ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Город спал. Молча. Странная, почти абсолютная тишина. Редкое явление. От которого звон в ушах и постоянное желание оглянуться. Как будто кто-то подглядывает из-за угла. Или вон тот старый дом решил обратить на нас внимание. Или дерево не спит, ожидая неприятностей в виде уплотнительной застройки. А быть может, вон там спрятался кот, которому мы помешали поймать мышь. Стоит в темноте и тихо, но люто нас ненавидит.

Мимо снова проехала та же примечательная машина. Остановилась рядом с нами. Вышел невысокого роста мальчик-милиционер в форме паршивого вида и тихо прожевал свое звание и фамилию.

– Вы поздороваться забыли, – напомнила я, совершенно уверенная: вот они, обещанные бабкой неприятности.

Арсений заметно струхнул и соорудил дебильное лицо честного гражданина.

– Предъявите ваши документы… пожалуйста, – равнодушно сообщил милиционер, глядя куда-то в пространство.

– А по какому поводу? – науськанная папой, спросила я, прикидывая, чем эта встреча может для нас закончиться.

– Ваша внешность похожа на личность, находящуюся в розыске, – монотонной скороговоркой пробормотал мальчик в форме.

– Да вы что? А на какую личность?

– Ориентировка номер… – номер был прожеван так же, как и приветствие.

Документы были предъявлены. Изучены. Отвергнуты. Они ему откровенно не понравились. Чем именно – он не пожелал озвучить.

Из машины выбрался мальчик номер два. Однояйцевый близняшка первого произвола. И ленивой походкой приблизился к месту событий.

Пока я пыталась добиться от номера два внятного произнесения его фамилии, Арсений оказался прижат к стенке дома. Вид у него был перепуганно-заинтересованный. Типа – ну и что теперь? Арсения прохлопали по всему телу. Как выяснилось – в поисках оружия. Которое, по мнению стража правопорядка, могло оказаться в отворотах носков.

– Меня тоже трогать станете? Я активно против. Я визжать буду, – ошалев от их действий, предупредила я на всякий пожарный случай.

Тем временем мальчик номер один приветливо приобнял Арсения за плечи и начал вещать почти человеческим голосом:

– Есть подозрения, что личность, находящаяся в розыске и очень похожая на вас, торгует наркотиками. Придется проехать в отделение. Мы по закону имеем право задержать вас на три часа. А если сомнения останутся, то и на двадцать четыре часа…

– Такого не может быть! – рассердилась я.

– Это еще почему?

– Одна личность никак не может быть похожа сразу на нас обоих.

– Еще как может.

– Мы же разного пола!

– А эта опасная личность – гермафродит, – еле выговаривая явно заученное слово, выпалил мальчик номер один.

С таким убойным аргументом не поспоришь.

– Ни хрена се! – вырвалось у меня.

– А на месте разобраться никак? – проснулся Арсений.

– И что вы мне предлагаете?

– Пятьдесят рублей, – осторожно предположил Арсений, поглядывая на меня.

– Вы мне взятку даете? Вы знаете, что за это бывает? – угрожающе обозлился милиционер.

– Не-а. А как насчет ста рублей? У нас больше ничего нет. Честное слово. – Моя лепта сыграла решающую роль.

Они поверили. При ощупывании Арсения уже поняли, что он пустой.

– Ну что, согласимся на мизерную спонсорскую помощь Министерству внутренних дел? – лениво спросил номер один у напарника.

– Помощь Министерству всегда приветствуется, – согласился тот, и на этой благожелательной ноте инцидент был исчерпан.

На лицах правоохранительных органов читалась легкая скука. Она быстро сменилась острой заинтересованностью при виде подвыпившего беспечного менеджера, пытающегося сесть за руль бежевого «Рено». Дождавшись, пока он заведет двигатель и отчалит, оба стража порядка поскакали к своей машине и бросились в погоню за более достойным вложением в дело финансовой помощи МВД.

Помахивая рукой им вслед, я попыталась вообразить, как должен выглядеть гермафродит, похожий на меня и Арсения одновременно. Получалась что-то гееобразное. Непристойное. И очень смешное.

– Прав был Борька. Нельзя на концерты таскать с собой ничего ценного. Были бы мобилки, конфискнули бы не глядя. – Арсений жизнерадостно размахивал руками.

