ЛитМир - Электронная Библиотека

— Команда принята. Реакторы выведены на двадцать мегаватт.

Полная тяга через две секунды, одну, зажигание… Бессмысленная команда проигнорирована.

Виктор напрягся — корабль с максимальным ускорением рванулся прочь от облака кипящего термоядерного топлива.

— Все, что я могу сказать: надеюсь, моя задумка сработает. На каком расстоянии перед собой эта штука способна обнаружить выброс облака? Наверняка лишь за долю секунды перед столкновением. А успеет ли она выключить воронку?.. Да о чем я вообще болтаю? Конечно, все сработает. Иначе зачем я здесь нахожусь? Уж я не промахнусь.

Эй, бог, если ты слушаешь и если пустишь меня в рай, то меня там должна ждать тысяча девственниц. А если ты пошлешь меня в ад, то сатана еще пожалеет, что ему поклонялись те, кто запустил эту штуковину. Я для него приготовил кое-что гораздо…

* * *

Запись оборвалась.

— После этого его передачу заглушил радиошум. — Айсмен нажал кнопку голографического проектора в баре. — А вот что произошло несколько секунд спустя. Помните, как мы прикидывали возможную длину воронки? Но из-за релятивистской скорости она ужалась до почти плоского диска. Больше похоже на космическую мухобойку, верно? Все наверняка кончилось быстро. Большую часть своей боли он уже пережил заранее.

Смотрите дальше. Видите, мне пришлось быстро переключать телескопы, потому что излучения обрели красное смещение, когда объект промчался мимо. Насколько я могу судить, он промахнулся всего примерно на два километра от корпуса. Точность прицеливания абсолютно потрясающая. Вы видите вспышку в ядре, но еще не очевидно, что случилось нечто полезное. Я немного ускорю воспроизведение.

Теперь вы видите, как схлопывается поле воронки, а ядро объекта начинает разваливаться. На вид здесь три крупных обломка, шесть поменьше и облако мелочи. Мощность взрыва оказалась намного больше, чем мы думали — вероятно, потому что большие магниты, которые Виктор обнаружил, накопили в себе энергетический эквивалент в несколько гигатонн, и они разрушились с той же стороны, где взорвался дейтерий. Траектория изменилась всего лишь на тысячную градуса, но этого вполне достаточно, чтобы большие обломки пролетели мимо Солнца.

Фрости качнул свой бокал и насладился ароматом лучшего коньяка в баре Айсмена:

— Есть идеи насчет того, что будет с внутренней системой? К ним все еще летит чертова куча обломков почти со скоростью света. Кусочек размером с горошину при столкновении рванет не хуже ядерного заряда.

Айс кивнул:

— Это точно. Но в Солнце угодит очень мало обломков, и он сумел отвести значительную часть от Земли. Всем в системе придется хреново, тут сомнений нет, но большинство все же выживет. Не пройдет и недели, как мы всё узнаем…

Красти пригладил свои длинные светлые волосы, встал со стула возле стойки бара и заговорил:

— Мы сейчас посмотрели и прослушали его записи, и мне хочется, чтобы мы кое о чем договорились. Предлагаю вырезать из них всё, кроме нескольких избранных цитат, и отдать прессе только хорошие фрагменты. В этих записях слишком много личной информации. Совершенно очевидно, что парень долго колебался, пока не принял решение. Что ж, я тоже могу признаться, что испытал облегчение пополам с виной, когда Досмотрщик сообщил, что я слишком далеко и не успею что-либо предпринять. Быть бесстрашным — попросту глупо. Но не надо смешивать бесстрашие с храбростью. И никто не скажет, что ему понравился бы такой выбор. Готов поспорить, что Пит до сих пор не с нами именно потому, что его гложет вина: он не мог помочь.

Рокхаунд покачал головой:

— А вот я бы не вынес, если бы на меня оказалась нацелена камера. Мне было бы настолько стыдно за свои чувства, что я ни за что не сохранил бы их в записи… Я нажал кнопку, чтобы опустошить свои баки, проклиная невезение и дрожа, как лист, и у меня возникла та же проблема, что и у Виктора. Как только жидкий дейтерий в баках закипел, температура упала, дейтерий замерз и давления не стало. Эти баки попросту не рассчитаны на быстрое опорожнение. Я потратил кучу времени, пытаясь решить проблему, а потом до меня дошло, что я ведь не нахожусь на пути объекта. И тогда я заплакал — и потому, что потерпел неудачу, и от облегчения… Что там говорят о запахе страха?

