ЛитМир - Электронная Библиотека

Я поднял глаза на Баффла.

— Как вы это проделали? — спросил я.

Он весело хмыкнул, и я снова почувствовал себя насекомым.

— Зеркалами.

— Что это, черт возьми, за ответ? — обозлился я.

— Каков вопрос, таков ответ. Вы платите, я показываю — и оно того стоит, не так ли? Каждого истраченного цента.

Я вытащил пятерку и положил на прилавок.

— О’кей. Итак, каким образом вы это проделали?

— Прошу прощения, мастер Силвер, — ответил он, отодвигая банкноту, — но я никогда не даю двух ответов на один и тот же вопрос.

— А что еще у вас есть? — не выдержал Мори.

— Говорю же: все, что угодно. Где-то тут моя коллекция Мориса Голда… А, вот онаОн дотянулся до верхней полки, схватил какие-то ноты и показал нам.

— Песня, которую вы так и не сочинили.

За нотами появилась книга.

— Роман, который вы так и не написали.

Выражение бесконечной печали омрачило его лицо, когда он вытащил снимок маленького мальчика:

— Внук, которого у вас никогда не было.

— Он очень похож на Марка, — выдохнул Мори. Марк был его сыном, убитым во Вьетнаме. — Кто это?..

— Я только что сказал вам.

— Но у меня не было внука— Знаю, — кивнул Баффл. — Поэтому и снимок никогда не существовал.

Он дунул на фотографию, и она тут же исчезла.

— А я думал, сегодня вы не собираетесь показывать фокусы, —

бросил я.

— Я и не показываю. Фокусы — это для детей.

— В таком случае, как вы назовете то, что продемонстрировали?

Он ткнул пальцем в сторону трех мутных стеклянных кувшинов.

— Надежды. Мечты. Сожаления.

— Нет, серьезно, как вам это удается? — настаивал я.

— Серьезно? — повторил он, изогнув бровь и, казалось, глядя прямо сквозь меня, в какую-то непонятную точку, которую никто не должен видеть.

— Берем две неплохо прожитые, но ничем не выдающиеся жизни, перемешиваем вместе с тем, что могло быть, и с тем, чего никогда не случилось, слегка спрыскиваем оптимизмом юности и цинизмом зрелости, добавляем несколько капель триумфа и чашку неудач, разогреваем печь давно угасшей страстью, посыпаем крохотной щепоткой мудрости — и готово. — Он улыбнулся, крайне довольный своим объяснением. — Срабатывает безотказно.

Он вел себя как типичный торговец. Заговаривал зубы клиентам в надежде всучить подмоченный товар. Но Мори жадно впитывал каждое слово. Глаза сияли, лицо раскраснелось: он снова был одиннадцатилетним мальчишкой, ожидавшим от Баффла всяческих чудес.

— Терпеть не могу торопить клиентов, — заметил Баффл, — но уже почти пора кормить банши note 19и горгону.

— А нельзя ли нам на них взглянуть? — вскинулся Мори.

— Подозреваю, что они покажутся вам обычными кошками.

— А всем остальным? — не отступал я.

— Это зависит от того, сумеет ли человек разглядеть за внешним обликом истинную сущность вещей.

— Вы всегда так ловко уворачиваетесь от прямых ответов? — не выдержал я, раздраженный тем, что после всех этих лет ему по-прежнему удавалось мистифицировать меня. Мой разум подсказывал: все это фокусы. Но что-то еще продолжало настойчиво шептать: вот оно, истинное волшебство— Нет, мастер Силвер, — ответил он. — Но и вам не всегда так легко давались саркастические вопросы.

— В некоторых кругах сарказм считается признаком интеллекта, — парировал я.

— Но здесь нет «кругов», мастер Силвер. Вы просто не умеете вывернуть наизнанку мир.

И тут Мори застонал. Обернувшись, я увидел, что тело его скручено невыносимой болью. Я вытащил из его кармана пару таблеток и сунул ему в рот. Подождал минуту, прежде чем спросить:

— Помогло?

— Не слишком, — поморщился он. — На этот раз совсем худо, Нейт…

— Я немедленно везу тебя домой— Да. Думаю, так будет лучше.

Но тут Аластер Баффл внезапно очутился между нами и дверью.

— Я только хотел сказать, как был рад снова увидеть старых друзей. И в будущем надеюсь встретиться с вами вновь, — объявил он.

— На вашем месте я бы не очень на это рассчитывал, — буркнул я.

