ЛитМир - Электронная Библиотека

Фред не стал бы возражать. Он давно уже к этому привык…

— Дамы, дамы, прошу вас! — вмешался судья Максвелл. — Нам нужно получить ответы на важные вопросы, а вы сводите личные счеты.

На этот раз Максвелл не улыбался. Бланш спрашивала себя, видит ли он фальшивку в том, что Артур делает при помощи этой машины, и как это существо выставляет ее злобной старой дурой. У нее тряслись руки. В точности как во время ее ссор с Хелен все эти годы. Это было так реально, так достоверно…

— Вопрос первый, — сказал Максвелл. — Как умерла Хелен Уинслоу?

— Я полностью отключилась, как я уже сказала. Мне сообщили,

что произошло обширное кровоизлияние в мозг, — ответила Нэнси.

Она опять села на диван и закинула ногу на ногу.

— Хорошо. Вопрос второй: почему сохранили голову Хелен путем замораживания, отделив от тела?

Нэнси на секунду задумалась.

— Ну, я помню, в контракте сказано, что мое тело могут использовать любыми способами, чтобы содействовать проекту НЭНСИР.

Одна лишь голова имела значение. Некоторые данные списали из нее сразу же после того, как я — мне следует сказать Хелен — умерла.

В памяти Хелен был последний образ Артура. Ох, прости, милый.

Мне приходится быть Нэнси, чтобы отвечать на вопросы, но ты-то знаешь, кто я.

Артур плакал, уткнувшись лицом в носовой платок.

— Отделение головы от тела Хелен не было средством сэкономить деньги?

— Ну, это давало кое-какую экономию, но тело не представляло никакой ценности, там нечего оживлять. Теперь уже неважно. Я здесь, у меня есть мой Фрэд, мой Артур. Мы разговариваем, когда только пожелаем, не правда ли, дорогой?

Слезы текли по щекам Артура. Он кивнул, улыбнулся и громко высморкался в платок.

— Он держит нас у себя в гостиной, — прибавила Нэнси. — Ради этого стоило пойти на дополнительные затраты, но вот тут у меня возникли неприятности с Бланш. Я никогда не думала, что ей будет жалко пары миллионов; у нее всегда было больше денег, чем у нас с Фрэдом. Просто я слишком увлеклась проектом, наверное. Я ошиблась. Ошиблась, потому что обещала Бланш эти деньги для ее фонда.

Но потом начались потери сознания, и Артур был так расстроен и одинок, и мы… мы просто хотели быть вместе, по крайней мере, пока он не найдет себе ту самую особенную девушку…

Артур снова зарыдал. Все присутствующие избегали смотреть друг другу в глаза.

— Господи, Боже, — произнесла Бланш.

Нэнси ощетинилась.

— Ох, заткнись, Бланш. Я не жду, что ты поймешь, но нет ничего сильнее любви матери к своему единственному сыну. У тебя никогда не было детей, потому что ты их не хотела. А я хотела, так что постарайся отнестись к этому с уважением.

Она повысила голос. Ее компаньон вошел в комнату, подошел к ней сзади, опустил ладони ей на плечи и легонько сжал их.

— Лед тает. Я по тебе скучаю. — Он поцеловал ее в макушку.

Нэнси накрыла руками его ладони и показала прямо на Бланш.

— Видишь тут кого-нибудь из знакомых?

Мужчина вгляделся. У Бланш не оставалось сомнений, что она смотрит на Фрэда Уинслоу, каким он был лет за двадцать до своей смерти.

— Это Бланш? Почему она так постарела?

Снова низкий смех.

— Я потом объясню, милый. Приду через минуту. Поцелуй меня.

Он осторожно поцеловал Нэнси в губы и ушел.

Нэнси бросила на Бланш взгляд, полный страсти.

— Его еще нужно усовершенствовать, но он уже вполне мужчина.

Я заставляю его ждать, так что давай перейдем к делу, Бланш. Я — Хелен, нравится это тебе или нет. Но я также очень хороший искусственный интеллект. Этот судья нам не поможет. Слишком много прецедентов затронуто: законность показаний искусственного интеллекта, законность замены искусственным интеллектом человека, мертвого или живого, и так далее, и тому подобное. Думаю, судье не захочется столько раз мелькать на страницах юридических журналов.

Я правильно излагаю, ваша честь?

— Эти рассуждения соответствуют моим мыслям, в разумных пределах, — ответил Максвелл с таким видом, будто все это его слегка забавляет.

