ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Коммуникатор Захара подал знак в самую трогательную минуту: Ферапонт и Радмила придумывали название для маленького форума любителей скутеров, который можно было бы открыть заранее, а потом взять и целиком встроить в ресурс, согласившийся приютить команду.

Захар взял со стола коммуникатор, как бы для того, чтобы вернуть в футляр, и незаметно дал подтверждение.

Даже если бы Радмила хорошо знала его – и то бы не угадала, что означает хмурый взгляд. Физиономия Захара крайне редко бывала веселой. А сейчас, слушая Ферапонта, он делался все мрачнее, потому что понимал – их команде пришел конец.

– Инспектор Потупин! – раздалось из тьмы. – Предъявите документы, господа.

Первым вынул карточку Захар. Инспектор вставил ее в прорезь читалки, глянул на экран и кивнул.

– Вот, – сказал Захар, указывая на Ферапонта. – Этот. Progress собственной персоной.

И ловко, как кот лапой, подхватил со стола коммуникатор Ферапонта.

—   Поедете с нами? – спросил инспектор.

—   Нет. Забирайте, – и Захар отдал Потупину коммуникатор. – И его тоже.

—   Да ты что, Кэптен, сдурел?! – Ферапонт не сразу понял, что человек, с которым столько часов проведено в онлайне, сказочно прекрасных часов, сейчас распорядился его арестовать.

Радмила же и вовсе ничего не понимала. Женская интуиция подсказывала, что сейчас нужно вцепиться в локоть самого сильного и властного здесь мужчины. А душа… душа протестовала…

Ферапонт кинулся было прочь, но Потупин прибыл не один, да и экипировка агентов Службы инфобезопасности была достойная. Они живо высветили беглеца пронзительными фонариками, взяли в клещи и доставили к столу уже в наручниках.

– Ну ты и скотина! – кричал Ферапонт. – Так вот откуда у тебя эти фильтры против обсценной лексики! А я, дурак, думаю: какое счастье, ни одного сбоя! А он насосы поставил! И качает себе адреса, и качает! И штрафы Ниагарой текут!

Захар не ответил, потому что так оно и было. Рекой там, не рекой, а несколько человек с форума любителей скутеров заплатили за словесную распущенность.

—   Я-то у вас ночь проведу – и выпустите! Потому что не за что меня хватать! – продолжал Ферапонт. – А вы вот с местечек своих по-слетаете живо!

—   Кэптен, это какая-то ошибка! – воскликнула наконец Радмила.

— Никакая не ошибка. Сквотт-шантаж – вот что это, – буркнул Захар. – Наш Самурай – сквотт-шантажист…

— А ты – цензор! Цензор! Цензор! – вопил Ферапонт. И Захару больше всего хотелось прервать эти крики одной примитивной, достойной «бригады 200», фразрй: заткнись, старый дурак…

Он действительно был стар – бился в руках у агентов, а они стояли, как каменные.

– Увозите его, Потупин, – сказал Захар. – И поосторожнее, здесь «ночные ангелы» где-то летают.

Потупин еще раз кивнул, и агенты потащили Ферапонта к большой черной машине.

— Кэптен, нельзя же так! Он ничего плохого не сделал, не мог сделать! – заговорила Радмила. – Какая же мы без него команда?..

— Он вытягивал деньги из банков – из «Сатурна», из «Электрона». Я же ясно сказал – он киберсквоттер.

— Разве они еще есть? – Радмила имела в виду закон, принятый года два назад, после которого благоразумные киберсквоттеры позволили государству выкупить у них чертову кучу доменов по весьма скромной цене и занялись какими-то другими делами.

— Еще как… Те, кто затаился.

— Но как Самурай мог шантажировать банк?

Захар посмотрел на Радмилу с большим недоверием. Ему это казалось совершенно очевидным.

Если бы вопрос задала другая женщина, он бы не удивился. С женщинами он общался очень редко, но про их глупости немало прочитал в сообществах женихов и молодых мужей. Радмила же была замечательным модератором, его правой рукой, очень исполнительной и почтительной правой рукой, и ему казалось, что такие элементарные вещи она должна знать.

— Ты вообще представляешь себе, кто такой киберсквоттер? – спросил Захар.

— Это человек, который, когда открывается новая зона, сразу регистрирует там кучу придуманных доменных имен и потом продает их, если кому-то нужно именно такое имя.

