ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Промах, доктор Остроу, — пробормотал он, через силу выговаривая слова.

— Инспектор, не подходите!

— К сожалению, я должен это сделать.

— Я убью вас. — Теперь оружие целилось ему прямо в грудь. Если предыдущий выстрел оказался неточным, то здесь промашка невозможна.

Он сделал еще один шаг. Палец на курке снова напрягся, и Фернандо приготовился встретить уничтожающий огонь.

Но оружие выпало из рук доктора Остроу, выбитое одним из меньших шариков Халифа. Женщина стиснула одну руку другой, растирая пальцы. На лице ее отразилось ошеломленное недоумение.

— Ты меня предал!

— Вы ранили сотрудника Службы контроля. Вы намеревались причинить ему другие телесные повреждения. Я не мог этого допустить. — Затем один из шаров побольше появился в поле зрения Фернандо. — Вам требуется медицинская помощь?

— Не думаю. Все равно это тело мне уже почти не нужно.

— Очень хорошо.

— Ты не поможешь мне проводить доктора Остроу в камеру?

— Как прикажете.

— В таком случае, помоги мне.

Доктор Остроу попробовала было сопротивляться, но вдвоем Фернандо и Халиф быстро с ней справились. Задней лапой Фернандо отпихнул бластер подальше, после чего левой передней крепко прижал Остроу к своей груди. Она пыталась вырываться, но оказалась бессильна против него — даже со скидкой на болевой шок от потери правой лапы.

Халиф подталкивал их к камере. Остроу всю дорогу брыкалась, но все слабее и слабее. Лишь в последний момент, завидев серый шлем рядом с нишей ликвидационного поля, она вложила в сопротивление все оставшиеся силы. Однако ее старания пропали даром. Фернандо вместе с роботом поместили строптивицу в мемофон, пристегнув толстыми металлическими пряжками. Колпак опустился сам собой, готовый зафиксировать последний нервный образ — моментальный снимок мозга, который будет закодирован в импульсе гравитона и передан в центральную брану.

— Меранда Остроу, — объявил Фернандо, прижимая обугленную культю к пушистой груди. — Я арестовываю вас по праву, данному мне Службой контроля. Ваш восстановительный профиль запишут и передадут на хранение Метаправительству. Вы будете восстановлены в новом теле, чтобы предстать перед судом. Пожалуйста, организуйте свои мысли подобающим образом.

— Когда меня оживят, я уничтожу твою карьеру, — пообещала она.

Фернандо посмотрел на нее сочувственно.

— Вы не поверите, сколько раз я уже это слышал.

— Надо было сразу же содрать с тебя шкуру!

— Бесполезно. Вам бы прислали третью копию…

Он включил мемофон. Янтарные огоньки на шлеме замигали, а потом загорелись ровным светом, означающим, что прибор получил четкое изображение и все готово к отправке. Фернандо ввел команду, и на колпаке появилось изображение песочных часов.

— Ваши профили сейчас на пути домой, Меранда. Пока что вы существуете на законных основаниях. Наслаждайтесь этой минутой.

Он никогда прежде не говорил таких жестоких вещей, и едва эти слова сорвались у него с языка, Фернандо пожалел об этом. Насмехаться над жертвой было не в его правилах, и он устыдился того, что допустил такой профессиональный промах. Единственным его оправданием можно считать то, что его и самого вскоре ожидала та же участь.

Значок песочных часов исчез, сменившись ровным зеленым огоньком. Это означало, что импульс гравитона благополучно достиг центральной браны и восстановительный профиль не пострадал в процессе передачи.

— Бывшее тело Меранды Остроу, — начал он. — Я должен сообщить вам…

— Заканчивайте побыстрее.

Они помогли ей освободиться от шлема. Теперь тело Меранды показалось Фернандо удивительно легким: словно какая-то важная часть была стерта или извлечена из нее в процессе записи. С точки зрения закона это была уже не доктор Меранда Остроу, а лишь биологический носитель, который она использовала для проживания в данной бране. И согласно закону Метаправительства этот носитель следовало теперь уничтожить.

Фернандо включил перламутровый экран ликвидационного поля. Затем для проверки сунул туда стило: мгновенная актиническая вспышка — и перо прекратило свое существование. Ликвидация происходила быстро и эффективно. Теоретически, атомные выстрелы разрушали центральную нервную систему задолго до того, как до нее доходили болевые сигналы, и те просто не успевали осознаться как боль.