— Думаю, это наш последний выход в свет, если учесть все обстоятельства.

— В таком случае позвольте хотя бы пожать вам руку на прощанье— воскликнул он, схватив меня за руку. — И вашу, мастер Голд.

Мори перепугался до смерти: он ненавидел всяческие прикосновения, когда корчился от очередного приступа боли, и я выступил вперед, чтобы помешать Баффлу сжать его ладонь. Но тот осторожно отодвинул меня, — я говорю «осторожно», потому что он, похоже, вообще не применил силы, но у меня было такое чувство, будто он и слона отпихнул бы с такой же легкостью, — и широко улыбнулся Мори:

— Не бойтесь, мастер Голд, я буду очень осторожен.

Он шагнул вперед и бережно взял костлявую, изувеченную и искореженную артритом руку Мори. Я видел, как иногда то же самое проделывали медсестры. Мори при этом обычно вопит, а чаще всего просто теряет сознание. Но на этот раз он не вскрикнул, не упал в обморок, даже не застонал. Просто уставился на Баффла с необычным выражением — словно снова смотрел свое первое волшебное шоу, а мир был еще молод и полон бесконечных обещаний.

Я проводил его на улицу и поймал очередное такси. Обернувшись, чтобы помочь ему вскарабкаться на заднее сиденье, я увидел, что Мори стоит прямо, не опираясь на трость. Мало того, он поднял руку и сжимал пальцы снова и снова, не веря собственным глазам.

У меня накопилась куча вопросов к Аластеру Баффлу, но я вдруг услышал, как щелкнула дверь, и, обернувшись, увидел, что он уже вешает табличку «Перерыв на обед».

С Мори произошла метаморфоза. Абсолютно невероятная. В ту ночь он отказался от болеутоляющих, а назавтра стал тасовать карточную колоду, чего не мог делать много лет. Доктора заявили, что это почти чудо: мол, иногда артрит дает ремиссию, но чтобы так быстро и до такой степени… Мори вежливо выслушал их, а когда мы остались одни, сказал мне: у него нет ни малейших сомнений, что все это дело рук Аластера Баффла.

Он продал пару акций, которые берег неизвестно для чего, и на следующей неделе мы снова отправились в Лавку чудес.

— Добро пожаловать, мои когда-то юные друзья, — приветствовал Баффл, когда мы вошли в магазинчик. — Что показать вам, джентльмены, на этот раз?

— Все, что хотите! — ответил Мори.

— Дайте подумать, — протянул Баффл. — А! Вот оно! Именно то, что нужноОн вышел в заднюю комнату и через минуту вернулся с маленькой белой лабораторной мышкой в огромной клетке, которая больше подошла бы для шестидесятифунтового пса.

— Вертящийся дьявол с Нептуна! — объявил он. — Одно из редчайших созданий в Солнечной системе, если не в Галактике.

— Ну да, конечно, — скучающе бросил я.

— Вы в этом сомневаетесь? — спросил он тоном кота, играющего с мышкой, причем мышкой был я.

— Разумеется, сомневаюсь.

— О, вы, Фома неверующий! Что вас так беспокоит?

— Если не считать внешнего вида? А он дышит?

— Разумеется, — заверил Баффл. — А почему вы спрашиваете, мастер Силвер?

— Потому что Нептун — газовый гигант, где нет кислорода.

— В самом деле? — искренне удивился Баффл.

— В самом деле, — подтвердил я.

Баффл пожал плечами.

— Ну… мне сказали, что он с Нептуна, но с таким же успехом это мог быть Поллукс IV.

— Чушь! — взорвался я. — Эта белая мышь из зоомагазина за углом.

— Если вы так считаете, мастер Силвер… — пожал плечами Баффл и, внезапно наклонившись над клеткой, крикнул: — Бу-у-уМышь в мгновение ока превратилась во что-то рыжеватое, пятидесятифунтовое, рычащее, вращающееся по кругу и хлопающее двумя парами рудиментарных крыльев.

— Какого черта?! — взвился я. — Что это за пакость?

— Я уже сказал, — отозвался Баффл с самодовольной ухмылкой.

— Вы живете в изменяющейся Вселенной, мастер Силвер. Никогда не считайте, будто все меняется в одном и том же ритме и одновременно.

Он показал Мори Вертящегося дьявола и отнес клетку в заднюю комнату.

— Этот парень — сумасшедший и крайне опасный, — прошептал я Мори. — Давай выбираться отсюда, ко всем чертям.

14
{"b":"175570","o":1}