ЛитМир - Электронная Библиотека

Лиза догадалась первой.

— Сундук с золотом? — воскликнула она радостно. — Ни фига— Кыш отсюда, кыш! — закричал я. — Я вас знаю — вы со своими ключами пришли! Кыш! Мой сундук! Я сам его закрыл и закопал! Умные! Думают, пришли свеженькие на готовенькоеИ я заслонил сундучок собой, но золотые лучи проходили сквозь меня, они были настолько плотные, что я спиной ощущал их толчки.

— Уйди, козел! — приказал Бурый.

Я не мог уйти. Я, напротив, собрался с силами и приказал сундучку сгинуть. Но он только едва-едва потускнел.

Мне нужно было выпроводить из головы мысль о золоте.

Но мысль была больше моей бедной головы! Я впал в отчаяние. Я не знал, чем отвлечь себя от своей главной мысли, которая поддерживала во мне внетелесную жизнь триста восемьдесят лет. И вдруг я увидел, что Лиза идет ко мне так… так, как женщина идет к мужчине…

Она оценила мое золото и безмолвно требовала, чтобы я оценил ее красоту.

Это была моя единственная надежда — и я ответил на ее взгляд, прекрасно понимая, что нужен ей не я, а драгоценный ключик… она уже любила мои талеры, она уже была счастлива тем, что может стать их вечным стражем…

Но если так — как же я?.. Сундучку двух стражей не нужноМеж тем Бурый полез в карман.

— Гоните его, гоните! — закричала Лиза. — У него там отмычкаОна уже охраняла от него сундучок! Она уже считала сундучок своим.

— Убирайтесь оба! — приказал я.

— Гоните его, он тут ни при чем! Это он меня убил, сволочь— Сама хороша, сучка мелкая! — огрызнулся Бурый и достал из кармана изогнутую железку.

— Не пущу! — твердо сказал я. — Не вы эти талеры собирали, один к одному, один к одному!.. Вот тут будете сидеть, в углу, оба! Не пущу! Какого черта вы здесь подохли? Могли же на улицу уползти! Вот теперь и будете тут сидеть до конца света! В углу… ни шагу вправо, ни шагу влево…

— Дурак! — разозлилась Лиза. — Что ты мне сделаешь?

— Не знаю— ПустиОна кинулась к сундучку, и тут он стал меркнуть. Она запустила руки в стену, она пыталась ухватиться за крышку — но крышка захлопнулась.

— Он там, я же знаю, он там! — кричала Лиза, шаря наугад в стене. Я схватил ее за плечо и отбросил.

— Не тронь, не твое— Сволочь— Чмо болотное! — сказал мне Бурый. — Ща я тут разберусь…

Желание во внетелесном мире часто обретает плоть — вот у меня в руке и появилась тяжелая булава, утыканная шипами. Я замахнулся, он отскочил. Лиза, которую я невольно отпустил, опять кинулась к гаснущему сундучку. Я ударил булавой сперва Лизу, потом Бурого, оба упали. Но я не первый день пребывал во внетелесном облике.

И потому знал — несколько минут спустя оба поднимутся и полезут к моему сундучку, как ни в чем не бывало.

Ад, ад… а я-то радовался, что избежал ада…

Тишина, воцарившаяся в подвале, была пронизана тонким звоном.

Лиза опомнилась первой и, приподнявшись на локте, уставилась на дверь.

— Сашка… — прошептала она.

На пороге появился крупный молодой мужчина с черным кейсом, бледный и сосредоточенный. Не обращая на нас внимания, он двинулся прямиком к моей дуре, которая все это время сидела возле трупа Бурого, глядя ему в лицо и плохо понимая, что вокруг нее творится.

— Вызывали? — спросил мужчина громко, но отрешенно, как полагается покойнику.

Дура моя повернулась на голос и молча помотала головой. Она даже не поняла, что прибыл долгожданный выходец с того света.

— Тут, в кейсе, семьсот тысяч, — сказал мужчина. — Пока не избавлюсь — не успокоюсь. Я над своей могилой являлся, только туда никто не ходит, бесполезно. Кейс в финской бане спрятан, у Петровича…

— Сашка, Сашенька… — позвала Лиза. — Ты мне отдай, мне…

Я вздохнул. Мы можем отдавать деньги и сокровища только живым. Таков закон. Она его еще не знала, а Саша уже знал. Поэтому он даже не взглянул на Лизу. Увы — во внетелесном состоянии мы знаем о ближних слишком много…

— Там за шкафом щель есть, только снизу доставать нужно, сбоку не получится, сбоку даже не видно, — объяснил он. — Поезжай, скажи — от Сашки Слона, он пустит.

