ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Люди, которые сбиваются в стаи, так устроены, что повинуются строгому окрику и даже рады, когда на них гаркнут, тогда они точно знают, что нужно делать. Ни Захар, ни кизяк-малай никогда об этом не задумывались и «боевую единицу» они этой ночью составили спонтанно, лишь потому, что один скомандовал, а другой подчинился.

Ферапонт удирал наугад, не разбирая впотьмах дороги, а вот Захар преследовал его очень разумно. Имея при себе на поясе целый арсенал гаджеток, он выбрал фонарь, бьющий тонким длинным лучом, и не сводил белого пятна со спины Ферапонта. Самому ему освещала дорогу фара скутера, который Захар вел за руль левой рукой, в ней же держал и рукоять своей боевой пластины. Махмуд бежал следом, горя желанием поквитаться за свои тумаки.

Вдруг Ферапонт вскрикнул и исчез.

Захар остановился и потыкал лучом в подозрительное место. Похоже, в кустах была яма. И основательная яма, если высокий дядька сгинул в ней с головой.

– Погляди-ка, – сказал Захар Махмуду. – Да осторожнее – он у нас пакостник.

Махмуд торопливо подобрался к яме сбоку.

– Эй! Вниз-шагай, да! – крикнул он.

Скатиться по лестнице – тоже сомнительное удовольствие, подумал Захар, но это не смертельно, и не ушел бы подлый шантажист заброшенными подвалами.

—   Как тебя звать? – спросил он Махмуда.

—   Герасим, – подумав, застенчиво признался тот.

– Держи фонарь, Герасим, лезь первый.

Захар не хотел рисковать, спускаясь в незнакомое помещение со скутером на плече, мало ли какие там колдобины. Не хотел он и оставлять скутер наверху: во-первых, шайка Махмудов поблизости бродит, во-вторых, мощная фара скутера может пригодиться. А весит он не так много, чтобы помешать спуску, – десять кило, не больше.

Они спустились в захламленный подвал. Ферапонта в нем не было – значит, треклятый киберсквоттер отыскал какую-то дырку. Даже не просто дырку, а целую дверь, поскольку стены в этом помещении оказались совершенно целы.

— Хотел бы я знать, что тут было, – пробормотал Захар, пока Герасим обводил лучом узкие, высокие шкафы с цифрами. За шкафами отыскали дверь, вошли в другое помещение – небольшое, с плиточным полом, посреди которого была неглубокая прямоугольная яма.

— Очень похоже на вход в бассейн, – сказал Захар. – А ты что думаешь?

— Арык-сарай? – спросил Герасим.

— А по-человечески ты умеешь?

— Йок.

– Понимаешь, но сам не говоришь? И на том спасибо, – ответил Захар, вспомнив, что «бригада 200» не имела права даже понимать лишние слова.

Дверь, ведущую к подземному бассейну, пришлось выбивать, Ферапонт заклинил ее какими-то железками. Из чего следовало, что у него тоже есть фонарик – впотьмах такие штуки не проделывают. Захар с Герасимом туда проломились, но Ферапонт уже куда-то улизнул.

Бассейн был невелик, однако имел странный вид – словно в нем решили разместить беженцев из какой-то воюющей страны. Вроде бы мерзость запустения, но в стороне сложены стопкой новенькие татами. Вроде бы вековая грязь, но возле стопки стоит дорогой пылесос, умеющий обрабатывать поверхности горячим паром.

Захар озадаченно уставился на этот пылесос, как если бы в нем спрятался Ферапонт. Судя по всему, бассейн был чьим-то частным владением, а вторгаться в частное владение – потом хлопот не оберешься. К тому же Захар уже малость Остыл и даже понял, что бетонный блок рухнул со стены случайно: ну, надоело ему там лежать, да еще чья-то нога вовремя лягнула стенку, вот он покачнулся и полетел. Пожалуй, лучше всего было бы убраться из подвала, отпустить махмудку восвояси и ехать дальше на поиски Радмилы…

И тут лишь Захара осенило. Он понял, почему Ферапонт, сбежав от инспектора Потупина, не ринулся в глубинку, к заброшенным деревням, куда можно попасть только вброд, потому что мосты сломаны, а крутится возле пансионата. Он вернулся за своей машиной – за великолепной «тойотой стар», в багажнике которой прекрасно помещались три скутера, с климат-системой и множеством полезных наворотов, включая кулинарный блок. В такой машине можно, запасшись продовольствием, проехать хоть три тысячи километров, не вылезая и с неплохой скоростью. Уйти на ней от патрульной «короллы-двой-ки» – плевое дело.

