ЛитМир - Электронная Библиотека

Британский агент, тот, который немного гнусавил, сказал:

— Теперь давайте обсудим, как заманить этого малого, Уитни, чтобы он по своей воле явился к нам в западню.

— Ну, мы с цветиком думали, может быть…

— Послушайте, кто, черт возьми…

Трансляция внезапно прекратилась. Я спросил:

— Почему вы…

— Посмотри в окно, парень.

Я повернулся и увидел стройного молодого человека в синем блейзере, нагнувшегося к моему окну с пистолетом тридцать второго калибра. Я открыл окно.

— В чем дело?

— Вот так удача! — обрадовался он и приставил дуло прямо к моей голове. — Ирония судьбы, я бы сказал. Пока вы нас подслушивали, я прятался в тех кустах вместе со своим направленным микрофоном…

— Я агент Национального бюро контрразведки, — сообщила ему Джинджер. — И посоветовала бы вам опустить оружие и отвести нас к доктору Даулингу.

— Как бы не так, — ответил агент. — А произойдет вот что, мэм: вы передадите этого типа, Уитни…

— Посмотри мне в глаза, — услышал я свой голос.

— Старик, едва ли это подходящее место и время…

— Посмотри мне пристально в глаза, — приказал я. — Тебе хочется спать. Скоро, очень скоро ты начнешь отключаться.

— Действительно, теперь, когда ты это сказал, мне страшно захотелось спать. — Его веки затрепетали, рука с пистолетом упала и повисла вдоль туловища.

— Не знал, что умею гипнотизировать людей, — признался я.

Мое правое колено обратилось к загипнотизированному британскому агенту:

— А теперь вот что ты сделаешь, парень…

— Вот это да, Дэнис, — произнес пухлый светловолосый британский агент, который открыл дверь желтого викторианского особняка, — вот так удача! Ты сам привел к нам Фрэнка Уитни, и теперь нам не придется платить его жене и ее хахалю ни единого цента.

Он отступил назад и позволил своему коллеге впустить всех нас в холл.

— Да-это-очень-здорово-старина-Найджел.

— Ты разговариваешь еще более нечленораздельно, чем обычно, — заметил Найджел. — И кстати, я только что заметил: у него и правда брюки закатаны выше колен?

Я пинком захлопнул за собой дверь и прицелился голым коленом в любопытного британского агента.

— Кажется, это не шутка, — заметил он, когда ультразвуковой луч вонзился ему в середину туловища.

Джинджер подхватила парня раньше, чем он упал, вырубившись начисто.

— Ладно, Дэнни, старик, — приказала моя коленка загипнотизированному агенту, — проводи нас к доктору Даулингу.

— С-удовольствием-сэр.

Пока мы спускались в лабораторию, Джинджер сказала мне:

— Не бойтесь, Фрэнк. Вам не причинят боли. Хотя, скорее всего, ваши коленки заменят менее сложными.

— А это уже не ваша забота, — сказала моя правая коленка. — Этот парень заслужил медаль, черт возьми.

— Доктор Даулинг отказался от операции. Вместо этого он деактивировал мои колени электронным способом, снаружи, превратив их в самые обычные искусственные имплантанты. В его арсенале имелось несколько других усилителей возможностей. Национальное бюро контрразведки решило не устраивать мне искусственную амнезию, этим я обязан Джинджер Мансон, которая убедила своего шефа, что я заслуживаю доверия. И еще мне пришлось подписать несколько обязательств о неразглашении тайны. Мэвис, лишь слегка удрученная тем, что ее интрижка с Эдмондом выплыла наружу, как и ее шпионаж в пользу иностранного государства, решила развестись, уехать от меня и поселиться со своим музыкантом.

Отношения с Джинджер начались примерно неделю спустя после того, как мы спасли Даулинга. К тому времени я уже жил один, вместе со своими совершенно обычными, рядовыми коленками. Любопытно, что мой внезапно проснувшийся интерес к кулинарии не иссяк. В тот вечер я находился на кухне перед раскрытой поваренной книгой. Я пытался соорудить пиццу с грибами.

Зазвонил мобильный телефон. Я стер с руки кляксу томатного соуса и взял трубку.

— Алло?

— Как поживаете, Фрэнк? — спросила Джинджер. — Скучаете по своим прежним коленкам и утраченным возможностям?

— Нет, не слишком. — Это было правдой только отчасти. Я не скучал по их болтовне, но от некоторых дополнительных возможностей не отказался бы. — Как ваши дела?

