ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спорить было бесполезно.

Их союз рушился прямо на глазах.

Но Радмила не уезжала – она стояла, держась за руль скутера, и, целясь светом фары в лицо Захару, ждала объяснений.

А какие тут могут быть объяснения? Работа – она работа и есть. Теперь же в жизни будет только работа. Поневоле вспомнишь добрым словом Хоря, на ресурсе которого провели столько часов в приятных беседах! Славный был ресурс – там все хоть говорили по-человечески! Может, он один такой только и остался в просторах всеобъемлющей Сети…

– И куда же ты теперь пойдешь? – спросил Захар. Имелось в виду: где же ты будешь проводить свое свободное время?

– Не знаю, куда-нибудь…

Она тоже понимала, что мало осталось мест, куда можно прийти и найти хороших собеседников. Сообщества невест, сообщества молодых жен, сообщества мам – все они недалеко ушли от «бригады 300». Роль модератора у них выполняют те самые фильтры, которые ставит ведомство Захара.

– Поедем, – сказал Захар. – Поздно уже.

Он сел на свой скутер, а скутер Ферапонта взял за руль – не оставлять же дорогую машину на растерзание каким-нибудь смаям.

—   Куда?

—   В «Белые березы».

Он хотел как-то внушить Радмиле, что им нельзя расставаться, что вместе они и новый ресурс найдут, и впишутся в него, но просить – ниже его достоинства. Где-то же был хороший прочный ресурс, пусть даже без крысеток! А скутеры – такая тема, что всем близка. И модераторы, которые чуть ли не год командовали скутерным сайтом, на дороге не валяются…

Но слов не находилось – да он и не очень-то их искал. Ему казалось, что предложением вместе вернуться в «Белые березы» сказано все, что требуется.

Радмила, выкричавшись, испугалась. Она так ждала этой встречи, столько времени потратила на сетевой роман – и что же, опять оставаться одной? В таком возрасте, когда болтаться в сообществах незамужних девчонок просто неприлично?

– Ладно, – ответила она. В конце концов, цензор – не ругательство. Цензор – государственный чиновник. Многие бы, наверное, хотели выйти замуж за цензора…

И Ферапонт был ей не очень приятен (это она не то чтобы вспомнила, а быстренько сконструировала воспоминание). Киберсквоттер – это персонаж Уголовного кодекса, и Кэптен Зил поступил совершенно правильно, – так говорила себе Радмила, выводя скутер на шоссе шаг в шаг за молчаливым Захаром.

А Захар пытался просчитать: к возвращению в пансионат ссора помрет естественным путем или же будет нудная и неприятная агония?

Надо отдать ему должное – он хотел успокоить Радмилу словесным способом, не прибегая ни к поцелуям, ни даже к соприкосновению пальцев. Он даже сильно удивился бы, если бы ему подсказали такой неожиданный способ. Жизнь в онлайне очень способствует чистоте нравов.

«Белые березы» имели несколько больших корпусов, объединенных общим вестибюлем. Захар и Радмила въехали в вестибюль, остановились у стойки, и Захар назвал дежурному личный код – без этой процедуры дверь номера не открылась бы. Дежурный, толстый парень со значком «300», задал пару каких-то простых и нелепых вопросов. Потом Захар их даже вспомнить не мог. Эти вопросы заняли в худшем случае двадцать секунд.

Но когда Захар посторонился, пропуская к дежурному Радмилу, ее поблизости не оказалось. Он посмотрел направо, налево – ни Радмилы, ни ее скутера.

Если бы Захар верил в чудеса, то назвал бы это скверным чудом. Подумав, он понял – она все-таки сердится. Значит, надо найти ее – далеко уехать она не могла. Разве что в бар или в круглосуточное японское заведение.

Оставив скутер Ферапонта у дежурного, Захар пустился на поиски.

Полчаса спустя стало ясно – ни в баре корпуса, ни в восточном заведении с кальянами, ни даже в зимнем саду, где свободно летают волнистые попугайчики, Радмилы нет. Это озадачивало: если она хотела расстаться, то почему таким глупым способом? Можно же было зайти в номер, хоть немного вздремнуть, утром позавтракать, вызвать такси и уехать. Мысль о том, что Радмила сейчас бестолково катается вокруг «Белых берез», Захару нравилась все меньше и меньше.

