ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Радмила тут же связалась по внутренней Сети с мастерской при автостоянке и узнала, что есть топливные ячейки для всех ЭХГ.

Сама она, конечно, вставила две свежие ячейки в генератор своего скутера, Ферапонт тоже, но запасных они с собой не взяли.

Оказалось, что Захар в новых ячейках не нуждается: у него все заряжено до отказа и лежат два комплекта в дорожной сумке. Радмила в очередной раз похвалила себя – с этим человеком не пропадешь!

Мужчины подождали, пока она переоденется (носиться в красном платье на скутере – это для рекламного ролика хорошо, а Радмила вовсе не желала выглядеть перед Захаром дурой из «бригады 200»), и все трое пошли на автостоянку.

Захар знал, что сейчас решится, быть им супругами или не быть. Когда стало ясно, что впереди встреча, он купил новенький скутер «бумеранг» – пусть девочка видит, с кем имеет дело. Скутер был изящен, как лань, со строгими линиями и множеством прозрачных деталей из «вечного» пластика – игрушка дорогая, но необходимая для статуса.

Ферапонт, здешний житель, имел навигационную систему немного лучше той, которую приобрел Захар в сетевом магазине. Он и наметил точки – адреса зоомагазинов, и задал системе поиск оптимального маршрута.

Поехали такой кавалькадой – впереди Ферапонт, за ним Радмила, замыкал колонну Захар.

Был вечер – то приятное время, когда дорогие магазины уже закрываются, торопиться некуда, можно поднять глаза к небу и полюбоваться закатом. Если верить сайтам, зоомагазины работали до десяти вечера, так что команда успевала засветло вернуться в «Белые березы».

По дороге Захар думал, что команда у них получится. Идеально было бы найти такой устойчивый ресурс, как сайт любителей крысеток, сперва поработать там бесплатно, потом перетащить туда рекламодателей, которые в свое время были пристегнуты к «Скутер-мини-клубу». Хорошие были рекламодатели, не жадные, а что продукция была увязана со скутерными делами, а не с домашней живностью, так это мелочи – насколько Захар знал раскрученные сайты, там на форумах самые неожиданные темы возникали и собирали немало народу. Кто помешает, пристроившись на «Крысетках», через два месяца заявить там тему «Скутеры»?

Он знал, что справится с любой проблемой. Он умел выводить с сайта, как тараканов, сумасшедших, склочников, матерщинников, искательниц секса… да кого он только не выводил! Радмиле просто повезло – он не сразу обнаружит ее интерес к себе. А когда обнаружил, обрадовался…

Зоомагазин «Зеленый какаду» занимал целый ангар. Рядом был ангар побольше – складские помещения. Продавать живность в пригородной зоне – это была хорошая выдумка, потому что увеличивался ассортимент: в больших загонах между «Зеленым какаду» и складом паслись декоративные козлята и комнатные страусы, Захару по пояс, стояли вольеры с бойцовыми гусями.

Захар, Ферапонт и Радмила въехали в торговый зал, разумеется, на скутерах – не оставлять же их на стоянке. И, притормозив, стали изучать это заведение – все трое были в зоомагазине впервые.

Снаружи он выглядел банально, как маленький супермаркет, зато изнутри смахивал на зоопарк. Он был поделен на секции – птички и товары для них отдельно, рыбки с аквариумами и кормом отдельно, а уж рептилиям досталось больше всего площади, для них построили огромные террариумы и поставили здоровенные бассейны. Захар, увидев за стеклом самого натурального крокодила, чуть не попятился – скотина была двухметровая и: с очень неприятной мордой. С одной стороны, ясно было, что крокодил непродажный, держат его для рекламы, а с другой – нехорошо делалось при мысли, что есть безумные животноводы, способные его приобрести.

Народу было немного. Вдоль клеток и аквариумов ходили дети – сами по себе и с родителями, вдоль стеллажей с кормами – одни взрослые, набиравшие в тележки кто мешков, кто пачек с яркими картинками. Некоторые были на скутерах и закидывали товар в проволочные корзинки, пристегнутые к маленьким багажникам. Ни одного консультанта поблизости не обнаружилось. А кассир, бродивший вдоль электронных касс, мог быть и глухонемым – кто и что станет у него спрашивать? Почти у всех с собой коммуникаторы, нужно что-то узнать про товар – два тыка пальдхем, и нет проблем.

