ЛитМир - Электронная Библиотека

— По заданию проекта «Виртуальный город». Что-нибудь слышала о таком?

Быть может, она там даже прогуливалась.

— Энни мне говорила, — сообщила Пэм. Энни — это, должно быть, ее Помощница. — Она так рада снова пообщаться с Джинни.

— Да, Джинни тоже в полном восторге. — Я бросил на Пэм подозрительный взгляд. Она ведь жила гораздо позже меня. — Думаю, ты могла бы мне рассказать, что вышло из проекта.

Она ухмыльнулась в ответ:

— Могла бы. Но не буду.

Хотя темпоральным интервентам известно будущее других ТИ, им запрещено делиться подобной информацией. Хотя я знавал ТИ, которые нарушали данное правило — чтобы помочь или помешать другому ТИ.

— Надеюсь, твоя улыбка означает, что ничего серьезного со мной не произошло.

Пэм отвела глаза и принялась разглядывать окружающие дома.

— Серьезного? Не знаю. Опасного для жизни — нет, об этом я ничего не слышала.

Загадочно, если не сказать хуже, но, похоже, Пэм не собиралась вдаваться в детали, и я не имел права настаивать.

— Так что привело столь симпатичную девушку в такое место и время?

— Бостон сейчас битком набит симпатичными девушками, — ответила Пэм.

— Только не доки.

— Ну, не знаю. Я ведь не моряк.

— У тебя что, Вмешательство, о котором ты не имеешь права рассказывать?

Она покачала головой.

— Нет. Сбор данных. Мне нужно быть в Лексингтоне послезавтра.

— Послезавтра? Девятнадцатого? Это же тот самый день, когда…—

Я смерил ее откровенно скептическим взглядом. — Говоришь, сбор данных? Да в Лексингтоне 19 апреля 1775-го больше жучков, чем москитов в лесах Амазонки! Неужели там осталось нечто такое, что даже к твоему времени еще не записали?

Пэм кивнула:

— Выстрел.

— Выстрел?

— Да, выстрел.

До меня наконец дошло. Выстрел, прогремевший на весь мир. Противостояние двух сил, американских колонистов и британской армии, и тем, и другим дан приказ: не открывать огонь первыми. Откуда-то раздается выстрел, и обе стороны начинают палить друг в друга. Таково начало американской революции. Но кто же сделал тот первый выстрел?

— Что, неужели этого стрелка все еще не нашли?

— Не-а. — Пэм развела руками. — Выстрел не мог раздаться ни с той, ни с другой стороны. Ученые пробовали сделать тригонометрическую съемку, но звук отражается каким-то странным образом. Они не могут привязать его ни к одному конкретному окну, двери, открытому пространству. Согласно звуковому анализу, пользовались огнестрельным оружием, но каким именно — непонятно. Так же неизвестно, к какому времени оно относится. Так что я собираюсь установить еще больше аппаратуры, чтобы попытаться точно выяснить место выстрела и отыскать того, кто за него в ответе… А в чем дело? — спросила она, заметив выражение моего лица.

— Пэм, Лексингтон здесь и сейчас битком набит ТИ и психами из полудюжины веков. Они здесь буквально кишмя кишат. Я просто беспокоюсь.

Она улыбнулась.

— За меня? Мы же вместе спасли Лондон, помнишь? Я уже большая девочка. К тому же плохие парни не знают, что у меня с собой имеется тяжелая артиллерия. — Пэм тряхнула рукой, слегка повернула кисть, и у нее на ладони блеснул пистолет — сплошь плавные изгибы, прекрасный и смертельно опасный. Я вдруг подумал, что это определение в некотором смысле подходит и самой Пэм. Тут она снова повела рукой, и оружие исчезло. — Но все равно, спасибо за беспокойство.

— Просто я тут недавно встретил одного психа, — сказал я. — Какого-то чванливого британца, который обозвал меня «янки». Он чтото замышляет.

Пэм покачала головой.

— Ты про такого, как этот? — Она поглядела туда, где прогуливался моряк в мундире капитана. — Или как эта? — Она кивнула на элегантную даму в платье, которое в этом здесь и сейчас, вероятно, стоило немалых денег. — У всех у них есть прыжковый механизм. И, наверное, кто-то из них позаботится о твоем британце.

