ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я был секретарем Сталина
Птичий рынок
Ваше тело хочет движения! Оздоровительная Гимнастика удовольствия
Должница
Кысь. Зверотур. Рассказы
Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации
Спаситель и сын. Сезон 3
Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. Двенадцать стульев
Нет оправданий! Сила самодисциплины. 21 путь к стабильному успеху и счастью
A
A

— Ты так пожар устроишь. Надо было сначала погасить.

— Да, возможно.

— Ты не очень-то думаешь о последствиях своих поступков, правда?

— Я действительно не думаю о последствиях, когда выбрасываю окурки.

— Наверно, приятно, когда наплевать на все и всех.

Сара долго молчала. Сколько бы времени это ни потребовало, как бы он ни потел и ни дрожал, какую бы дурноту он ни чувствовал, Джейми не выйдет из этой комнаты, пока она не повернется к нему. Он следил за ее руками, когда она зажигала еще одну сигарету. Короткие пальчики маленькой девочки с аккуратными, закругленными ногтями серьезной молодой женщины.

Он не мог не прикоснуться к ней — просто положил руку на ее предплечье.

— Сара? Пожалуйста...

Она вскинула на него взгляд, и лицо ее было невыразимо грустно.

— Прости меня, — сказала она, дотронувшись кончиком пальца до его подбородка. — Я не знаю, что сказать.

Джейми собрался с духом.

— Тебе было неприятно?

— О господи!

— Это было так плохо? Я настолько плох?

Она встала, не отпуская его подбородок.

На секунду он подумал, что она собирается его поцеловать. Его сердце упало в желудок. Но нет.

— Это было чудесно. Но мы не должны были так поступать. У тебя же будет ребенок, подумай о нем.

— Я знаю, что это просто...

— Черт, Джейми, — Сара погладила его по щеке. — Я такая гребаная эгоистка. Я почувствовала, что... мне тяжело видеть то, что происходит в твоей жизни. Мне понадобилось оказаться рядом с тобой, быть поближе к тебе. Я не думала о том, что случится после этого, я только... Ты можешь меня простить?

— Тебя не за что прощать, — сказал Джейми, в горле его пузырилась горькая кислота.

Он увидел на ее лице облегчение. А может быть, изнеможение.

— Я люблю тебя, ты это знаешь?

— Конечно.

А Майк? Он не мог заставить себя это сказать. Ее руки обняли его, ее голова легла на его плечо. Под ладонью был ее позвоночник. Как он мог спросить ее... фу, он даже не хотел знать об этом. Но знал, что не сможет думать ни о чем другом, пока не узнает наверняка.

— Сара? Хм... Я виделся с Майком сегодня утром, и он сказал...

— Майк Господи. — Она прижала Джейми к себе еще сильнее. — Он ведь скоро придет.

— Сара, нет, пожалуйста, скажи, что ты не...

— Еще нет.

— Но ты...

Сара вырвалась из объятий.

— Джейми, не надо!

Это был слишком. Просто слишком. Он заплакал, он точно знал, что это ее разозлит, но... Господи, она была слишком... Черт.

— Иди домой, Джейми.

— Сара, как ты можешь...

— Иди домой.

8

Последние несколько месяцев года всегда были для Сары очень насыщенными. Надо было сдать семестровые работы, подготовиться к экзаменам, сдать их и проработать в закусочной столько дополнительных часов, сколько возможно. Единственным отдыхом для нее был секс с Майком, который являлся к ней домой раза три в неделю, приглашала она его или нет. Она не жаловалась; он был для нее подходящим партнером. У нее не было ни времени, ни энергии, чтобы выискивать мужчин; Майк приходил, давал ей разрядку и убирался. Просто совершенство на данный момент.

Джейми, с другой стороны, был, казалось, преисполнен решимости наказать ее за ужасную ошибку, которую она совершила, потрахавшись с ним. Он разговаривал с ней, только если она звонила, и даже тогда был холодным и отстраненным. Когда они виделись в обществе других, он вел себя так же дружелюбно, как обычно, но стоило им оказаться наедине, как он куда-то исчезал. Если она позволяла себе задуматься об этом, она начинала отчаянно горевать о вреде, который нанесла Джейми, и о том, что он предпринимал намеренные усилия по разрушению их дружбы. К счастью, в эти дни у нее было мало времени на раздумья, и поэтому боль, хотя и раздирающая, была редкой и недолгой.