– Вон там грызуны, – сказала Радмила.

Грызунов было великое множество, но, разумеется, ни одной кры-сетки. Ферапонт поехал искать консультанта: не может ведь такого быть, чтобы и зверей покупали, как корм, – самостоятельно доставали из вольеров и сажали в клетки. Тут-то команду модераторов и ждал сюрприз.

Никто не знал, как обращаться к консультанту.

В Сети каждый слой имел особую вежливость. «Трехсотники» обращались друг к другу на «ты», это б ыло видно всякому, кто случайно забредал на их тупые форумы (понятия «сайт» у них уже не было, им хватало перебранок вокруг простой информации, которую закидывал кто-то из модераторов, так что три строчки о новом бюсте Эй Грей вызывали полемику на полторы тысячи комментов). В следующем слое обретались искатели и искательницы любовных контактов. Там начинали общаться с жеманного «вы», а дальше уж было не уследить. Немногим выше располагался слой доморощенных психологов, политиков и любителей фотографировать все, что подвернется. Эти старались обращаться к миру на «вы» – так они понимали аристократизм. Потом шел слой профессионалов, знающих друг друга по работе, и эти были на «ты». Потом – еще какие-то слои, куда ни Захар, ни Радмила почти не лазили, а заходил из любопытства Ферапонт. Там обсуждались вещи заумные и мало кому нужные.

Каждый подросток в пятнадцать лет уже примерно знал свой слой, в нем общался, в нем находил друзей и подруг. Эстеты из высшего слоя могли годами не сталкиваться в реальной жизни с простодушными матерщинниками из первого слоя, даже в гипермаркете, потому что ходить в гипермаркет – дурацкая трата времени, когда можно заказать на дом продуктовый контейнер любого размера.

В каком слое могли вербовать консультантов для зоомагазинов?

—   Они на «ты», – неуверенно сказала Рада. – И по меньшей мере «бригада-тысяча». Тут же столько всяких специальных слов.

—   Погоди… – Захар вынул коммуникатор, стремительно понесся по электронным просторам и забыл обо всем на свете. Он был в своей стихии, он даже заулыбался от радости, что на несколько минут вернулся в родные пенаты.

Рада прямо залюбовалась, как ловко он скачет по окнам, летит по ветвям поисковых систем. Именно о таком мужчине она мечтала. В профиль, с сосредоточенным взглядом, устремленным на экран коммуникатора, он был очень хорош собой.

Зато Ферапонт надулся. В конце концов, он тоже додумался выйти на связь с консультантом, что бродил вдоль клеток, через Паутину, да! Но на миллисекунду позже.

Захар нравился ему все меньше и меньше. Одна из причин была та, что Радмиле Захар нравился все больше и больше. А Ферапонту отчего-то казалось, что при личной встрече удастся изменить соотношение сил в их тройке. Он не думал, что Захар окажется таким ухоженным парнем.

Молодость и зрелость Ферапонта совпали с глобальным уходом молодежи в сети. Тогда считалось дурным тоном надевать для выхода в оффлайн что-то более элегантное, чем свежая футболка, а стричься – это было признаком тупого офисного планктона. Стриглись мальчики в дешевых китайских костюмах, которых держали в фирмах и банках для обслуживания клиентов, пожелавших обратиться лично. А настоящие сетевые рейнджеры носили хвосты, прихваченные резинками, и причесывались два раза в неделю.

Ферапонт оделся именно так, как следовало бы лет пятнадцать назад: в майку с рекламой любимого ресурса, в черные кожаные штаны и кожаную же бандану, из-под которой свисал на спину хвост длиной в полметра. А Захар был в приталенной куртке-сюртучке с бархатными лацканами и в серых бриджах из натуральной ткани в чуть заметную клеточку. Эти стальные тона, так гармонировавшие с его глазами, привлекали внимание всех встречных дам и дев – и безмерно раздражали Ферапонта. Он невольно чувствовал себя старым, созревшим для мусорного контейнера. Раньше такого никогда не случалось.

15
{"b":"175576","o":1}