Наконец он отправился к дежурному. Значок «300» вынуждал особо тщательно выбирать слова.

—   Со мной была женщина, – сказал Захар. – Куда пошла?

—   Кто? – спросил дежурный.

Женщина. Девушка. Леди. Тетка… – Захар задумался. – Дама! Ну, разумеется, дама, обрадовался он своей сообразительности, служащих пансионата натаскивают на вежливость, и парень заменил в своем лексиконе «женщину» на «даму», сохранив прежнее количество слов.

—   Дама уехала.

—   Куда?

Парень указал направление. Получалось, что Радмила укатила в длинный туннель, соединяющий вестибюль с корпусом, стоящим на отшибе. И что же ей там понадобилось?..

Хотя Радмила и решила для себя, что нужно остаться с Захаром, на которого столько времени потрачено, да и вообще он со временем может ей всерьез понравиться, но арест Ферапонта и роль, которую Кэптен Зип сыграл в этом темном деле, никуда из памяти не подевались. И Радмила делала то единственное, что могла себе позволить, не желая отпугнуть Захара: она держалась на дистанции в пять шагов, не менее. Когда Захар подошел к дежурному, Радмила остановилась у стеклянной стенки, не сходя со скутера, а только поставив правую ногу на плиточный пол.

Казалось бы, ничтожные двадцать секунд, может, даже пятнадцать Радмила была вне поля зрения Захара, но этого хватило. Рядом с ней оказалась молодая женщина, одетая и причесанная так, что хоть в шоу высокой моды показывай. На ней были белые кожаные панталончики до колена, белый же кожаный берет, плащ-накидка из рябой ткани, последняя новинка сезона, и розовые сапоги-чулки с бархатистым узором. На берете вместо аграфа с султанчиком из коротких перьев был значок с цифрой «400».

Женщина была как раз такого возраста, чтобы обратиться к Радмиле на «ты».

– Слушай, а ты ведь нам подходишь, – быстро сказала она. – Колл-ми! Нью-джоб, заработок классный!

Радмила и ответить не успела, как ей в ладонь вжали визитку-флешку. А женщина укатила по длинному туннелю, и ее золотые волосы красиво развевались над рябой накидкой. Скутер у нее был – у Радмилы просто слюнки потекли.

Это неземное явление как-то удивительно быстро поменяло Рад-милино настроение – девушка настраивалась на общение с Захаром, правильное и деловитое общение, а тут вдруг повеяло приключением! В жизни у Радмилы их как-то почти не случалось, последнее было лет пять назад – да и откуда им взяться, когда неделями не выходишь из дома? Радмила беззвучно развернула скутер, оттолкнулась и покатила. Несколько секунд спустя в вестибюль въехала компания пожилых дам, вернувшихся с поздней прогулки, и устремилась в тот же туннель. Это послужило Радмиле прикрытием.

Туннель был в длину метров четыреста, не меньше, имел ответвления. Радмила заехала в первое, остановила скутер и вставила флешку в коммуникатор. На экране появились первые кадры ролика: на синем фоне золотые слова «Вперед вместе с нами!», сияющие цифры «400», затем компактная визитка Рогнеды Бурской с кнопкой моментальной связи, наконец логотип кинокомпании и текст. Радмила прочитала и задумалась.

Нашлись же безумцы, которые верят, будто «бригаду 200» удастся перевоспитать! Им кажется, что если снимать увлекательные сериалы, в которых лексикон героев – четыреста слов, то молодежь начнет подтягиваться и повышать свой культурный уровень! Да тут, того гляди, «бригада 50» появится…

Но предложение Рогнеды – шанс. Шанс уйти из визитеров, пробавляющихся копейками и по восемь часов в день нажимающих, в сущности, одну и ту же кнопку, шанс стать кем-то иным – и чтобы человек с малопочтенной профессией цензора уже не казался недосягаемой вершиной.

Радмила накрашенным ноготком ткнула в кнопку связи. Пока связь налаживалась, она отцепила от коммуникатора черную фасолинку и вставила себе в ухо. Фасолинка тут же прилипла и заговорила.

—   Я Рогнеда Бурская, – сказала она. – Если ты звонишь, значит, тебе стало интересно. Вэйт, сейчас включу навигатор.

20
{"b":"175576","o":1}