ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
1917: Да здравствует император!
После того как ты ушел
Записки упрямого человека. Быль
Сексуальный дерзкий парень
Запрет на вмешательство
Игра Кота. Книга шестая
КРОУ 4
Путь Самки
Жизнь в лесу. Последний герой Америки
A
A

Джейми глядел на нее еще секунд пять.

— Ну да. — Он взял ее сигареты и закурил. Это был очень плохой знак. — Что ж, это шок.

— Я знаю.

— Я имею в виду, что я пытался завоевать тебя все эти годы. И не я один. Толпы мужчин пытались тебя завоевать. Мы все были так глупы, бегали за тобой, хорошо с тобой обращались, выказывали тебе уважение, даже не подозревая, что на самом деле тебе нужна в мужчине только готовность избить тебя до полусмерти. — Он затянулся сигаретой так, как будто выкуривал по пачке в день. Его голос был смертельно спокоен. — Мне просто жалко, что ты раньше не сказала, Сара. Это избавило бы нас от массы хлопот. Правда, ведь? Я все время думал, что делал что-то не так, и оказался прав. Я делал тебе недостаточно больно.

— Дело не в этом.

— Нет. Просто в том, что я не тот, кто тебе нужен.

Сара сжала губы, потому что не могла солгать и не могла повернуть нож в ране. Она достала им по пиву. Джейми проглотил свое меньше чем за минуту. Сара достала ему еще пива и еще сигарету. Когда она протянула ему их, она увидела, что его взгляд на мгновение потеплел. Этого было достаточно, чтобы доказать ей, что она не совсем его заморозила.

— Жалко, что ты так враждебно настроен, — сказала она.

— А чего ты от меня ждешь?

— Ты мог бы поддержать меня. Мог бы быть моим другом.

Он фыркнул.

— Может, хочешь, чтобы я тебя поздравил?

— Послушай, Джейми. Может, это не то, что ты хочешь услышать, но уверяю тебя, это самый большой комплимент, который я когда-либо говорила. Я ценю тебя как друга в миллион раз больше, чем как любовника. Как любовник ты входишь в многочисленную и не очень-то престижную группу; как друг ты уникален. Ты мой один-единственный.

Маска Джейми треснула. Он закусил губу, провел рукой по глазам.

— Но это не так, правда? Теперь у тебя есть кто-то, кто больше чем любовник

— Я еще не знаю, что он такое. Но он не ты. — Сара положила ему голову на плечо; он обнял ее за плечи. — А потом, у тебя тоже есть кое-кто другой. Ты женился, у тебя ребенок и семья и вся... У тебя есть вся эта жизнь, а у меня ничего, кроме мечтаний, работы и секса. Может быть, я хочу кому-то принадлежать.

— Я как раз... Полагаю, я чувствую, что ты принадлежишь мне. В эти последние несколько месяцев я чувствовал, что мы настоящая пара. Мы много времени проводим вместе, мы лучшие друзья, мы практически читаем мысли друг друга. И мы занимаемся любовью. Чем отличается то, что есть между нами, от полноценных любовных отношений?

— Это ты можешь сам сказать. Это ведь ты каждый вечер возвращаешься домой, к полноценным любовным отношениям.

Они снова погрузились в молчание. Сара сначала хотела выложить все сразу, но Джейми был настолько расстроен новостью, что у нее есть кто-то другой... она подумала, что если скажет ему, кто именно этот другой, то он совсем с ума сойдет. Кроме того, непохоже было на то, чтобы ее отношения с Дэниелом развивались быстро. Если все будет и дальше так продолжаться, то, прежде чем он займется с ней сексом, пройдет сто лет. Сара решила, что публичное провозглашение Дэниела Карра любовью всей ее жизни может подождать, хотя бы пока он не преодолеет себя и не трахнет ее.

Пока длилось молчание, Джейми одевался, а Сара сидела на полу и наблюдала. Когда он сел на диван, чтобы завязать шнурки, она встала на колени и стала целовать его предплечья и руки. Он отмахивался и хихикал, а она завязала ему шнурки, пока он гладил ее по волосам.

— Ну, — сказал он, взяв обе ее руки в свои, — кто же этот удивительный счастливчик?

Черт. Ее план не говорить ему строился на том, что он не спросит. Она не могла, просто не могла ему солгать. Черт.

— Я тебя с ним скоро познакомлю. Честно.

— Ага, здорово будет. — Джейми поднес ее руки ко рту и поцеловал каждую по очереди. — Как его зовут?

Черт. Черт. Черт. Сара прокашлялась.

— Дэниел.

Секунду Джейми молчал. Сара отчаянно надеялась, что он не вспомнит, не проследит связь. Она задерживала дыхание, пока он снова не заговорил.

— Дэниел, и как фамилия?

