ЛитМир - Электронная Библиотека

К теме Тунгусского метеорита продолжают обращаться и современные российские прозаики.

Например, популярный писатель Александр Бушков сделал Тунгусскую катастрофу одним из ключевых эпизодов приключенческого романа «Дикое золото» (2000), в котором неожиданный взрыв над тайгой спасает жизнь главному герою. А Владимир Сорокин в романах «Лед» (2002) и «Путь Бро» (2004) представляет Тунгусский метеорит куском Небесного Льда, с помощью которого можно пробудить людей Изначального Света.

Прошло сто лет со дня Тунгусской катастрофы, но ее тайна попрежнему волнует умы, пробуждая воображение. Наверное, мы никогда точно не узнаем, что именно взорвалось над тайгой в июне 1908 года, но, по большому счету, это не имеет значения.

Загадочный Тунгусский метеорит стал элементом общечеловеческой культуры, и кто может предсказать, сколько еще изумительных текстов и экзотических версий появится к следующему юбилею еще через столетие.

СТАТИСТИКА

Господи! Ну что за времена пошли!

Войдешь по привычке в Страну Фантазии, раскрыв очередную книжку, так тебе голову боевым топором отрубят либо магией долбанут. Бьются друг с другом светлые и темные силы, спасу от них нет. И подумалось: а куда делась старая добрая НФ, коей славны были шестидесятые годы? Не та, где рассказывается о новых видах пластмасс, где сапоги сами надевались на ноги, а другая — с взлетами научных идей, от которых холодели щеки, и хотелось верить в человечество. «Я — робот» Айзека Азимова и «Лунная пыль» Артура Кларка, «Открытие себя» Владимира Савченко и «Пурпурная мумия» Анатолия Днепрова утверждали могущество человека, опирающегося на науку и технику; мир «Возвращения» братьев Стругацких был идеальным построением будущего, в котором хотелось жить. Давайте же с помощью читателей попробуем разобраться в происходящем, понять, что куда делось и почему…

Почти треть любителей фантастики согласна с тем, что в жанр пришли авторы, которым все едино — что закон Ома, что закон Кулона. Вот они-то и пишут книги «магического реализма», в науку ВСЕМ ВЫЙТИ ИЗ СУМРАКА!

Волгоградский писатель Сергей Синякин не стал ходить вокруг да около, а предпочел в лоб спросить у читателей о наболевшем (во всяком случае, для нашего журнала): «С чем связано отсутствие свежих научно-технических идей в российской фантастике?»

Лавинообразное развитие науки сделало передовые теории не доступными для осмысления — 10%; В фантастику пришли авторы, которым все едино: что закон Ома, что закон Кулона — 31%; «Твердая» НФ серьезно уступает в популярности остальным жанрам, а писатели жаждут массовой аудитории и больших гонораров — 15%; Из фантастики ушел серьезный читатель — 4%; Издатели не жалуют произведения с сильной научной составляющей — 9%; Наука утеряла престиж в общественном сознании — 16%; Ученые не сумели справиться с бедами человечества, отсюда разочарование в возможностях науки и техники — 5%; Наука и литература мало совместимы: упор на первую существенно ослабляет художественную часть — 8%; В опросе приняли участие 468 человек.

им углубляться страшновато — не дай бог заплутаешь на научных стезях… Не можешь о научно-технических идеях, не умеешь о человеке — пиши об эльфах, троллях, гулах и вампирах. Никто их не видел и, следовательно, поверит в любую историю. Но ведь авторы совершенно твердо убеждены, что «пипл желает хавать именно это».

Кроме того, издатели по той же самой причине не жалуют произведений с сильной научной составляющей. Не верят они Ому и Кулону, и Ньютон со своими четырьмя законами их немножко смущает. Они верят в прибыль, а прибыль дают драконы, тролли и эльфы в многотомном исполнении. В этом убеждено 9% респондентов.

Так кто виноват? Не ставим ли мы лошадь позади телеги? К тому же, как убеждены 4% участников опроса, из фантастики ушел серьезный читатель. А критическое отношение к литературе всегда создается серьезными и думающими людьми.