Но, разумеется, никто не знал этого наверняка. К тому времени, когда человек оказывался в зоне действия поля, его память уже была записана. Все, что он испытывал в момент физического уничтожения, никогда не попадало в восстановительный профиль.

— Я могу втолкнуть вас в поле, — сказал он Остроу. — Но будет лучше, если вы шагнете туда сами.

Она не захотела. Халифу и Фернандо пришлось силой впихивать ее туда. Не самая приятная обязанность в работе инспектора…

После этого Фернандо уселся за мемофон и привел в порядок мысли. Совсем скоро он тоже будет поглощен огнем, чтобы вновь возродиться в центральной бране. В Службе контроля от него ждут всестороннего отчета по делу «Пегаса», и тут уж непозволительно быть неточным в деталях. Фернандо по собственному опыту знал, что небольшая мысленная подготовка сполна окупит себя в дальнейшем. В процессе записи и восстановления память всегда несколько затуманивалась, так что чем яснее его мысли будут сейчас, тем лучше.

Когда с записью было покончено и зеленый огонек сообщил о безошибочном получении нейронного профиля, Фернандо повернулся к Халифу.

— Я больше не обладаю законными полномочиями. Тот, кто говорит с тобой, не имеет права называться Адамом Фернандо. Однако надеюсь, ты не сочтешь за бестактность, если я поблагодарю тебя за помощь.

— Кто-нибудь сюда еще прибудет? — спросил робот.

— Вероятно. Впрочем, не удивлюсь, если станцию закроют. Но не переживай, моя легальная ипостась обязательно замолвит за тебя словечко.

— Благодарю, — отозвался робот.

— Это все, что я могу для тебя сделать.

Фернандо встал из-за мемофона и, как обычно, с разбега прыгнул в ликвидационное поле. Конец был не самый элегантный (отсутствие лапы мешало равновесию), зато быстрый, эффективный и исполненный не без определенной гордости.

Халиф поглядел, как сгорел тигр: прежде чем бесследно исчезнуть, полоски, казалось, повисли в воздухе. Потом робот собрал свои шарики в возбужденный рой и стал думать, что делать дальше.

Перевела с английского Зоя ВОТЯКОВА

© Alastair Reynolds. Tiger, Burning. 2006. Печатается с разрешения автора.

Мэри Розенблюм

Домашнее видео

Журнал «Если», 2008 № 01 - Prose_04.jpg

Кайлу разбудил звонок агента — ей снилось бескрайнее поле, заросшее зеленой травой и усыпанное голубыми и белыми цветами. Фрагмент воспоминаний клиента? Иногда они просачивались в ее мозг, хотя так не должно происходить. Кайла села, все еще не вырвавшись из объятий сна, и попыталась вспомнить, не посещала ли она сама заповедник в прериях.

— Доступ, — пробормотала она, зевнула и посмотрела на мерцающее голографическое поле, формирующееся над ее настольным компьютером.

— Обычно ты в это время не спишь. — Азара, ее агент, бросила на Кайлу взгляд из-под декоративной вуали, украшенной сверкающими самоцветами.

— Я не работаю. — Кайла потянулась. — И могу позволить себе поздно вставать.

— Ты уже работаешь. — Азара фыркнула. — Тебе предстоит побывать на свадьбе, семья собирается на целую неделю, клиент хочет принять участие в церемонии по полной программе, цена значения не имеет. Пожалуйста, прикройся.

— Опять твоя религия. — Однако Кайла потянулась к длинной сорочке, которую сбросила ночью, и натянула ее через голову. — Целая неделя? — Она снова зевнула. — Даже не знаю… Вчера я встретила классного парня и не уверена, что в мои планы входит отсутствовать так долго.

— Если ты хочешь, чтобы я оставалась твоим агентом, то сделаешь это, — Азара сурово посмотрела на Кайлу. — Уже много лет я не встречала таких придирчивых клиентов. Однако она платит солидную премию, а ты мой единственный «хамелеон», соответствующий ее требованиям к внешности. — Агент неодобрительно хмыкнула.

26
{"b":"175565","o":1}