ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сюжетные коллизии вызывают в памяти «Кукловодов» Роберта Хайнлайна, точнее одну из максим гранд-мастера, который заявил в финале «Кукловодов», что в случае столкновения с враждебным разумом проигравшей стороной окажется «все так называемое человечество». Интеллект опасен, соглашается Уоттс и добавляет, что интеллект, не отягощенный разумом, может быть еще опаснее. Биологические компьютеры, интеллектуальные автоматы оказываются эффективнее разума, обладающего самосознанием.

Взгляды Уоттса далеки от возвышенно-гуманистических представлений о Человеке и человечестве, однако подтверждаются научными исследованиями34. Писатель и сам не чужд науки, он — профессиональный морской биолог. Родной стихии были посвящены и первые его научно-фантастические произведения.

Уоттс стоит в одном ряду с такими авторами, как Грег Иган и Тед Чан (и если рецензенту будут простительны нескромные сравнения — Станислав Лем). Эти авторы используют фантастику прежде всего как инструмент познания. Инструмент, позволяющий моделировать те или иные ситуации для проверки гипотез и предположений.

Примечательно, что при этом в центре внимания названных писателей находятся не только вопросы космологии, бран, квантовой физики и суперструн, но и природа человека. За последние несколько десятилетий психология (в том числе — эволюционная и социальная) значительно продвинулась вперед, наряду с антропологией, генетикой, нейробиологией и другими науками о человеке. Это позволило сделать человека не только центром психологических построений (как для авторов «новой волны», например), но объектом «жесткой научной фантастики», традиционно работающей в строгих рамках научной картины мира.

В этом смысле Уоттс, Иган и другие авторы являются подлинными «инженерами душ человеческих».

Особенно отрадно, что в книге интеллектуальная составляющая не перехлестывает художественную. Действие держит в напряжении и развивается с ускорением; персонажи нарисованы объемно, живо и не только запоминаются, но и вызывают сопереживание. А история Сири, рассказанная Уоттсом, в той же мере иллюстрирует идеи автора, в которой последние объясняют поступки и поведение его героя.

«Ложная слепота» ярко демонстрирует, что подлинную суть фантастики составляет не количество или качество научно-фантастических допущений, а интеллектуальная дерзость — как в построении новых картин и моделей мира, так и в развенчании старых.

Сергей МАКСИМОВ

РЕЦЕНЗИИ

Андрей Круз, Мария Круз. ЗЕМЛЯ ЛИШНИХ. ИСХОД

Москва: Армада — «Альфа-книга», 2008. — 448 с. (Серия «Фантастический боевик»). 11 000 экз.

Очень мужской боевик — вот в трех словах содержание романа. Параллельный мир, куда людей вербуют, как у Андрэ Нортон вербовали Саймона Трегарта. Декорации оного мира представляют собой фронтир в красках почти современного научного и промышленного развития. Кое-какую технику протащить через портал не удается, кое-что «по условиям игры» не работает — например, скудновато с электроникой, отсутствует Интернет. Зато техника 60—70-х, в том числе танки, автомобили, железнодорожное оборудование, подходит как нельзя лучше. В этом мире все бонусы принадлежат самостоятельным и сильным мужикам, которые хорошо разбираются в стрелковом оружии, хорошо водят машины, имеют хорошую тактическую подготовку, а по нраву своему весьма независимы и ответственны. Потому что если они безответственны, то их, скорее всего, прихлопнут в первые же дни пребывания на Новой Земле. Или они окажутся среди бандитов (а их в «благословенном» новом мире видимо-невидимо), что опять-таки грозит им в самом скором времени гибелью — от дорожных патрулей или разнообразных отрядов самообороны.

Народ валит на Новую Землю миллионами. И в этом суть романа, отличающая его от незамысловатой стрелялки. Современная мегаполисная культура слишком обременительна для человека. Слишком много она накладывает на него неприятных ограничений. Слишком много бумажек надо добывать и заполнять. Слишком много чиновников могут влезть в его жизнь со своими идеями, как ее переустроить. Тяжко. А тут... «Если вам... хочется свободы, хочется зависеть только от себя и верных друзей, самому драться с тем, что видится вам злом, — вам здесь самое место». И вот какая особенность: очень многие отправляются туда из России. А там, на Новой Земле, жизнь русских устроена иначе, чем здесь. Там человек, способный честно трудиться или умело воевать, живет достойно. Не то что здесь...