Сара села рядом с ним на диван и подняла его руки повыше, так, чтобы он обнимал ее за плечи. Своей рукой она обняла его за талию и прижалась теснее.

— Карр, — тихо сказала она.

Еще одна долгая безвоздушная пауза. Потом:

— Я полагаю, Карр — фамилия довольно распространенная, но все-таки это неприятное совпадение.

— Джейми, — Сара попробовала имя на вкус, когда произносила его. Оно было соленым. — Это не совпадение.

Рука, лежащая на ее плечах, напряглась. Как будто он всю жизнь собирается так просидеть. Сара была так тесно прижата к нему, что не могла повернуть голову, чтобы увидеть его лицо. Но она могла представить его, застывшее и жесткое, как все его тело.

— Сара, — сказал Джейми; его бицепс, прижатый к шее Сары, подрагивал. — Скажи мне, что это была шутка.

— Он вернулся ко мне. — Саре казалось, что она выпила глоток морской воды. От соли во рту и в глотке ей стало нехорошо. Ей хотелось увидеть его лицо. Она вспомнила о том, что почувствовала, когда Дэниел показал ей фотографии, на которые он дрочил восемь лет. Она задумалась, стоит ли такой жалкий мерзкий извращенец того, чтобы разбивать сердце Джейми. Но вопрос о том, стоит или не стоит, не ставился — просто это было так.

Джейми снял руку с ее плеч. Он встал, подошел к окну и разбил его кулаком. Стекло было старым и грязным; оно разбилось на жуткого вида осколки, и каждый был достаточно велик, чтобы пронзить сердце человека. Джейми подобрал свою куртку и завернул в нее кровоточащую руку. Потом он взял со столика ключи и кошелек и пошел к двери.

5

После того как Джейми разбил окно Сары, он вернулся домой и поссорился с Шелли. Она задала ему совершенно разумный вопрос о том, что случилось с его рукой, но, даже зная, что вопрос совершенно разумен, Джейми просто не мог ответить на него разумно. Он огрызнулся на нее, чтобы она прекратила приставать к нему с вопросами. Сказал, ему до смерти надоело, что она постоянно донимает его и смотрит на него с подозрением. Сказал, что то, что они женаты, — еще не причина рассказывать ей, что он делает каждую секунду своей жизни. Атака — лучшая форма защиты.

Шелли указала на то, что вопрос, почему он залил кровью весь пол в кухне, вряд ли можно считать назойливым. Сказала, что она не хочет знать, что он делал каждую секунду, а только, что он делал, когда порезался. Джейми выругался и выскочил на двор.

Невозможно победить в споре, когда знаешь, что не прав. Невозможно сказать доброй, заботливой, бесконечно терпеливой жене, что ты весь в крови из-за женщины, которую обожаешь, женщины, более драгоценной для тебя, чем твоя плоть и кровь, что ты потратил всю жизнь на попытки сделать эту женщину счастливой, а она любит другого. Как он может сказать Шелли, что хочет умереть оттого, что Сара любит другого так же сильно, как Джейми любит Сару? И не просто какого-то другого мужчину. Сара любит жестокого преступника-садиста, умеющего манипулировать людьми. Сара любит человека, который нанес ей такой ущерб, который Джейми пытался исправить на протяжении последних восьми лет.

Примерно через час Шелли вышла к нему. Она села рядом с ним и развязала его неловко перебинтованную руку.

— Не думаю, что придется зашивать, — сказала она, дотрагиваясь кончиками пальцев до извилистой линии засохшей крови. — Кровь больше не идет.

— Извини, — сказал Джейми. — Я был у Сары.

— Я знаю. Она звонила.

У него сжались мышцы живота.

— Что она?..

— Спрашивала, нормально ли ты добрался домой. Она за тебя беспокоилась.

Сара беспокоилась за него. Ну, это было уже что-то, не так ли? Немного, но уже не безразличие, которое, как он вообразил, она испытывает к нему.

— Что случилось? Она сказала, что у вас вышел спор.

Сара сказала, что у вас вышел спор. Интересный взгляд на вещи. Спор. Что предполагает существование различия во мнениях, возможность выражения точек зрения и обсуждения решений. Назвать это спором — значит уменьшить, предположить, что в этом можно разобраться, это можно преодолеть. Сара и Джейми просто поспорили.

38
{"b":"175571","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Убийство Командора. Книга 2. Ускользающая метафора
Под Куполом. Том 1. Падают розовые звезды
Как забыть все забывать. 15 простых привычек, чтобы не искать ключи по всей квартире
Краткая история всего на свете
Говорит Вафин
Тексты, которым верят. Коротко, понятно, позитивно
Страна утраченной эмпатии. Как советское прошлое влияет на российское настоящее
Время. Большая книга тайм-менеджмента
Крылатые качели