ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Принялась изучать дальше.

Более совестливые авторы советовали перво-наперво устроить проверку для выявления безбрачного венца. Типа – носи три дня серебряное кольцо на безымянном пальце левой руки, не снимая. Налей с вечера воду в стакан и метни туда это самое колечко. На следующее утро, как проснешься, нужно сразу перекреститься, а воду перелить вместе с кольцом в ковшик и вскипятить. Ничего сложного. Дальше шли пояснения – если пена сверху пойдет, значит, тебе «сделали», и тогда надо «делать» на снятие венца безбрачия.

Недолго думая, я свистнула ночью у матери серебряное кольцо, которое она забыла в ванной на полочке, и на рассвете ринулась его варить. Судя по пене, колдуны табунами практиковались в ее обезбрачивании.

– Ты что тут творишь? – Папа спросонья потягивался и зевал во весь рот.

– Кофе варю, – буркнула я, надеясь спровадить его в ванную для чистки зубов.

– А я потом, после кофе почищу. В кои веки мой ребенок решил порадовать меня завтраком…

Улучив момент, я резко выплеснула вспененный венец безбрачия в раковину. Кольцо звонко брякнулось, но я успела его схватить и здорово обожгла пальцы. Шипя от боли, сварганила по-быстрому и кофе, и горячие бутерброды. Меня даже похвалили. А колечко я обратно положила. Оно стерильное теперь – ни единого микроба – микробы от серебра дохнут быстрее, чем от кипятка. И только потом вспомнилось: перед процессом выяснения хозяйке колечка нужно было сходить в церковь и долго каяться в грехах. Вывод – у меня проблемы с запоминанием алгоритма.

– Мама, вопрос есть. – Предчувствуя ее недовольство, я мялась и не знала, как правильно начать. – У тебя грехов много?

Сказать что она удивилась – ничего не сказать. Она просто обомлела от моего интереса к ее скелетам в шкафу.

– Наверное, как у всех, – недоуменно предположила она.

– То есть много?

– Ну, давай посчитаем. Замуж вышла не сразу – мы сначала просто так жили, не расписанные.

Теперь настал мой черед удивляться. Мама хмыкнула и продолжала исповедь:

– Ничего такого – надо же было проверить, подходим мы друг другу или нет. В общем, грех прелюбодейства налицо. И еще я долго не работала – тунеядствовала, на мужниной шее сидела. А как на работу устроилась – несколько раз бумагу для принтера таскала. Для тебя, между прочим.

– Воровство, – догадалась я.

– Погоди, надо подумать… Не завидовала никому, не лжесвидетельствовала, точно – такого не было. С гордыней у меня тоже все нормально, ее просто нет. Лучше бы была.

Она задумалась. Я – тоже. Вспомнила еще раз про грехи – мама получалась типа ангела безгрешного, с парой пятен на пушистых снежно-белых крыльях. Но если пойдет в церковь – наверняка наковыряют или по списку отпустят ей все грехи оптом и в розницу. Не вдаваясь в подробности. Скорее всего, они так и поступают. А то начнешь расспрашивать да анализировать – дня не хватит. А там – очередь кающихся.

– Я один раз возжелала чужого мужа, – скромно покраснев, заявила моя частично безгрешная мать.

– Кого?

– Ну, мне один актер нравится. Мне кажется, если бы мы встретились и я бы ему понравилась, то…

Мама смущенно хихикнула и, посмотрев на меня блестящими глазами, улыбнулась.

Оставив в покое маму с ее несбыточными мечтами, я задалась самым главным вопросом: верю ли я сама в то, что у меня есть какой-то особый дар? Ответов получилось два, и оба положительные. Первый – дар есть у каждого от рождения, но его нужно развивать как можно активнее. Правильно, если сидеть на жопе ровно – у тебя будет плоский зад. Если много тренироваться – успех гарантирован.

Второй ответ был еще более оптимистичный – фонари, как и прежде, гасли при моем приближении, с приворотом тоже неплохо получилось. Ну, и самое главное – я начала чувствовать силу. И иногда она прорывалась довольно странным образом. Меня начали бояться собаки и полюбили коты. Ко мне перестали придираться учителя. На меня не нападали гопницы. Я не знала, в чем тут секрет, но мне это нравилось.

