ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Опомнись. Твое место по эту сторону, – продолжала увещевать самая старшая Виализония. – У тебя есть последний шанс вернуться. Ты не сможешь жить его жизнью, а он не сможет умереть твоей смертью.

– Ради кого ты отказываешься от даров нашего мира? – заговорила юная светловолосая красавица и наградила Дарнета брезгливым взглядом. – Отправившись за ним, ты постепенно растратишь дарованные тебе силы, потеряешь способность повелевать ветром и проходить сквозь стены. Очень скоро ты станешь беспомощной и жалкой, такой же ничтожной как простые смертные.

– Все обитатели мира мёртвых ополчатся против тебя, – всё же подошла ближе Вильтавирра, нервно тряхнув кудрями. – А против него ополчатся все обитатели мира живых. Пока вы будете вместе, вам придётся пробираться между шипами жизни и смерти.

Алеврелийя мотала головой, не желая всё это слушать. Виализонии подходили ближе, а она просто отступала. Ей было нелегко поднять оружие против ставших сёстрами девушек. Дарнет же, сильнее сжимая рукоять меча, не решался нанести удар первым. Он не хотел больше убивать тех, кто был дорог Алеврелийи. Даже если эти близкие – беспощадные Виализонии. Она и так считала его виновным в смерти её истинной и приобретенной семьи.

Ей было тяжело, но она сделала выбор. Пронзительно закричав, подлетела и кольнула одну из девушек мечом. Блондинка оскалилась и завопила, лихорадочно зажав дымящуюся на боку рану. Дарнет полосонул острием черноглазую брюнетку, на миг зависшую у него над головой. Следом удар в спину свалил его на землю. Пробороздив ладонями колючие пески, он перевернулся и выставил перед собой меч. Едва не напоровшись на него, брюнетка оттолкнулась от воздуха. Дарнет ухватил её за лоскуты наряда и рывком дернул на себя. Девушка налетела животом на лезвие и превратилась в дым.

– Где бы вы ни были, вам не избежать расправы! – пригрозила Вильтавирра, жестом велев оставшимся сёстрам отступить. – Отныне мы будем преследовать тебя, пока не отомстим за предательство! Когда он снова нарушит свою клятву и оставит тебя одну, ты захочешь вернуться к своим, но будет уже поздно!

– Никогда! – сдерживая всхлипы, крикнула вслед удаляющимся смерчам Алеврелийя. – Никогда я не сверну с выбранного пути!

– Ты идешь на свет погасшей звезды!

Алеврелийя бросила меч и опустилась на корточки. Сжимая кулаки, склонила голову так низко, что волосы упали на стылую землю. Дарнет с трудом поднялся и подошел, не решаясь ни притронуться к ней, ни обронить нелепое слово утешения.

– Её звали Изельфреной, – тихо сказала она, сжав в кулаке горстку пепла, что остался от раненой Дарнетом брюнетки.

Потом посмотрела на другой кулак, из которого сыпался прах блондинки. – Эту – Рилизинеей. Обе унесли с собой по капле моей боли. Джийллиэн, не позволь и мне стать такой же горсткой пепла. Не дай больше усомниться в моем решении, не дай пожалеть о сделанном. Скольких ещё сестер мне придётся убить за возможность греться в лучах погасшего светила?

Дарнет не нашел подходящих слов. Не осмелился положить руки на её дрогнувшие плечи. Просто стоял рядом и молчал.

Едва начало светать, они продолжили путь. Идингор с его высокими башнями и круглыми куполами давно затерялся вдали, а этой карминной степи всё не было конца. Порывы ветра вздымали песочные гребни, корежили голые кустики и гнали тёмные тучи. К полудню небо окончательно заволокло облаками, полетели первые красноватые снежинки. Вначале легкие и редкие, оставляющие на земле влажные пятна, спустя пару часов они занавесили всю округу.

– Ты слышишь? – ухватив Дарнета за рукав, насторожилась Алеврелийя и прислушалась. – Это ведь мне не мерещится?

Где-то неподалеку плакал ребенок. Откуда бы ему взяться посреди степи, какую суеверные люди объезжали десятой дорогой? Дарнет кивнул на светлое размытое пятно, плутавшее в десятке шагов.

– Я хочу кушать… дедушка, где мой дедушка… хочу кушать…

Алеврелийя растерянно переглянулась с Избавителем и подошла к ребенку. Натирая кулачком глаз, зареванная девочка в белом платьице искала своего деда и просила её накормить.

– Как она сюда попала? – вытянув шею и осмотревшись, пробормотала Алеврелийя и повернулась к ребенку. – Где твои родители? Не плачь и скажи нам, как ты здесь оказалась?