Что ж, все правильно: лавинообразное развитие науки сделало передовые научные теории не доступными для осмысления массами. К этому выводу склоняются 10% из числа тех, кто принял участие в голосовании.

Некоторые полагают, что наука утратила престиж в современном обществе. Таких среди отвечающих набралось аж 16%.

Еще 5% респондентов видят причину в том, что ученые не сумели справиться с бедами человечества, отсюда и разочарование в возможностях науки и техники.

Но если эти люди считают, что с бедами общества нам поможет справиться магия или заоблачные божества, то они жестоко ошибаются. Спасет все-таки наука, если, конечно, найдет панацею от этих бед. Криком «Ночной Дозор! Выйти из сумрака!» можно напугать алкаша на вечерней улице, но не террориста из «Аль-Каиды»; мечом и боевым топором не отмахнуться от боеголовки межконтинентальной ракеты, заклинание не поможет от СПИДа или гепатита. Неверующие могут убедиться сами.

А для того чтобы развивалась наука, необходимо с юности закладывать к ней интерес. И эту задачу в прежние времена с успехом решала научная фантастика.

В связи с этим вспоминается повесть шестидесятых годов Г.Альтова и В.Журавлевой «Баллада о звездах», в которой астронавт Шевцов искал способ борьбы с пылевым облаком, куда вошел звездолет. И решение находит вполне научное, безо всяких заклинаний и кси-пси-икс лучей.

Конечно, разработать подобную тему можно, лишь обладая немалыми научными знаниями. Но вот беда — не отяжелены современные литературные умы в своем подавляющем большинстве подобным грузом. Да и времена теперь другие: социальные потрясения взорвали наше общество, и волны от булыжника, брошенного в социум, до сих пор не улеглись. И — как следствие — с илистого дна поднимаются темные слои невежества, растекаются по поверхности мистическими рукавами. Укрыться от настоящего в сказочную реальность заманчиво, только вряд ли это поможет в действительности.

Общество потребления окружает нас, мы живем среди хищных вещей века. Господи, как быстро мы перешли от романтических мечтаний к прагматичному потреблению! В мир пришел Потребитель! Он заказывает музыку.

Одни считают магическую и сказочную литературу обязательным условием своего существования.

Хорошо поваляться на диване, почитывая о приключениях Конана-варвара или бравого майора ВДВ Сварога. Другие желают совершить попытку к бегству в иллюзорное бытие. Не стоит обольщаться, если благодаря искусству автора вы убережетесь от драконов книжных, в реальном мире вас встретят цюрихские гномы и Мироед. Однажды придется сделать выбор между иллюзией и реальностью — принять мир в его данности или бороться с его несовершенством.

Другого не дано.

И еще одно замечание…

Раньше, прочитав НФ-книги и проникнувшись духом поиска и познания, молодежь рвалась в космос, отправлялась в сибирские просторы делать геологические открытия, стремилась в науку. Дети мечтают стать менеджерами, дилерами, банкирами и гангстерами, что по нашей жизни одно и то же — грабители да и только. Времена научно-технических романтиков закончились, пришло время фантазийных прагматиков, верящих в то, что мир можно изменить верой и заклинаниями. Что поделать: в вопросах прибыли наука — особенно фундаментальная — ненадежная союзница. Не зря ведь многие предпочитают веру, каковая намного прибыльнее. Впрочем, с верой и магией следует обращаться осторожно — хитрая эта штука, исследованиям не поддается, можно только верить, но с опаской.

А то ведь как бывает? Захотел Иван Царевич оборотиться птицей перелетною, грянулся об пол, а поднялся с него полным Иваном Дураком…

По счастью, всего 8% участвовавших в интернет-голосовании уверены, что наука и литература мало совместимы, и упор на науку существенно ослабляет художественную часть. Все равно большинство с ними не согласно.

Это радует. Это обещает новых авторов, обладающих незашоренным взглядом на мир и возрождение подлинно научной фантастики.

Сергей СИНЯКИн

КРУПНЫЙ ПЛАН

70
{"b":"175572","o":1}