– Для Министерства внутренних дел ничего не жаль, – хихикнула я, страшно довольная, что все так нестрашно закончилось.

В этот момент прямо перед нами на асфальт грохнулся какой-то предмет. Угодив прямиком в лужу. И зашипев как змея. Мы мигом отскочили за припаркованную машину.

– А это че было-то? Хрень какая-то нездоровая. Может, менты обозлились за мелкий табош и решили нас прибить? – прошептал Арсений.

Вслед за предметом сверху плавно опустился окурок. Как падающая звезда с дурным запахом. Секунд десять спустя что-то брякнулось рядом с первым предметом.

– Четвертый, – рявкнул кто-то с небес, выматерился и громко захлопнул оконную раму.

Наступившая тишина внушала некоторую надежду на прекращение обстрела.

– Ну и дела! – Арсений осторожно выглянул из-за машины.

Посреди тротуара чернела тушка закопченного чайника, испускающая пузыри и немного вонючего дыма. У него даже ручка оплавилась от долго стояния на огне. Мы подобрались поближе. Не знаю почему, но мы оба пригибались и втягивали головы в плечи.

Рядом с чайником блестели осколки мобильника.

– Вдребезги. – Разочарование Арсения было мне понятно.

– Пошли отсюда. Пока этот придурок еще чем-нибудь не метнул.

– Алкаши проклятые! – внезапно заорали на нас в окно первого этажа.

Отворилась форточка. В которую высунулась голова, невероятно похожая на ту, что не так давно ругала кота пидарасом и с какого-то перепугу собиралась отослать его в Купчино. Но «кися-кися» голова кричать не стала.

– Ути, какой сладенький мальчик! Иди, что покажу.

Не знаю, что именно надеялся увидеть Арсений. Но явно не голую старушку, стоящую на подоконнике и приветливо распахнувшую халат. Блин, неужели и я так к старости изношусь? У Арсения на лице возникло выражение легкой паники.

– Алкаши проклятые, – похоже, у кого-то заело пластинку.

– Иди ко мне. Я не кусаюсь, – призывала эротически настроенная рухлядь.

Кто бы сомневался. Такие не кусаются. Зубодеры не зря зарплату получают.

– Сваливаем! А то хохолок простудит, не дай бог. – Я бы еще поехидничала, но бабка явно была крезанутая.

Снова где-то наверху хлопнула оконная рама.

С небес полетели горох и вроде как гречка. Неутомимый метатель чайников щедрой рукой засеивал асфальт. Горох стучал по дороге, как град. Я прикрыла голову руками. Но все равно пара зерен попала за шкирку. Не вытащить. Противно. Я стала извиваться в надежде избавиться от неудобства. И что? Эти горошины тут же провалились до самого пояса.

Мы неслись как два обосранных оленя. То есть быстро и не оглядываясь. Потом нам было смешно. Особенно, когда мы поняли, чем мог для нас обернуться артобстрел.

– Реально, по черепу чайником – сразу смерть, – пугал меня запыхавшийся Арсений.

– Кому чайником, а кому и мобилой.

– Акела промахнулся! – заорал Арсений.

В предрассветной тишине казалось, что его услышал весь город.

Мы добрались до моего дома. Успокоить родителей, а заодно и позавтракать. Жрать хотелось ужасно. Родители спали, поэтому мы на цыпочках прокрались на кухню.

– У тебя предки совсем не нервные, – удивленно заметил Арсений.

– Ага. Они считают, что мне пора быть самостоятельной. Кроме того, они сами до сих пор на рок-концерты ходят.

– Хорошо, что мы без мобильников пошли, – снова порадовался Арсений, жадно выхватывая холодную котлету с тарелки.

Так и схомячил ее неразогретую. Две другие я успела отправить в микроволновку.

– Конечно, хорошо, не то нам бы звонили постоянно. Типа – где ты, когда вернешься и все такое.

– Ты про меня? Мои предки сейчас в Чухляшке…

– В Финляндии! – нервно поправила я, ненавижу, когда страну так обзывают.

– Ну да. А бабка так и не научилась мобилкой пользоваться, – вспомнил он и требовательно прибавил: – Я еще котлету хочу!

16
{"b":"175569","o":1}