ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я в лицо никого из игроков не знал, кроме блондинки, поскольку имел дело только с анкетами и с программой, которая их обрабатывала. Жиголо так жиголо, лишь бы не высадился в раннем Средневековье в этих вот плавках, тогда нам старые ослы такой иск впаяют — мало не покажется.

Потом красотку Джимми показали.

— Тоже известно, чем будет действовать, — заметил Алекс. — Вот увидишь, она тамошнего короля на себе женит и откажется возвращаться.

Мы называли жителей большой деревни, в которой по сценарию разворачивались бурные события, королем, королевой, баронами, дамами, капелланами. Молодой король, кстати, был и по земным меркам очень хорош собой.

Ну и пусть поженятся, подумал я, у каждого свое оружие. А кадры королевской свадьбы очень даже украсят нашу передачу.

Потом был мужчина средних лет с подозрительно умным лицом.

— Погоди! — воскликнул я. — По анкете это оператор мусоросборщика Лео Пирл! Так какой же он мусоросборщик?!

Дело в том, что мы должны были избегать всех возможных видов дискриминации — по интеллектуальному, половому, возрастному, профессиональному и прочим признакам. Коли есть в команде один профессор, значит, должен числиться и трудяга. Опять же: вряд ли кто всерьез будет переживать за профессора, а трудяга, простая душа, соберет у экранов всех незамужних теток средних лет.

— Вот и я думаю, что никакой. Держу пари — врач, даже, возможно, специалист по гинекологии и акушерству, — каким-то непостижимым образом догадался Алекс. — Надо будет затребовать его анкету и выяснить, не пропал ли в его родном городе за неделю до вылета специалист соответствующей квалификации. Уволился по семейным обстоятельствам — и сгинул?

Конечно, мы об этом намерении честно забыли. Но пока мы сочиняли оператора-гинеколога, еще несколько претендентов проскочили незамеченными. И вот перед нами на экране возникла вся шеренга вместе с дублерами. Мало ли, а вдруг кому-нибудь при виде космочелнока дурно сделается?

— А где?… — начал было я и осекся. Алекс Свенс — личность яркая, но у него язык во рту не помещается. Если он догадается, что я кому-то покровительствовал, особенно блондинке…

— Что — где?

— Этот, как его, Роланд Лебусс.

— Да вот же, с краю!

Роланда формально отправили сражаться за королевский изумруд, а фактически он специалист по альтернативной биологии. Старые ослы поклялись не пустить на свою драгоценную Нателлу ни одного альтернативщика, но биологи не растерялись. Они еще раньше завербовали в свой фонд парочку спятивших миллиардеров. Так что Лебусс — один из тех, место для кого попросту купили.

Так вот, среди двенадцати бойцов обоего пола моей блондинки Лайзы не было. Имя звучало, а Лайзы не было!

А я точно знал, что она в двадцатке и должна мелькнуть на экране.

— Алекс, ты запись включил? — спросил я.

— Нет, но она уже есть в гипернете.

Я влез в гипернет, но сеть оказалась перегружена. Не мы одни хотели повторения сюжета. Когда я добрался до записи, геликоптер с участниками уже был вне связи. И тот факт, что позже я все-таки сумел совместить известное мне имя с неизвестным лицом, уже решительно ничего не значил.

Блондинка, кстати, потом вышла на связь и извинилась. Она хотела помочь подружке, которая сильно нуждается в деньгах. Я выругал блондинку и отключился. Потом отыскал данные этой улетевшей на игру подружки и крякнул.

Да, эта королевой не станет…

Вот почему я особенно внимательно следил за событиями. Кое-кто сообразил, что я лоббировал интересы одной участницы. Если она чего-то натворит — мне ведь еще как достанется! Оставалось надеяться, что она не станет изобретать деревянных подводных лодок и выращивать в глиняных горшках антибиотики. И если с ней по ее глупости чего случится — «комплименты» выслушивать мне.

А с виду — клуша клушей! С ней просто не может не случиться какой-нибудь неприятности.

Итак, двенадцать игроков, обработанные специалистами по гипнолингвистике, высадились на этой самой Нателле. В «достоверных» костюмах, нелепых шапках, в деревянных башмаках на босу ногу, а через плечо — переметная сума с потайным карманом, где спрятана аптечка. Других предметов нездешнего происхождения не было — их перед спуском и сканировали, и обыскивали. Вот разве что браслеты для связи, оформленные как местное народное творчество.