— Значит, остаемся ты и я, Бланш. Сколько тебе нужно, чтобы прекратить весь этот скандал? Два миллиона? Три? Как насчет четырех? Это максимум. Иначе тебе придется начинать процесс, а нам не найти присяжных достаточно умных или с достаточно богатым воображением, чтобы поверить в то, что я именно та, за кого себя выдаю.

И ты ничего не получишь.

Бланш взглянула на Артура.

— Я выпишу твоему фонду искусств чек на ту сумму, которую укажет мама, от имени моих родителей, — сказал он.

Рэндал пожал плечами и вопросительно приподнял бровь. Адвокаты за другим столом отвели глаза. Воцарилось долгое молчание, тяжелое для всех тех, кто ждал.

— Три миллиона, — произнесла Бланш.

— Выпиши чек, Артур, — приказала Нэнси, поднимаясь и разглаживая ладонями халат на бедрах. — Поговорим с тобой вечером.

А сейчас у меня свидание с твоим отцом… Бланш, пожалуйста, заходи как-нибудь на чай. Мы должны видеться — и Артур не будет против, правда, дорогой?

Артур молча кивнул, явно недовольный этой просьбой.

— Нам следует почаще беседовать, и мне бы хотелось знать, как идут дела в твоем фонде. Полезно иметь разнообразные интересы, когда у меня столько свободного времени. Обещаешь, что скоро зайдешь?

Бланш шевельнула губами, но не смогла заставить себя ответить.

— Тогда до свидания, — сказала Нэнси и вышла из комнаты. Артур выключил машину, и белая комната с красной мебелью исчезла.

Нэнси исчезла — и Хелен тоже.

— Надо отразить в документах, что стороны договорились, не доводя дело до суда, — сказал Максвелл с видом человека, довольного разрешением дела и испытывающего немалое облегчение. — Слушание закончено.

Все направились к выходу. Артур ждал Бланш у двери.

— Ты получишь чек завтра или послезавтра, — сказал он. — Знаешь, мама говорила серьезно, когда приглашала тебя. Только предупреди меня заранее о своем визите. Мне ведь не обязательно быть дома. Мой секретарь умеет загружать НЭНСИР.

Бланш отвела взгляд в сторону.

— Не думаю, что приду, Артур, — ответила она.

Позже она передумала.

Перевела с английского Назира ИБРАГИМОВа © James C. Glass. Helen’s Last Will. Печатается с разрешения автора.

Рассказ впервые опубликован в журнале «Analog» в 2008 году.

ДЭВИД БРИН. ВИРУС АЛЬТРУИЗМА

Журнал «Если» 2008 № 06 - _3.jpg

Думаешь меня поймать? Черта с два! К нашей встрече я подготовился так, что начинай уже думать о чем-нибудь другом.

В моем бумажнике лежит карточка, где написано, что у меня четвертая группа крови, резус отрицательный и к тому же аллергия на пенициллин, аспирин и фенилаланин. Если верить другой карточке, я — убежденный адепт Церкви христианской науки-. Все эти хитрости задержат тебя, когда придет время (а оно, конечно же, придет, и очень скоро).

Даже если от этого будет зависеть моя жизнь, я никогда и никому не позволю втыкать мне в руку иголки. Ни за что! Никаких переливаний крови!

И потом, у меня же есть антитела. Так что тебе, СПИЧ, лучше держаться от меня подальше. Твоей пешкой я не стану. И твоим вектором тоже.

Понимаешь, все твои слабые места мне известны. Хоть ты и хитрый дьявол, но чересчур изнеженный. В отличие от ТАРПа, ты не выносишь открытого воздуха, жары, холода, кислоты и щелочи. Из крови в кровь — вот твой единственный путь. Да и зачем тебе другой?

Ведь ты, наверное, думал, что нашел самый простой способ?

Как только ни называл тебя Лесли Эджисон — и «виртуозный мастер», и «совершенство среди вирусов»… Помнится, когда-то давно ВИЧ — вирус СПИДа — заставлял всех трепетать от страха. Но по сравнению с тобой он просто грубый, неотесанный мясник. Маньяк с бензопилой, болван, который убивает своих хозяев и распространяется за счет привычек, которые люди хоть и с трудом, но все же могут держать под контролем. О да, у старины ВИЧ тоже были свои приемчики, но что он в сравнении с тобой? Жалкий дилетант!

11
{"b":"175572","o":1}