ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чем больше Кликклак сердился, тем сильнее его одолевала сонливость. Он сидел в маленькой неправильной формы комнатке – приемной первого заместителя министра территорий – и ждал. Переутомление и досада накатывали волнами, угрожая смыть его из реальности и унести в океан сновидений. Средняя пара рук Клйкклака, которые он обычно использовал для тонкой работы, дрожала от усталости. Он щелкнул замочком кисета и вытащил одной из верхних рук шприц. Инъекции он предпочитал колоть себе в подмышку верхней руки, а не в традиционное нежное и мягкое местечко в широком основании короткого хвоста. Он судорожно икнул, когда иголка проколола толстую кожу, и всей нервной системой ощутил сильный пробуждающий толчок, слетевший с хромированного острия.

Второй компонент бодрящего препарата ударил по его метаболизму–и потрескивающее шуршание вентиляторов космической станции истончилось до повизгивания. Был лишь один побочный эффект пробуждающего зелья, но крайне неприятный – резкое сжатие пузыря и рывок в выводящих протоках, – что обычно сразу заставляло его оглядываться в поисках сепараторной. Когда замедлились дыхание и сердцебиение, участившиеся от химической встряски, Кликклак позволил себе порадоваться, что пропустил очередной прием пищи, а то ведь мало ли что…

Свет в приемной был настроен так, чтобы раздражать посетителей, световая волна буквально вгрызалась в глаза страдальца. Откуда-то из коридора слышалось множественное металлическое эхо шагов – кто-то нервно ходил взад-вперед. «Отсюда примерно третья или четвертая комната, – подумал Кликклак. – Интересно, чья это территория ожидания?»

– Господин Кликклак?

Это возле заветной двери появилась женщина с резким и неприятным голосом, слишком громким для тонкого слуха посетителя. Он распрямил все ушные оборочки на макушке – откровенно грубый жест, но помогает ослабить шумовосприятие. Во всяком случае, вполне возможно, что с баллабелианским этикетом она не знакома.

К несчастью, выражение лица чиновницы сообщило ему: все-таки знакома. Она ничего не сказала, только повернулась и жестом велела ему следовать за ней. Они прошли по закручивающемуся спиралью коридору вверх на несколько этажей и попали в кабинет первого заместителя министра территорий, где его ждали сам первый заместитель и еще два гуманоида.

— Господин Клйкклак, не так ли? – спросил первый зам, взглянув на лежащую перед ним на столе информационную пластинку и даже не собираясь слушать ответ вошедшего.

— Для меня большое удовольствие… – начал было заранее подготовленную речь измученный посетитель, но чиновник просто указал ему на табурет.

Первый зам не был облачен в униформу, и Клйкклак на минутку понадеялся, что он долгосрочник, чья должность неизменно оставалась за ним, поскольку в его работе заинтересовано любое правительство, вне зависимости от частых на космостанции политических перестановок и переворотов. Но потом он заметил немного отросшую военную «скобочку» чиновника и заранее отказался от долгих и утомительных рассуждений по поводу занимаемого его магазином места, которые с небольшими вариациями повторялись, по его подсчетам, уже тринадцать раз к настоящему времени.

Другие двое присутствующих сидели тихо. Оба были плотные, крепкие, широкоплечие, явно с детства жили в условиях солидной гравитации. Дополнительные усовершенствования на их мощных телах были строго утилитарны, безо всякой попытки достичь малейшей гармонии и красоты: толстые металлические рубцы защищали глаза, а установленные поверх глаз лазерные линзы постоянно фокусировались с предмета на предмет, затемнялись и высветлялись, когда их обладатели шевелились. Темно-синие металлические пластины доспехами защищали руки. Клйкклак не сомневался, что были и другие, гораздо более опасные навороты в их организмах.

– Присутствующие здесь медузиане заявляют, что у них имеется преимущественная претензия на территорию, где расположен ваш магазин, – сказал Первый.

