ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы два чудовища, – сказала Алеврелийя, убирая меч в ножны. – Мы два влюбленных чудовища, разрушающих всё на своем пути.

Дорога исчезла так же, как и появилась. Они снова брели наугад, заслоняясь от летевшего в лицо снега, чуть не падая от усталости. Когда уже готовы были сдаться и пережидать ночь в степи, на них выехала запряженная приземистой лошадью повозка.

– Стой! – испуганно натянув до ушей поводья, воскликнул конюх. Его лошадь заржала и попыталась встать на дыбы.

Вот так все лошади и шарахались, учуяв поблизости Виализонию. К счастью, конюх был так удивлен, что не обратил на это внимания. Поправив меховую шапку, повертел головой. Никого не увидев, снова уставился на сидевших посреди дороги странников.

– Вы что тут расселись? Затоптал бы, если бы не увидел!

– Старик тоже выглядел вполне правдоподобно, – уже не веря своим глазам, склонившись к плечу Дарнета, прошептала Алеврелийя.

– Вы что, так и будете сидеть у меня на пути?

Конюх заметил окровавленный платок и внимательнее пригляделся к не двинувшейся с места паре. Его гнев сменился растерянностью, и он задумчиво почесал затылок. После поправил слезшую на лоб шапку и всплеснул руками:

– Избавитель! Как же я вовремя вас встретил! Вы нам сейчас позарез нужны! Само проведение вело вас этой дорогой!

– В чём дело? – недоверчиво спросил Дарнет.

– Виализонии, будь они сто раз прокляты! Позапрошлым вечером налетели в наше селение и начали бесчинствовать. Мало им, стервам идингорским, трёх ладных девок, так они ещё и парней загубили! Одна дьявольская ведьма заявила, что они будут обращать наших девок в себе подобных шлюх, пока к нам не пожалует Избавитель!

– Я больше этим не занимаюсь, – покосившись на отвернувшуюся девушку, отозвался Дарнет, отчего конюх взвился:

– Да что ж вы такое говорите? Долг Избавителя – защищать народ от всякой нечисти, покуда у него есть на то силы! Мы же заплатим, всё как полагается! Наслышаны, что Избавители задором и с места не сдвинутся! Кто деньгами не сможет, едой и мёдом рассчитается! Вы поторопитесь, пока эти сучьи ведьмы ещё кого не похитили!

– Я же сказал…

– Все наши, загубленные эти ведьмами люди, на вашей совести будут! Если она у вас есть, конечно. Наслышаны, что Избавители – народ бездушный и до денег жадный.

– Хорошо! – прервал конюха Дарнет и заметил, как растерянно посмотрела на него Алеврелийя. – Хорошо, но денег я с вас не возьму.

Забравшись в повозку, они отправились в городок. Конюх всё ругал распроклятых дев, действуя Алеврелийи на нервы. Дарнет решил прервать его словоизлияния и поинтересовался, что за твари живут в степи.

– Сам свидетелем не был, – обвел себя охранительным знаком конюх, – но люди о том поговаривали. На окраине жил малость помешанный старик, коему блудливая дочь посадила на шею своих отпрысков, а сама сбежала с очередным волокитой. Дети постоянно ходили по селению неприбранные и полуголодные, а дед только и знал их бить. Так он несчастных замучил, что они начали на него бросаться.

– И? – поторопил с продолжением Дарнет.

– Удушил старик внуков, а сам с горя окончательно помешался. С год носился по улицам и жаловался, что внуки хотят его съесть. Однажды выскочил на дорогу и угодил под копыта лошадей. С тех пор ходят слухи, что призраки детей ищут повсюду дух своего деда. А тот бегает от них и бросается серой тенью под колеса повозок.

…Они приехали в небольшой, невзрачный городок. Избавитель сразу заинтересовал выскочивших из домов людей, бросившихся к нему с причитаниями. Одни славили небо, другие требовали помочь, третьи – заискивали и пытались услужить. Все наперебой предлагали поселиться в их доме. Каждый хотел обезопасить себя от вторжения Виализоний. Что ни говори, а с Избавителем, уничтожившим немало тварей, находиться не так страшно.

– Нет, господа останутся у меня! – сказал, как отрезал, конюх и оживленная толпа начала расходиться. – Проходите! Валиси!