Эти браслеты были связаны с тридцатью зондами-невидимками, которые пожертвовала военная промышленность — опять же за рекламу. Мы разместили ее сюжеты о счастливых новобранцах и свадьбах в узком казарменном кругу.

Сценаристы додумались высадить игроков в разных местах, чтобы они не перегрызли друг другу глотки еще до начала настоящей борьбы.

Я посмотрел кадры высадки моей клуши Лайзы. Она чувствовала себя под прицелом камеры удивительно естественно. Сходила в кустики, потом одернула юбку, поправила высокий колпак на голове и бодро зашагала к ближайшему хуторку за холмом. После коротких переговоров вошла в ворота — и пропала. Но браслет молчал — значит, и опасности не было.

Жиголо-блондин Арчи хуторками не интересовался — он двинул в город. Первым включил браслет, чтобы вся замершая у экранов Галактика видела, как он шагает и песенку поет. Песенка привела нас в ужас — это были рекламные куплеты дамского нижнего белья. Но когда на дороге показался абориген, Арчи заткнулся — на это у него мозгов хватило.

Жиголо-шатен Марсель уселся на перекрестке и при появлении роскошных носилок стал корчить рожи и растирать якобы поврежденную ногу. К нему подъехал начальник конвоя, через пять минут красавчика уже грузили на носилки. Вот что значит знать свое ремесло! А ты, сынок, за что ни возьмешься, всюду у тебя крах, провал и фиаско. Великое дело — ремесло, даже самое нелепое, и скоро ты в этом убедишься.

Блондинка Айрис Дин затребовала съемку, когда к ней посреди дороги приклеился дядька в кожаных доспехах, отполированных до металлического блеска. Она всяко выделывалась и наконец позволила дядьке усадить себя на конский круп. То есть мы для простоты называли это животное «конем». А оно больше смахивало на рогатую ламу, да еще, судя по следам, когтистую.

Роланд Лебусс, как я и полагал, даже не вышел на дорогу, а остался в лесу. Он там за птицами наблюдал. И связывался с зондом для того, чтобы запечатлеть очередное перепончатокрылое — камеры-то у него не было.

Несколько суток спустя уже стало ясно, как наши бойцы устроились в так называемом королевстве. Заработал тотализатор, пошли первые драки и амурные приключения. Красавец-брюнет Рашид влип в неприятность — ему показалось, что женщина, сопровождаемая вооруженными мужчинами и закутанная в шкуры, местная графиня или герцогиня. А она была жрицей и как раз вышла на охоту за очередной жертвой. Рашид чуть не угодил на здоровенный валун с ямкой, в которую очень хорошо укладывается тело связанной жертвы, и с канавкой для стока крови. Он спасся, прыгнув в реку и проплыв метров тридцать под водой. А потом сильно расстраивался, что с перепугу не догадался активизировать камеру на зонде, такие кадры пропали! Мы, конечно, все его жалобы пустили в ближайшей передаче «Королевского изумруда», внесли сумятицу в расклады букмекеров и крепко повысили свой рейтинг.

Потом вперед вырвался фальшивый мусорщик Лео Пирл. Он первым пристроился к королевской свите — вправил вывихнутую когтистую лапу местному лохматому коню. Я так и знал, что он из медиков — больно глаза умные, а на лице написано, что любое количество алкоголя ему нипочем. Лео получил главный приз первого промежуточного этапа.

Потом гонку повел жиголо-шатен Марсель. Он стал чем-то вроде избранника королевы, только без нарушения супружеского долга. Он с ней в камушки играл, сидя на корточках посреди двора, и ее детишкам песни пел. Так у них там было принято — чтобы при богатой замужней даме молодежь состояла. Марсель поселился при дворе, получил там свою каморку и приблизился к «Королевскому изумруду», но приблизился слишком рано.

Нам требовалась длительная игра, мы заключили контракты в расчете на полтора года общегалактического времени. А он забыл об этом и поторопился подружиться сперва с королевой, потом и с королем.

37
{"b":"175565","o":1}