— Надеюсь. Клянусь, он бы набросился на меня, если бы мы оказались одни. А ты могла бы выследить его с такого расстояния?

Пэм явилась из более позднего будущего, и, соответственно, у ее Помощницы были иные возможности.

— Ага. — Она помолчала. — Слушай, как тебе не стыдно! Ни разу не появился в моем времени, чтобы со мной повидаться— Я не мог собрать столько денег. — Совершить прыжок во времени ради одного-единственного свидания — это была роскошь, которую мог себе позволить только сумасшедший богач. Хотя, если честно, я пытался разузнать, нельзя ли это устроить. — За последнее время надо мной глумилось немало специалистов по займам. Так что я очень рад нашей случайной встрече.

Пэм одарила меня новой улыбкой, и я понял: ее Помощница только что проанализировала мои физиологические реакции и сообщила хозяйке, что я сказал правду. Иногда это меня раздражает, но сейчас я был даже рад, что у Пэм не возникло никаких сомнений.

— У нас то же самое. И я не могу себе позволить прыжок в твое время по собственной воле.

— Она не лжет, — сообщила Джинни.

— Без тебя знаю.

Пэм не стала бы мне лгать. Я сверился с внутренней картой.

— Мне сегодня нужно пройти еще около километра, а потом придется искать место для ночлега. Мои клиенты не хотят, чтобы я шатался по улицам в сумерках среди британских солдат, высматривающих подозрительных колонистов. А ты уже свободна?

— Конечно.

Она улыбнулась той самой улыбкой, которую я запомнил с нашей первой встречи в Лондоне, и мы вместе зашагали дальше, болтая о том, о сем и обо всем. Заносчивый британец, который за мной следил, больше не попадался на глаза, так что я перестал о нем думать и наслаждался обществом Пэм.

* * *

Пэм привела меня на постоялый двор, где поселилась сама.

— Как тебе удалось получить отдельную комнату? — изумился я.

— Она крошечная, и я заплатила за нее бешеные деньги. Но сам понимаешь: я просто не могла бы делить ее с кем-то еще, — вздохнула она, когда мы вошли в прокуренный полумрак общего зала. Пылающий очаг давал больше света, чем расставленные по залу светильники.

Почти за всеми столиками сидели мужчины и с самыми серьезными лицами, попыхивая трубками, спорили о политике. Джинни немедленно принялась очищать мои легкие от табачного дыма, одновременно подавляя желание чихнуть и уменьшая жжение в глазах, чтобы они не слезились. Хороший Помощник никогда не подведет.

— Хочешь чего-нибудь выпить? — предложила Пэм.

— А как здесь пиво?

— Неплохое. И довольно безопасное. А флип ты когда-нибудь пробовал?

— Нет. А надо?

Пэм снова усмехнулась и сделала знак служанке. Один из щекотливых моментов в работе ТИ — это то, что тебя обслуживает настоящая прислуга. Эта девица, например, явно знавала времена и получше, а может, просто сегодня выдался тяжелый день, однако Пэм она игриво улыбнулась — должно быть, сквозь завесу табачного дыма та показалась ей симпатичным юношей.

— Два флипа, — заказала Пэм.

Я скептически наблюдал за тем, как женщина разбила в большую кружку три яйца, добавила несколько разнокалиберных кусков коричневого сахара, плеснула туда же пару рюмок рома и бренди, энергично взбила это месиво, после чего доверху долила кружку пивом. Подтащив ее к камину, она выдернула из огня горячую кочергу и на несколько мгновений погрузила в кружку, пока не поднялась пена, а затем принесла к нашему столику этот, с позволения сказать, «коктейль» и улыбнулась Пэм.

После этого она проделала всю эту процедуру еще раз и притащила вторую кружку мне, хотя улыбка вновь предназначалась Пэм.

Я осторожно попробовал.

— Насколько это опасно?

— Не очень, если, конечно, у тебя современные фильтры и расторопный Помощник. — И Пэм сделала приличный глоток.

Я глянул на служанку, облокотившуюся о барную стойку.

— Представляешь, как была бы разочарована эта женщина, если бы заглянула тебе под плащ— Да, я такая, — легкомысленно согласилась Пэм. — Разбиваю сердца везде и всюду. Хотя обычно они мужские.

3
{"b":"175570","o":1}