Под Рождество она пошла в Клуб болельщиков после работы, чтобы найти себе какого-нибудь юного жеребца; но разговорилась с охранником по имени Боб, который признался, что добровольно согласился проработать все Рождество, потому что это лучше, чем быть одному. Сара была раздавлена сочувствием к нему и отвращением к себе. Она провела всю ночь, болтаясь в дверях и разговаривая с ним, не обращая внимания на отвратительную угревую сыпь, покрывающую его лицо и толстую шею. Когда он закончил работу в три часа рождественской ночью, Сара сделала ему минет на переднем сиденье его автомобиля, и он заплакал.

Ресторан был закрыт до Нового года, до возобновления занятий в университете оставалось полтора месяца, а все ее знакомые проводили неделю между Рождеством и Новым годом с семьей. Она бы пошла по клубам, но у нее не было ни гроша, и кроме того, теперь, когда ритм жизни стал не таким лихорадочным, она заметила, что сильно устала. Поэтому она стала спать по двенадцать, тринадцать, четырнадцать часов в сутки, скучала по Джейми, раздумывала, уедет ли она когда-нибудь из Сиднея, и перечитала все свои книги, на что много времени не потребовалось, потому что, когда она ушла из дома, у нее их было всего двадцать три.

Читая просто так — без сроков и расписания, — она вспомнила, почему так любит литературу. Это было то же самое, что трахаться с новым мужчиной, зная, что он уже дарил оргазм другим женщинам, но, когда кончит она, это будет непередаваемое, неизъяснимое удовольствие. Она открывалась книгам, слова входили в нее и затрахивали до потери рассудка.

Когда она читала, как Эмма Бовари поверила, «что входит в какой-то чудесный мир, где все будет страсть, блаженство, безумие...», Сара вспоминала собственные надежды на то, что ее спасет от ее существования сексуальная страсть, и мысленно видела, как мистер Карр бросает ее через всю комнату грязноватого мотеля. Почувствовав, что с ее тела как будто сорвали слой кожи, она сбросила с себя пижамные брюки и трахалась с жестким уголком книжки, пока не почувствовала себя лучше.

Чтобы отдохнуть, она взялась за «Гекльберри Финна», но так ярко представила себе обнаженных, плывущих на плоту белого мальчика-подростка и мужественного чернокожего раба, что сразу же оказалась на четвереньках, растирая ладонью утомленный книгой клитор. «Песни и сонеты» Донна были так невыносимо эротичны, что она отложила их в сторону, чтобы не навредить себе более серьезно. Потом она взяла «Джейн Эйр» и дочитала ее вполне спокойно до последних нескольких страниц, которые заставили ее заерзать, тесно сдвинув бедра. Если во всей истории литературы и было что-то более эротичное, чем момент, когда Джейн целует ослепшие глаза Рочестера, ей еще только предстояло это прочесть.

Потом, читая ту сцену «Ричарда Третьего», где Ричард обольщает недавно овдовевшую Анну, Сара впала в такое неистовство, что упала с дивана, перевернув пепельницу и сильно ударившись головой об пол. Она села среди рассыпавшегося пепла, растирая лоб, и задумалась о том, что Джейми, возможно, прав. Может быть, ее интерес к сексу ненормален, ее голод слишком силен. Возможно, падать с дивана, читая Шекспира, — это извращение. Она перечитала отрывок:

Нет, красота твоя всему виной —

Та красота, которой грезил я,

Та красота, из-за которой смело

Решуся я на все убийства в мире,

Чтоб хоть на миг к груди твоей припасть.*

Нет, ее реакция была совершенно уместной. Любой, кто может прочесть эту сцену, не возбуждаясь, просто мертв ниже пояса. Но все равно ей хотелось, чтобы Джейми был рядом и мог возразить ей. Ей хотелось, чтобы Джейми был рядом.

_____________________________

*Перевод А. М. Дружинина

Тридцать первого декабря Саре исполнялось двадцать два года, а Майк и Джесс праздновали новоселье в новом доме. Сара бы с удовольствием пропустила эту вечеринку и провела всю ночь, шатаясь по городу вместе с остальными пьяными и жаждущими секса одинокими сиднейцами, но на новоселье собирался прийти Джейми, поэтому ей тоже надо было туда. Она поймает его в каком-нибудь месте, где он не сможет от нее убежать, и заставит снова помириться с ней.

22
{"b":"175571","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вафельное сердце
Берсерк забытого клана. Книга 5. Рекруты Магов Руссии
Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации
Суперстудент
Смелость не нравиться. Как полюбить себя, найти свое призвание и выбрать счастье
Мир Льда и Пламени. Официальная история Вестероса и Игры Престолов
Оно. Том 2. Воссоединение
Тоня Глиммердал
Черная вода