— Ну, в общем, так оно и было, пока они не обнаглели. Самурай в этом деле уже очень давно. Он еще до принятия закона зарегистрировал кучу доменных имен в зонах tu, nu, bu и еще где-то.

– Впервые слышу про такие зоны.

– Их сами киберсквоттеры когда-то открыли для своих штучек. А имена – как у сайтов серьезных банков. Человек хочет попасть на www.saturn.ra , а попадает на www.saturn.bu . А там его ждет редирект.

Но не к «Сатурну», а к его конкуренту. Мелкая пакость – но при том, что к «Сатурну» на сайт ежедневно заходит десять тысяч человек, по меньшей мере сотня попадает мимо и становится чьей-то легкой добычей. И вот наш Самурай связывается с «Сатурном» и говорит: я могу сделать редирект на вас, но за это придется заплатить. Я вообще могу продать вам www.saturn.bu , но это обойдется дороже. Шантажист, и ничего больше. Радмила насупилась.

Захар знал, о чем она думает: вот была классная команда – а теперь команды нет… и надежды найти хороший ресурс, где бы можно проводить все свободное время, тоже, выходит, больше нет…

Он захотел ее успокоить: в конце концов, встреча была задумана и спланирована не только ради военного совета с Ферапонтом. Но как успокаивают женщин в оффлайне, Захар понятия не имел.

— Кэптен, ты действительно цензор? – спросила Радмила.

— Да.

– И что, ты не мог промолчать? Ты обязательно должен был его закладывать?.. Ну, ну… так и меня выдавай!..

Захар уставился на нее с тревогой. Первая мысль была: уж лучше бы Рада помолчала! Вторая мысль: вот правда и вылезет на свет…

– За мной тоже охотятся! – выкрикнула Радмила. – Я тоже от налогов ухожу!

– И кто же ты?

– Я визитер! Ну? Что же ты не вызываешь инспектора? Давай! Захар отвернулся. Мог бы и сам догадаться. Но он увлекся сетевым воркованием, электронным кокетством! А мог и задуматься: на какие деньги живет будущая супруга. Тогда бы сообразил, почему она так хорошо разбирается и в скутерах, и в топливных ячейках, и во всяких гаджетках.

Она состояла в той незримой армии, кому рекламщики платят пятьдесят копеек за один заход на сайт производителя или торговца – чтобы создать впечатление действенности рекламы.

Немало времени нужно было потратить, чтобы найти по меньшей мере двадцать кормушек и навещать их ежедневно, участвуя во всех опросах (самый примитивный приносит десять рублей, а за длинную анкету можно и тридцатник получить), вербуя других визитеров в свою маленькую пирамиду. Кроме того, иногда присылали на пробу товар, и нужно было писать восторженные отзывы, а товар остается в уплату. Видимо, так к Радмиле попал дорогой скутер – и сколько же отзывов она сочинила?..

Не то чтоб это совершенно запрещалось законом – но были всякие ограничения, и обнаглевшего визитера могли на десять суток лишить машинного времени.

Вдруг Захару сделалось очень тоскливо. Он понял, что Радмила сейчас сядет на скутер и уедет. И оставит его, такого правильного и исполнительного. И он, забрав вещи из «Белых берез», отправится в аэропорт, по пути через коммуникатор поменяв билет. А потом, приехав домой, опять будет часами болтаться в сетях – нет ли где ресурса любителей хоть чего-нибудь, где люди общаются просто так и можно познакомиться с другой женщиной. Может, даже более красивой… Познакомиться-то можно, вот только не с его характером затевать веселое и радостное ухаживание, он и так весь выложился, домогаясь Радмилы…

—   Да ладно тебе, – сказал Захар. – За Самураем мы сколько охотились… Допросился…

—   Ты что, Кэптен, действительно не понимаешь? Он же иначе бы с голоду помер! Он же всю жизнь только этим занимался, это его работа… И что ему, в семьдесят лет профессию получать? Или в развозчики пиццы идти?..

– Ничего себе работа…

– Ничуть не хуже твоей! Ты вот тоже расставил фильтры и радуешься, когда кто-то попадется! Слова лишнего не скажи! Вы что, всех, кто президента дураком назовет, штрафуете?

19
{"b":"175576","o":1}