Дмитрий Володихин

Чарльз Стросс. Семейное Дело

Москва: АСТ, 2009. 317с. Пер. англ. О. Э. Колесникова. (Серия «Век Дракона»). 3000 экз.

Автор не скрывает литературный источник своего цикла — это «янтарная» эпопея Желязны.

Итак, в параллельной Северной Америке существует несколько феодальных государств. Однако заправляет всем Клан, объединяющий семьи, способные перемещаться между мирами с помощью загадочного орнамента. В центре дворцовых интриг и семейных склок оказывается Мириам Бекштейн, журналист, специализирующаяся на экономических расследованиях, доткомах и венчурных инвестициях. В этом мире она принцесса («Золушка 2.0») и наследница одной из семей. Дополняет картину скорое открытие Мириам того факта, что семьи занимались криминалом.

Вопреки ожиданиям книга не становится римейком «Крестного отца». Стросс создает высокотехнологичную версию старой истории о могущественном семействе и множестве миров, в которой задействованы мобильные телефоны и GPS-приемники. Дух времени отразился не только в апгрейде внешних примет, но и в изменении содержания истории. Если у Желязны речь шла о борьбе за власть в феодальных династических традициях, то в новом переложении источником могущества стали финансовые потоки и бизнес-конструкции. И когда оказавшаяся сразу между нескольких огней Мириам готова изменить ситуацию, то естественным решением для нее становится прогрессорство. Но здесь оно основывается не на улучшении социальных условий, а на трансформации бизнес-модели с целью создания большей прибавочной стоимости.

Терминология для фэнтези необычная, как и идея становления индустриального мира. Однако обычно изобретательный Стросс на сей раз оказался слишком прямолинеен и безальтернативен по отношению к нашей истории. Роман интересен выбранной системой координат и идеей бизнес-прогрессорства, но с точки зрения увлекательности сюжета и яркости персонажей Стросс заметно проигрывает Желязны.

Сергей ШИКАРЕВ

Джефф ЛОНГ. ПРЕИСПОДНЯЯ

Москва — СПб.: ЭКСМО—Домино, 2009. — 608 с. Пер. с англ. Е. Корягиной. (Серия «Книга-загадка, книга-бестселлер»). 7000 зкз.

Новейшая географическая НФ занялась активным освоением всех без исключения тем классической географической НФ XIX—XX веков. В том числе и таких, которые, с точки зрения современной науки, не выдерживают критики. Таковой темой оказывается концепция «полой Земли», с неожиданной серьезностью возрожденная в романе Д.Лонга.

Книга начинается с истории группы западных туристов, заплутавших в Гималаях. Горе-путешественники, ведомые проводником Айком Крокеттом, укрылись от снежного бурана в пещере, где неожиданно обнаружили труп человека, покрытого татуировками и шрамами. Однако в самый разгар бури «мертвец» неожиданно оживает и начинает охоту за ничего не подозревающими путниками. И это только первый эпизод из целой цепи событий, в ходе которых потрясенное человечество узнает, что под ногами существует целый мир — система разветвленных тоннелей, населенных разумными существами, прозванными homo hadalis («человек бездны»), или просто «хейдлами». Начинаются столкновения с хейдлами, после чего homo sapiens начинает новую конкисту, направленную на завоевание подземного мира.

На фоне обычного мелкотемья, характерного для неогеографической фантастики, роман Д.Лонга выглядит приятным исключением. Автор пытается честно нарисовать изменившийся мир будущего (для нас, скорее, альтернативного настоящего, ибо действие романа разворачивается в 2003 г.). Увы, при этом писателю не удалось выдержать единый темп повествования — то автор неспешно излагает отдельные события из жизни главных героев, то вдруг частит, срываясь на газетную скороговорку и стремясь в нескольких абзацах рассказать о глобальных переменах на Земле. Подкачала и концовка, в которой Лонг не смог удержаться от соблазна и оставил намек на открытый финал. И тем не менее «Преисподняя» поднимается выше среднего уровня нынешней геофантастики.

вернуться

34

Русскоязычному читателю рекомендую обратиться к книгам Оливера Сакса «Человек, который принял жену за шляпу» и Вилейапура Рамачандрана «Рождение разума». (Прим. авт.)

64
{"b":"175595","o":1}