— Представляете, сегодня вечером я не работаю сиделкой, и других заданий от Национального бюро контрразведки у меня тоже нет, — сказала она. — Можно заскочить к вам, если вы свободны? Мы могли бы поехать куда-нибудь поужинать. Может, мне удастся внести эти расходы в свой отчет.

— Эй, нам не нужно никуда ехать, — остановил я свою новую знакомую. — Я готовлю пиццу.

— Тогда по дороге заеду и куплю что-нибудь для салата.

— Салат я тоже приготовлю сам.

— Ну тогда я просто привезу вина. Или его вы тоже приготовите?

— Нет. Часов в восемь?

— Прекрасно.

Я вернулся к своей стряпне. Мне еще предстояло раскатать лепешку.

— Эй, тупица, позволь мне тебе помочь. Если ты испортишь блюдо, то не сможешь произвести впечатление на свою милашку.

Я уронил скалку. Она упала на пол, покатилась и остановилась у ножки стола.

— Вас же деактивировали, — сказал я своей правой коленке.

— Та старая склочница, которая была твоей левой коленкой, давно исчезла, приятель, — объяснила правая. — Но брось, ты же не думаешь, что Даулинг мог прикончить такую умную и хитрую особу, как я?

— Что ты затеваешь?

— Должна признать, мы с тобой — неплохая команда.

— О, и поэтому…

— Мы приготовим пиццу, — закончила вернувшаяся коленка. — Ты сразишь наповал эту рыжую девицу, развлечешься немного…

А уж после, парень, поговорим о делах.

Перевела с английского Назира ИБРАГИМОВа © Ron Goulart. Conversations With My Knees. 2007. Печатается с разрешения автора.

Рассказ впервые опубликован в журнале «Analog» в 2008 году.

ДЖЕФФ РИЛЭНДИС. ЧЕЛОВЕК В ЗЕРКАЛЕ

Журнал «Если» 2008 № 06 - _7.jpg

Линн Рокросс оказался там по воле случая. Или отсутствия удачи.

Впрочем, о какой удаче можно говорить. Человек сам кует свое счастье. И если Линна Рокросса подстерегло невезение, значит, такое-то счастье он и выковал для себя.

«Бродячий остов» летел на постоянной тяге из внутренней части Солнечной системы по длинной межпланетной траектории. После восьми проведенных в пространстве месяцев команда неторопливо приближавшегося к Седне корабля едва не пропустила аномальное образование. То есть идеальный и совершенно черный круг. Экипажу «Бродячего остова» не платили за обнаружение всяких там необычностей, а если говорить откровенно, то этот круг на двадцать два километра в поперечнике особой оригинальностью похвастать не мог. Если приглядеться, так по всей Солнечной системе круговые оспины покрывают поверхность любого небесного тела — крупные и малые круги и их россыпи, цепочки из кругов и каракули из кругов, словом, кратеры любого размера.

Но это был не просто круг, а круг идеальный. И на поверхности далекого ледяного мира — шара, покрытого толстой корой красно-бурого снега, — он казался совершенно черным.

И кто вообще мог ожидать, что на Седне обнаружится созданный инопланетянами артефакт?

Седна, один из крупнейших объектов транснептунового пояса, все-таки уступает в размере Плутону и передвигается по эксцентрической орбите, оставаясь в ледяной дали от Солнца.

Об открытии на «Бродячем остове» судачили с неделю, за партиями в покер, пока корабль тормозил и выходил на орбиту, однако шеф экипажа по фамилии Келлерман (горняк, реалист и бухгалтер в душе) напомнил всем, что инопланетяне и загадки не входят в список работ, ради которых «Бродячий остов» проделал весь путь, и что лично он не собирается тратить драгоценное рабочее время на пустячное любопытство. Они — шахтеры, а не ученые. Седна богата органикой. Груз органики примут в любой из колоний внутренней системы. Вот если им повезет найти аммиак, тогда и будем говорить… Из аммиака получают драгоценный азот, который стоит дороже золота и платины на искусственных мирах, куда приходится завозить каждую летучую молекулу. Поиски полезных ископаемых на Седне, с экономической точки зрения, сулили сомнительные перспективы; она находилась настолько далеко от Солнца, что лишь чудовищных масштабов забастовка могла оправдать колоссальные транспортные расходы на доставку добытых минералов внутрь системы. Однако искусственные миры представляли собой постоянно расширяющийся рынок, и если экипаж сумеет доказать, что Седна богата ресурсами, планетка сделается для корпорации дешевым рудником, источником пусть не слишком обильного, но постоянного дохода.

56
{"b":"175572","o":1}