Вздрогнув от неожиданности, Клйкклак посмотрел на парочку. Они ответили невозмутимым взглядом. Он очень гордился своим умением воспринимать человеческие жесты и мимику – это весьма ценно в переговорах с заказчиками, – но эта парочка была недоступна для его понимания. На него накатила сомнамбулическая волна… Но нет, здесь он не будет колоться, не выдаст соперникам информацию р том урагане гнева, который вызвала их несправедливая претензия.

– Я занимаю это место в течение трех стандартных лет, – ответил баллабелианец. – Какие могут быть преимущественные претензии?

— Они находились вне станции и были уверены, что их представитель застолбил территорию, – пояснил Первый. – По бумагам, они предъявили права четыре стандартных года назад.

— И у них не было способов проконтролировать свой участок? – вежливо осведомился Кликклак.

— Представитель обманул нас, – заявила медузианка. – Теперь мы вернулись лично, чтобы повторить попытку торговой деятельности.

— Но мой магазинчик – это очень маленькая торговая площадка причудливой формы, – заметил Кликклак. – Несомненно, таким изящным и благородным существам, как вы, подойдут более просторные и величественные помещения. Возможно, подобные найдутся?.. – Он взглянул на первого зама; лучше бы чиновник пригласил его на встречу одного, чтобы было проще договориться о сумме взятки.

— Маленькая торговая площадь с лихвой окупается великолепным местонахождением, – сказала женщина. – Как раз над Полуночной Ступенью и напротив Зала Заседаний.

Кликклак кивнул, тем самым заявляя о своем, владении человеческими жестами, и произнес:

— Можно ли мне узнать, какого вида торговлей вы намереваетесь заняться?

— В основном, мы будем торговать тем же, чем и вы, – ответила она. Трещина улыбки рассекла ее губы. – Мы будем рады дать вам хорошую цену за имеющийся в магазине товар.

Он сузил глаза, вспомнив, что именно такая мимика изображает гнев, а сам тем временем напряженно размышлял. Будет ли лучше – если это вообще возможно – принять потерю и подыскать себе другое местечко, обустроиться, подобрать ассортимент и снова начать торговлю?

Слишком трудоемко. Пришлось бы начинать буквально с нуля. Да еще и неизвестно где. Он прекрасно знал, как знали все торговцы на станции, что магазинчик Кликклака напротив Зала Заседаний соперничал в популярности только с Университетом да с припортовыми киосками, где обязательно проходил каждый космофлотец или турист-путешественник. Никакое другое доступное баллабелианцу помещение не позволит ему остаться на плаву. Капля за каплей его капитал станет убывать, и нищета рано или поздно постучится в дверь.

– Будет ли предварительное слушание дела? – спросил несчастный торговец и уловил нервное подергивание, что могло означать надежду Первого избежать формальностей. Но чиновник сказал только:

— Да, конечно. – И, открыв нужную страничку в настольной информационной пластинке, он изучил расписание. – Следующее предварительное слушание назначается…

— Мы бы предпочли как можно скорее, – сказала медузианка, и чиновник продолжил, сделав вид, будто не слышал ее:

– …через пять дней, начиная с сегодняшнего.

Ошеломляюще короткий срок! Интересно, осознали ли соискатели, насколько короток этот срок?! Медузиане встали, а Клйкклак остался сидеть, надеясь переговорить с первым замом наедине. Но могучая парочка стояла над душой, пока он наконец не заставил себя подняться на ноги. Все трое поклонились Первому и вышли.

По коридору медузиане практически отконвоировали торговца к лифту.

– Мы понимаем, что расставание с магазином причинит вам некоторое неудобство, – ровно проговорила женщина, – и готовы предложить вам компенсацию за беспокойство.

— Сколько? – спросил он, нажимая кнопку вызова лифта.

— Пять тысяч стандартных кредитов, – ответила она.

Вполне приличная сумма, но недостаточная для возмещения потери торговой точки, которая приносила ему примерно столько каждые несколько месяцев. Ой неопределенно хмыкнул.

51
{"b":"175576","o":1}