Нужно было немедленно бежать к пансионату, чтобы перехватить киберсквоттера на стоянке. Но перехватывать в одиночку – сложная затея: почуяв опасность, Ферапонт к машине не подойдет, а скроется во мраке и, выждав минуту, позовет к себе «тойоту» сигнальным брелоком. Вот только не помнил Захар, сколько метров может проехать машина с такой гаджеткой навстречу хозяину – сто, двести, триста? И как парализовать устройство, отвечающее на сигнал, он тоже не знал: до сих пор не приходилось иметь с ним дело.

Он через коммуникатор вызвал патруль и выслушал от Потупина нечто вроде покаянного доклада: кто ж знал, что Ферапонт таскает с собой зверское устройство, убивающее напрочь всю электронику наручников? Хотя именно у киберсквоттера, промышляющего крупным шантажом, такие штучки и должны водиться…

Убедившись, что Потупин правильно понял задачу и готов перехватить Ферапонта у автостоянки, Захар отключил связь. Все время разговора Герасим смотрел на него, разинув рот. Разинешь тут – когда человек, возникший непонятно откуда в грязном подвале, отдает команды вооруженным людям, поминая такие слова, как «арест» и «наручники».

– Куда же этот подлец подевался? А, Герасим? – спросил Захар.

Это был риторический вопрос – Захар не ждал разумного ответа. И какой тут вообще ответ мог быть? «Кырдык-сарай убегай, да?» Но махмудка оказался наблюдательным – он молча указал перстом в дальний угол, и Захар увидел четыре светящиеся полоски в темной стене, образовавшие очертания двери.

За дверью явно кто-то был – иначе зачем бы там мог гореть свет? Поэтому Захар подкрался и заглянул в щель.

Ничего полезного для поисков он там не увидел, звуки оттуда тоже не доносились, но Ферапонт мог скрыться только там, и потому Захар очень медленно нажал дверную ручку. Дверь тихонько поползла, открывая странную картину.

Там тоже оказался бассейн, дальний его край был устлан татами.

У плиточной стенки стояли тазы среднего размера, одни – пустые, другие – наполовину заполненные какой-то пестрой субстанцией.

На татами сидели мохнатые существа вроде обезьян, а может, и медведи, хотя вряд ли где встретится медведь белой масти, но с большими черными пятнами, а уж ярко-рыжего медведя и точно нет в природе.

Эти животные занимались странными делами: бурое существо причесывало рыжее, причем Захар разглядел большую гребенку; белое пятнистое валялось на спине вверх ногами и играло с большим полосатым мячом; серое шло на четвереньках к миске, пристроилось, стало грызть разноцветные кругляши. Вдруг оно замерло, словно бы прислушиваясь, кивнуло – и набросилось на миску с неожиданной яростью, раскидало еду, запищало противным голосом, встало на задние лапы, передними замолотило по воздуху. Серая шкурка задралась, и Захар увидел загорелую кожу, да и не просто кожу – совершенно женскую грудь он увидел. Но длился этот стриптиз секунд пять, не больше, потом существо опять опустилось на четвереньки и улеглось спать – головой в миске.

Герасим, чтобы не мешать Захару, опустился на корточки. Странное зрелище и его поразило. Но он, местный житель, явно знал о подвале поболе Захара.

Вот только объяснить не мог.

Когда Захар притворил дверь, Герасим заговорил, мучительно комбинируя из «квазивостока», которого Махмудам за глаза хватало, связное сообщение.

—   Гламур-ханум много гуляй, да? – заглядывая в глаза своему случайному покровителю, внушал он. – Батыр йок, да! Малай йок, да! Гламур-ханум-эмир, тэнге имей, да?! Паф, паф, паф, малай бегай, да!

—   Это что же? Они от вас отстреливались? – догадался Захар. – Врешь ты, кизяк-малай. Они бы всю здешнюю охрану переполошили.

—   Шайтан-труба, трах-бах-йок!

—   Поточнее!

– Шайтан-труба… Кирдык йок… Тюк-тюк! Вай! – и тут махмуд-ка додумался до пантомимы. Он сжал кулак, оставив на воле один указательный перст, и, нацелившись им на Захара, стал издавать странные звуки, что-то вроде «Пуф! Пуф!», и даже губы трубочкой сложил, изображая дуновение.

24
{"b":"175576","o":1}