер отдавал себе отчет в том, что прошлогоднее восстание может повториться, причем в худшем виде. Поэтому большую часть матросов он отправил на двух пароходах на родину. Теперь, когда на кораблях остался минимум людей, преимущественно добровольцев, адмирал решился на рискованный шаг. Опасаясь, что при любом исходе мирных переговоров его флот неизбежно достанется англичанам, он приказал одновременно затопить все корабли. «Гибель лучше плена» – так Рейтер обосновал свои действия. Немцам надо отдать должное: подготовку акции они провели блестяще. А ведь сделать это было непросто: их корабельные радиостанции англичане давно конфисковали, а спускать на воду шлюпки им категорически запрещалось. В итоге секретные приказы передавались на английском же пароходике, развозившем почту! Так или иначе, но ни малейшей утечки информации не произошло. И в полдень 21 июня 1919 года на мачте флагманского линкора «Фридрих дер Гроссе» взвился условный сигнал: «11-й параграф сегодняшнего приказа – признание». Немедленно были открыты кингстоны и крышки подводных торпедных аппаратов. Дредноуты один за другим начали крениться, и на них приспустили флаги.

Дредноуты - pic_113.jpg

Гибель линкора "Байерн" в бухте Скапа-Флоу, 21 июня 1919 г.

Англичане спохватились слишком поздно. Их сторожевые суда приблизились к агонизирующим стальным колоссам и открыли огонь, требуя от экипажей закрыть кингстоны. Но тщетно… Из крупных кораблей на мелководье удалось отбуксировать только «Баден» и «Гинденбург». Все остальные дредноуты пошли ко дну. Впоследствии британское Адмиралтейство продало лежащие на дне корабли предприимчивому инженеру Э.Коксу. Тот после полосы неудач все же ухитрился в 1929-1938 годах поднять все линкоры, за исключением «Кенига», «Маркграфа» и «Кронпринца». Последние были разрезаны под водой и извлечены по частям только в 60-е годы. Разумеется, ни один из поднятых кораблей не восстанавливался, а тотчас же отправлялся в металлолом.

Оставшиеся в Германии дредноуты типа «Нассау» и «Гельголанд» союзники по Антанте поделили между собой. Часть из них сразу же пошла на слом, а «Гельголанд», «Тюринген» и «Остфрисланд» использовались в качестве мишеней соответственно англичанами, французами и американцами. Наиболее знаменательна судьба последнего. В июле 1921 года морское командование США решило на практике проверить, насколько опасны для линкора атаки тяжелых бомбардировщиков. Поставленный на якоря у мыса Генри «Остфрисланд» в течение двух дней «утюжили» двухмоторное самолеты «Мартин» и «Хендли-Пейдж».

Дредноуты - pic_114.jpg

Ветеран Ютланда "Дерфлингер" идет ко дну, 21 июня 1919 г.

Дредноуты - pic_115.jpg

Линкор "Остфрисланд" под американским флагам. В июле 1921 г. этот корабль станет первым дредноутом, потопленным авиацией – правда, пока лишь на учениях…

Всего было сброшено свыше 90 бомб весом от 115 до 1000 кг, достигнуто 16 прямых попаданий. Но роковым стал взрыв 1000-кг бомбы рядом с бортом: мощнейший гидродинамический удар разорвал обшивку, и многострадальный корабль затонул в течение 10 минут. На следующий день в газетах появилось сообщение: «Корабль, построенный за 40 млн долларов, потоплен бомбами, которые несли машины стоимостью всего по 25 тыс. долларов». Сторонники линейного флота возражали, обращая внимание на то, что корабль-мишень был без экипажа, на нем не было электроэнергии, не проводилась борьба за живучесть, наконец, он не сопротивлялся, а ведь даже нескольких пулеметов могло быть достаточно, чтобы заставить бомбардировщики сбрасывать свой груз с большей высоты и тем самым еще снизить процент попаданий… Так или иначе, но «Остфрисланд» стал первым линкором, потопленным авиацией – этот факт предвосхитил собой новую эпоху в войне на море, которая наступит два десятилетия спустя.

«ЛИЦО» БРИТАНСКОГО ФЛОТА

В мае 1920 года в состав Ройял Нзйви вошел последний дредноут – линейный крейсер «Худ». Современники отзывались о нем только в превосходной степени: самый большой, самый быстроходный, самый красивый… В течение двух последующих десятилетий «Худ» был своего рода «лицом» британского флота, символом его мощи и величия.

Его разработка началась еще в 1915 году – тогда Адмиралтейство предложло разработать проект скоростного корабля огромного по тем временам водоизмещения в 36500 т, который должен был иметь минимальную осадку и максимальную скорость (идеи балтийских десантов все еще владели умами английских адмиралов). Но тут грянул Ютландский бой, и будущий «Худ» претерпел свою первую модернизацию -пока на чертежном столе. Его водоизмещение возросло сначала на тысячу, а затем еще на 5 тысяч тонн, большая часть которых пошла на усиление защиты.

В результате изначально напоминавший увеличенный «Тайгер» линейный крейсер стал принципиально новым типом боевого корабля. Его 305-мм главный пояс и три броневых палубы обеспечивали весьма приличную по тем временам защиту от снарядов. Ее дополнили специальные противоторпедные наделки – були, частично заполненные запаянными с концов отрезками труб, которые по задумкам конструкторов должны были гасить энергию подводных взрывов. После горького опыта Ютланда особое внимание обратили на конструкцию артиллерийских погребов, обеспечив более надежную защиту их от пожара. Приличное бронирование сочеталось с высокой скоростью хода – свыше 30 узлов даже в полном грузу. Все это позволяло говорить о «Худе» как о хорошо сбалансированном корабле и даже позволяло причислить его к новой генерации быстроходных линкоров. но… Его стремительная гибель в бою с «Бисмарком» в мае 1941 года стала сильнейшим ударом по престижу «владычицы морей».

25
{"b":"175558","o":1}