– Я хочу кушать… дедушка… я так хочу кушать…

– У тебя есть еда? – подняла глаза на Дарнета Алеврелийя.

Тот молча снял с плеча аск, развязал вздержки и вытащил завернутый в салфетку кусок печева с орехами и сухофруктами. Девочка, порывисто всхлипывая, покосилась на протянутое ей угощение, но не притронулась к нему. Подошла к девушке, обхватила её за колени и с урчанием впилась зубами в ногу. Алеврелийя закричала и отшатнулась, пинком откинув от себя ребенка. По подбородку горемыки текли струйки крови и она, высунув язык, старалась их слизнуть, при этом зверем уставившись на пятившуюся пару. Дарнет выдернул из кармана платок. Смочив вытяжкой, что всегда была под рукой, отдал девушке, чтобы она приложила его к укусу.

– Сумасшедшая! – выдохнула Алеврелийя. – Клок кожи вырвала!

– Назад! – крикнул Дарнет, выхватив меч и наставив его на ребенка. Девочка ухмыльнулась, блеснув треугольниками зубов, и на глазах начала меняться, превращаясь в мальчика. И тот тоже заныл, начал ронять слезы и жаловаться.

– Что это? – прихрамывая, попятилась Алеврелийя.

– Мне сталкиваться с таким ещё не доводилось. Сможешь идти?

– Думаю, что да. Уйдем отсюда поскорее.

Часто оглядываясь, они устремились в туманно-снежную завесу. Голос плачущего мальчика становился всё дальше и вскоре затих вовсе.

– Не делай этого при мне, – поморщившись и отвернувшись, попросила Алеврелийя, когда Дарнет откусил от печева. – Хотя бы первое время постарайся есть так, чтобы я этого не видела. Пожалуйста. Я очень долго жила среди Виализоний, поэтому людская потребность в пище стала для меня чуждой.

– Прости, – смутился Дарнет и торопливо убрал недоеденное.

– Я постараюсь привыкнуть. Просто дай мне немного времени.

– Какое счастье! Какое счастье! – закричал выбежавший из тумана старик, взмахивая широкими рукавами. – Господин Избавитель! Чудо, что я на вас наткнулся! Спасите! На меня напали голодные дети!

Дарнет и Алеврелийя недоверчиво посмотрели на заполошного незнакомца, всё ещё размахивавшего руками.

– Проводите меня до города! Я чуть не умер от страха!

– Здесь есть поблизости город? – осмотревшись, усомнилась Алеврелийя и между её бровями появились стрелки морщинок.

– Вон же дорога! Я как раз туда и шел, когда наткнулся на мелких паршивцев! Они пытались меня укусить! Хотели сожрать! Что же такое творится среди дня!

– Мы тоже их видели. Я не знаю, что это за нечисть.

– Пойдемте вместе! Мне спокойнее будет!

Он явно куда-то спешил, потому усиленно поторапливал и нерешительных спутников, всё же последовавших за ним. Хоть седовласый длиннобородый незнакомец выглядел лет на сто, его выносливости могли позавидовать и юноши. Семенил на такой скорости, что Дарнет и Алеврелийя едва поспевали за ним.

Они и впрямь вышли на дорогу и, доверившись суетливому проводнику, вслепую двигались в ближайшее поселение.

– Опять, – вымученно сказала Алеврелийя. – Слышишь?

Знакомое хныканье приближалось. Чудовищное дитя ныло рядом, но ни Дарнет, ни девушка его нигде не видели. Семенивший впереди старик остановился, постоял немного и развернулся. Его лицо под засыпанной снегом бородой кривилось, по щекам бежали слезы. Он с причитаниями уже знакомо тер кулаком глаз, повторяя, что хочет есть.

– С меня довольно! – выкрикнула Алеврелийя, крутанулась на пятке и рубанула старика по шее.

Лохматая голова отлетела в сторону и покатилась по запорошенной снегом земле. Ударившись о камень, превратилась в плачущую девочку. Вместо обезглавленного старика стоял сверкавший глазами мальчик. Оба зарычали, оскалились и ринулись к Избавителю. В какой-то момент тот растерялся, так как раньше ему не приходилось убивать детей. Но когда мальчишка подпрыгнул и вцепился ему пальцами в горло, Дарнет сдернул его с себя и заколол. Алеврелийя повалила на спину девчонку, наступила на горло, но не решалась убить. Девчонка вырывалась, скребла ногтями сапог и хотела вгрызться в ногу. Дарнет подошел к спутнице, заставил её отойти и сам убил незнакомую тварь. Тела детей стали прозрачными и исчезли. Кто знает, возможно, они скоро вновь окажутся у них на пути.

11
{"b":"175562","o":1}