Так вот, поверьте — он есть! Мне пришлось выбросить тот комбинезон.

— Все вы, ребята, перевозили дейтерий. — Досмотрщик угрюмо покрутил свой бокал. — А у меня было только инертное вещество для электрического тягового двигателя. Я мог бы выйти на позицию, да толку, наверное, от этого не было бы никакого. Но все парни во внутренней системе так поступили. Почему я этого не сделал? Желания-то у меня было столько, что я даже всех вас уговорил.

— А я скажу, почему сама этого не сделала, — призналась Вайолет.

— Перед собой я оправдалась тем, что не успею выйти в точку перехвата… но если честно, то могла бы успеть. Правда, я не смогла бы там остановиться… и точно прицелиться тоже вряд ли сумела бы… но могла хотя бы попытаться выпустить свой запас дейтерия вовремя. Но я слишком долго колебалась, поскольку все время помнила, что у меня есть оправдание: ведь я могла оказаться единственной женщиной, если бы мы потерпели неудачу. Я и мои сморщенные яйцеклетки… Я уже прабабушка, и очередное поколение в пути. У меня двое детей, пятеро внуков примерно возраста Виктора, а у внуков еще девять детей. Мне бы следовало думать о том, как их защитить.

— У тебя была та же проблема: ты не смогла бы достаточно быстро сбросить груз дейтерия, — отметил Рокхаунд.

— Мне следовало умереть, пытаясь это сделать, — заявила Вайолет, уставившись в свой бокал.

Фрости покачал головой:

— Ребята, вы что, так ничего и не поняли? Допустим, ты, Досмотрщик, сумел бы оказаться на пути того корабля, и он промчался бы сквозь тебя. Чего бы ты этим добился?

Досмотрщик открыл рот, чтобы ответить, но Фрости остановил его, подняв руку:

— Заткнись и выслушай правду. Ты бы, скорее всего, сшиб какуюнибудь важную штуковину в оборудовании, которое создавало воронку, и та не засосала бы порцию дейтерия, запущенную Виктором. Корабль все равно угодил бы в Солнце, но теперь уже никто бы не увидел, как он приближается, поэтому более поздние попытки его остановить провалились бы. А ты, Вайолет, наверное, вызвала бы у корабля своим дейтерием нечто вроде отрыжки — и только спровоцировала бы отключение воронки. С тем же результатом.

— Но у меня был неплохой шанс… — запротестовал Рокхаунд.

— Заткнись, дурак! — рявкнул Фрости. — Ты находился с неправильной стороны, всего лишь с половинным грузом дейтерия, понятия не имея, как его сбросить, и, готов поспорить, с наспех отремонтированным телескопом. Ты наверняка оказался бы настолько далеко от центра, что заряд плотного газа вызвал бы локальную перегрузку воронки и не был бы уловлен и втянут. Не говоря уж о том, какого рода проблему ты бы вызвал. Нет уж, никто из вас не должен был остановить тот корабль. Этого не было в плане.

Вайолет приподняла бровь:

— Черт побери, Фрости, ты что, в религию ударился?

— Хороший вопрос. — Фрости вздохнул. — С тот момента, когда Досмотрщик предложил идею с выпуском дейтерия, я рассматривал проблему захвата воронкой такого количества газа сразу. И пришел к выводу, что смысла в этом нет никакого. Да, Виктор затолкал свой дейтерий прямо кораблю в глотку, именно туда, где поле воронки самое сильное. Но она сожрала сотню тонн примерно за микросекунду, а не килограмм в секунду, как была спроектирована. И я не понимаю, почему облако газа попросту не пролетело сквозь поле. Я прикинул, какова должна быть напряженность поля, сколько энергии оно должно хранить, релятивистские эффекты… и результат никак не сходится. Впечатление такое, что воронка была изготовлена из алмазного волокна или чего-то подобного. Или ее удерживало нечто иное.

Но в одном я уверен: в самом конце Виктор был четко убежден, что его замысел обязательно сработает. А кто из вас может сказать, что отправился бы на перехват с такой же убежденностью?

59
{"b":"175570","o":1}