С силой нужно было что-то делать. Я решила устроить проверку. Дождалась, пока мама снова потеряет ключи от квартиры. Настроилась как надо и нашла их за пару минут. Мама была в шоке от радости. Я – тоже. Если верить, что у каждого есть призвание, то мое – что-то находить. Мне очень нравится момент находки. Особенно когда это бумажная денежка. Или мобильник. Я за три недели проверки нашла восемь штук. Правда, по каждому успели проехаться машины. Шестой был обгорелый. Кто-то поджег траву и потерял свой телефон. В общем, если б я решила практиковаться в магии находок, то хоть бюро добрых услуг открывай.

Для поднятия настроения я изредка почитывала комментарии к рекламным страничкам «потомственных колдунов». Пытаясь сообразить, как народ реагирует на заманчивые волшебные предложения. Некоторые сообщения взрывали мозг, особенно пожелания передать в оплату колдуну еду, одежду, волшебный пендель, мешок гвоздей и слегка поврежденный стеклянный шар, доставшийся от чужой бабушки. Было радостно, что в моей стране так много людей с незамутненным чувством юмора.

Среди просьб на первом месте оказались приворот любимых и деньги. Спрашивали, как у колдуна с гарантией. Большинство, судя по письмам, уже обращались к магам разного пошиба и уперто требовали обслужить их по фотке в Инете за бесплатно, иначе они не поверят в способности.

В общем, я так поняла – люди готовы платить за результат, а не за психологическую консультацию. В этом мои соотечественники масштабно отличались от прочих цивилизованных жителей Земли. Те с радостью отвалят кучу деньжищ именно за психологическую помощь. Вывод напрашивался сам собой: мы недалеко ушли по разуму от туземца крошечного племени в дебрях Амазонки. Который верит колдунам, а психологами ужинает и завтракает без зазрения совести.

– Зачем тебе это нужно? – брезгливо отобрав у меня очередную книжку, спрашивала мама.

– Зачем тебе это нужно? – заглядывая в том Папюса, спрашивал Арсений.

Я попробовала ему объяснить, но получилось на уровне «почему? да потому!». Он был не в настроении, наверное, с левой ноги встал. Кстати говоря, странная поговорка – почему именно с левой вставать не следует? Пока я ломала голову над преимуществами правой ноги перед левой, Арсений принялся издеваться, вроде бы в шутку, но обидно. Я психанула. Он тоже. Короче, мы разругались, устроив громкую развлекаловку всему классу. Перестали разговаривать. Игнорировали друг друга изо всех сил, а за нами следили все одноклассники. С жадным интересом. Они даже успели придумать романтическую историю в стиле «тили-тили-тесто».

Что характерно, нас никто не пытался помирить. От их плоских шуток вяли уши – Поттер втрескался в ведьму. С ума сойти, какой офигенно тонкий юмор! А сочувствия – ноль. Обидно это, между прочим. Вырисовывалась дурацкая картина – пожаловаться на судьбу было абсолютно некому.

Больше всего задевало, что Арсений и не пытался помириться. Он переживал, мрачный такой ходил, но даже слова не сказал. А потом начались летние каникулы, и меня услали на дачу. Поправлять здоровье и жариться под солнцем.

Не на ту напали! Дура я какая – загорать. Я – почти ведьма. Пока потенциальная, но все-таки надо и внешне соответствовать. Но как бы я ни пряталась, все равно стала поджаристой. Вот так всегда – придумаешь принцип, а потом на велике покататься захочется. И загар сам пристанет, как последняя сволочь. Каталась по полям и лесам чуть ли не днями, а сама все думала. То про Арсения, с которым неплохо бы помириться, вдруг он по мне скучает? Про магию тоже думала. Но в основном восхищалась невероятно красивыми пейзажами, которых тут было навалом.

Кроме обычного ассортимента деревенских радостей типа парного молока, сбора ягод и грибов, рыбалки и купания, я обнаружила кое-что интересное. А точнее – настоящую знахарку. Она людей лечила от всевозможных болячек. И у нее получалось! Втереться в доверие удалось без всякого обмана. Знахарка каждый день приходила на понтонный мост ловить рыбу. Ну, и я там была.

7
{"b":"175569","o":1}