Дура моя отмахнулась от него и опять уставилась в мертвое лицо любовника.

— Тебе что, деньги не нужны? — спросил несколько удивленный Саша. — Семьсот тысяч. Хоть ты возьми.

— Уйди, сгинь, ничего больше не хочу— Ну и дура…

— Пускай дура. Не хочу — и все тутЯ вздохнул. Мне хотелось, чтобы она взяла этот кейс оттуда, где его спрятали, и попыталась жить по-человечески, а не валяла дурака, перерядившись в госпожу Николь. Деньги идут к деньгам — она могла пустить их в оборот, умножить, возвести в квадрат и куб! То, что она дура, не помеха — деньги сами прекрасно умеют размножаться, если ты им доверишься… Я доверился — и у меня теперь есть мой сундучок, он мой навеки, я сумею его защитить! Это будет ад, но ничего, я привыкну…

— А чего хочешь? — разумно спросил мужчина.

— Ну, не знаю… Чтобы все по-хорошему… Чтобы работа, как у людей, чтобы Анька моя школу окончила, чтобы замуж вышла… и я тоже… Чтобы без долгов жить… Чтобы все по-человечески!..

Некоторое время оба молчали.

— Сделай милость, освободи меня… Не могу больше… Избавь меня от этих денег…

— Нет, нет, нет…

Она заткнула уши.

— Ты думаешь, деньги что-то значат при жизни? — спросил он. —

Потом они значат гораздо больше. Этот кейс при жизни весил где-то три кило. Сейчас он весит три тонны. Я не хочу сторожить его. Я хочу от него избавиться. Он тянет меня вниз. Освободи меня, слышишь?

О Господи, подумал я, нашел из-за чего мучаться! Вниз его тянетА чем плохо внизу, если рядом твои денежки? Буду просто лежать, обхватив сундучок…

— Нет, нет, нет… — твердила моя дура. — При чем тут я? Сгинь, рассыпься— Сгинуть-то нетрудно. Я не хотел денег. Я хотел, чтобы у меня все было. А получилось, что у меня только эти деньги. И ничего больше. Освободи меня…

Но она ничего не ответила. Она молча смотрела на покойника, уверенная, что, будь он жив, все бы прекрасно сложилось и без денег.

Дура, чего с нее взять…

И тут появился дед. Все это время он стоял в углу и молчал. Но вот решил, что пора бы и заговорить.

— Ступай, откуда пришел, — приказал он Саше. — Тут тебе не быть…

Это опасные слова. Ими изгоняют сущности. Знал дед или не знал продолжение заклятия, я не понял. Но он протянул руку — и Саша отступил.

— Тут людей лечат. Я по записи, — сказал дед. — У меня дырка —

вот, сифонит.

— Жаль, а я думал, мне тут помогут…

Саша повернулся и медленно, беззвучно вышел.

— Сашка! — крикнула вслед Лиза. Она уже совсем оправилась, и я поудобнее взял булаву.

Дед подошел к моей дуре.

— Ни в одной поликлинике лечить не хотят. С утра еще не так, а к обеду уже вовсю сифонит. Ты мне порчу снять обещала. Ну-ка, вставай, вставай. Пациент пришел. Меня лечить надо. Я не хуже любого другого заплачу. Вставай, вставай, вставай…

— Я не умею, — жалобно сказала она. — Я вообще ничего не умею.

Я просто дура…

— Дура не дура — а жить как-то надо. С меня вот порчу снимешь, кому-то жениха приворожишь, так и будешь понемножку жить… Давай, вставай, пациент пришел… работать надо…

Бурый сел, потер лоб. Мои вечные постояльцы готовились к новой атаке на незримый сундучок. Ад, ад… но я справлюсь!.. Если бы у меня было сердце — оно разорвалось бы сейчас от ярости. Это мое золото! Я буду защищать его днем и ночьюДура же послушно встала, установила деда посреди салона и начала вокруг него ходить, выкликая заговор:

— Червяк в земле, камень в золе, лицо в зеркале! Яйцо в гнезде, крест на стене, порча не на мне, Божьей рабе Марье, не на рабе…

Клиент, как вас по имени?

— Вла-ди-лен. Владимир Ильич Ленин.

— Порча не на мне, рабе Владилене, не в его руках, не в его ногах, не в головах, не на груди, не спереди, не сзади. Не он отпет, не в нем сто бед, нет в нем лиха, у покойного в сердце тихо… у покойного в сердце тихо… у покойного в сердце тихо…

Дэвид Хилл. ТЯЖЕЛЫЙ СЛУЧАЙ ГРИППА

31
{"b":"175570","o":1}