Навстречу гостям выскочила упитанная женщина в красном переднике и, выслушав мужа, побежала готовить ужин. Хозяин позаботился об удобствах Избавителя и с нетерпением ждал, когда тот покончит с дьяволицами.

Виализонии не показывались целую неделю. Дарнет уже не раз порывался откланяться, но хозяева и все горожане его не отпускали. Он понимал, что всё это Алеврелийи не по душе и не знал, как отделаться от напуганных людей. Пока они зря теряли время, гостеприимные хозяева начали замечать неладное. Во-первых, Избавители не путешествовали в компании знатных дам. Во-вторых, знатная дама вот уже десять дней не притрагивалась к пище. Конечно, зачаровывали снедь в этих местах не ахти как, но сколько можно ссылаться на отсутствие аппетита? Даже самая изнеженная госпожа уже давно бы забыла о былых пристрастиях!

– А в-третьих, она такая же белокожая и красивая, – делилась с мужем подозрениями хозяйка дома, – как все эти Виализонии!

– Хочешь сказать, что Избавитель спутался с мертвячкой?

– Именно! Кого ты к нам в дом притащил? Если эта девица одна из этих бестий, то мы в любой момент можем лишиться жизни! Гнать их надо, гнать обоих, пока они нам кровь не пустили! Или того хуже!

– Неслыханно! Избавитель и Виализония! Тьфу, какая мерзость! Живой с дохлячкой милуется! Омерзительно! Чем же он тогда лучше своей девицы? Такое же гадкое чудовище!

Не прошло и получаса, как дом окружили соседи. Вооруженные, кто вилами, кто факелами, кто топорами, пришли гнать из городка мерзопакостных чудовищ. Дарнет держал руку на гарде, но вынимать меч не спешил, настороженно оглядывая толпу. Избавителю запрещалось обращать оружие против людей, и он никогда не нарушал это правило. Но если бы хоть один человек набросился на Алеврелийю, он бы наплевал на все устои и заповеди.

К счастью, никто не осмелился. Просто держали оружие наготове и смотрели волками, пока чужаки покидали их земли.

– Теперь так будет всегда, – взяв Дарнета под руку, оглянулась на городок Алеврелийя. – Мы всюду будем изгоями.

– Обещаю, это ненадолго.

Глава 8. Королевство Медовых Полей. 107-й год Века Отчаяния

Рано овдовевшая королева Йолия каждую беременность Фиары неистово молила небо, чтобы родился наследник. Но её надежды не оправдались, потому она не особо жаловала внучек. Никогда не горела желанием взять их на руки или порадовать подарками.

Солиру считала недалекой и твердила, что из неё выйдет заурядная личность. Если удастся удачно выдать замуж – и за то хвала небесам. Ворчала, что этой рыжей глупышке всё хихоньки да хахоньки. Едва исполнилось девять лет, а она уже летала в облаках, познав чувство первой влюбленности.

Лауна в свои пять лет была всё такой же капризной, плаксивой и надоедливой. Меняться она, похоже, не собиралась и жила в собственном горько-соленом мире слез.

Пожалуй, к одной Але венценосная бабка относилась терпимо. Правда не раз пеняла на её излишнюю заносчивость и не свойственное семилетним девочкам хладнокровие. Но и она её разочаровала. Несмотря на успехи в учебе, ещё ни один наставник не похвалил свою ученицу. И это потому, что Але с каждым годом всё больше поражала их своими знаниями и привычкой умничать. Она просиживала ночи напролет в башне, окружив себя различными книгами, сборниками путешественников и картами. Она хотела как можно больше узнать о мире и его обитателях.

– Я должна всё знать, – сообщила она в четыре года и распотешила всех придворных. – Я и так долго жила в неведении!

Не менее её интересовали и дела королевства. Собрав свиту из нянек, прислужниц, охранителей, она с важным видом разъезжала по окрестностям. Интересовалась бытом своих подданных! А уж с каким умным лицом выслушивала сетования простолюдинов! Ко всему прочему, королеву Йолию раздражала её манера говорить. Этой малолетней зазнобе казалось, что она мудрее всех, потому всячески норовила это подчеркнуть.

– Сумасбродством вы пошли в свою мать! – говорила королева Йолия, когда заставала её на перилах с мечом.

12
{"b":"175562","o":1}