ЛитМир - Электронная Библиотека

— Счастливо оставаться! — Хмелев по–военному козырнул майору и не спеша стал выбираться из развалин.

Солдаты Воеводина между тем расширили воронку, указанную Хмелевым, и вскоре добрались до канализационной трубы, в которой имелось отверстие, достаточное для того, чтобы пролезть через него. Майор зажег электрический фонарь, приказал двум самым опытным саперам взять миноискатели и щупы и полез в трубу.

Центральная труба была довольно широка, однако не настолько, чтобы в ней можно было свободно двигаться. Приходилось сгибаться почти пополам, с трудом преодолевая каждый метр. Видимость тоже была неважная: темно–серая поверхность трубы поглощала свет, и луч фонаря не мог пробить густую мглу. Он освещал лишь ближайшие два–три метра и терялся в темноте. Саперы тщательно просматривали и ощупывали каждую пядь пути.

Во многих местах верхняя часть трубы была повреждена, и в образовавшиеся отверстия просыпалась земля. Она лежала кучками, мешая движению. Длинные полосы теней возникали на пути луча за каждой такой кучкой.

Сержант Полунин был ростом меньше других. Ему не приходилось так сгибаться, как остальным, поэтому и двигаться было легче.

— Впереди что–то виднеется! — взволнованно воскликнул он.

Майор поднял фонарь выше и увидел квадратные предметы. Оказалось, что это стандартные ящики из–под толовых шашек. Воеводин тщательно осмотрел их, определил размеры и приказал вынести наружу, а сам принялся измерять длину, диаметр и глубину залегания трубы под фундаментом завода. Потом, сделав какие–то расчеты в своем блокноте, ушел в райком партии.

Следы минирования

Капитан Шубин сидел в кабинете секретаря райкома и нетерпеливо посматривал на часы.

— Вы, значит, надеетесь, что это нам что–нибудь даст? — с сомнением спрашивал он Владимира Александровича.

— Надеюсь, что даст, — отвечал тот. — Если в трубе обнаружат следы минирования, значит, фашисты в самом деле собирались ее минировать и в словах Хмелева есть, следовательно, доля правды.

Они сидели некоторое время молча, но каждый из них думал об одном и том же: удалось ли майору Воеводину узнать что–нибудь новое?

— Вы, конечно, понимаете, товарищ Шубин, как для нас теперь все это важно, — произнес наконец Дружинин. — Из обкома мы получили разрешение отозвать к себе инженеров, техников и квалифицированных мастеров, работавших раньше на краснорудских предприятиях. Во время войны многие из них перебрались в другие города, но мы уже списались с некоторыми. И вот теперь представьте себе положение: люди увольняются с работы и едут к нам, а мы вдруг заявляем им: «Извините, товарищи, вам придется отдохнуть некоторое время — заводы наши, к сожалению, нельзя еще восстанавливать…»

— Будем надеяться, что этого не случится, — заметил Шубин. — Воеводин производит впечатление опытного человека. Если и ему не удастся найти следов мины, значит, ее не было вовсе и Хмелев просто провоцировал нас.

— Я все еще не верю в это, — убежденно заявил Дружинин. — Однако поживем — увидим.

В это время отворилась дверь, и Варя доложила:

— Воеводин.

— Наконец–то! — воскликнул Дружинин и пошел навстречу майору.

Воеводин не сразу начал свой рассказ. Он молча сел в кресло против Дружинина и достал из планшетки блокнот. Владимир Александрович и Шубин внимательно следили за его неторопливыми движениями и настороженно ждали.

— Канализационную трубу завода имени Лазо действительно кто–то минировал, — произнес наконец Воеводин.

Что происходит в тишине(изд.1958) - img_18.png

— Ну, я так и думал! — с облегчением проговорил Дружинин.

— Мы нашли в ней шесть пустых ящиков из–под толовых шашек, — продолжал Воеводин. — Ящики стандартные. Вмещается в них сто сорок четыре германских подрывных шашки весом двести граммов каждая, или по двести сорок буровых шашек весом по сто граммов. Всего, стало быть, либо сто семьдесят три килограмма, либо сто сорок четыре. Вот и судите: можно ли таким количеством взрывчатки взорвать завод?

Что происходит в тишине(изд.1958) - img_19.png

— А что, разве этого мало? — спросил Шубин.

— Мало, — ответил Воеводин. — Взрывчатки потребовалось бы для этого гораздо больше.

— Но, может быть, там были еще и другие ящики? — предположил Дружинин. — Часть их могли вывезти при разминировании.

— Едва ли, — усомнился майор. — Их очень неудобно вытаскивать через то отверстие в трубе, которое проделали саперы, снимавшие мины. Немцы внесли их туда каким–то другим ходом.

— Какой же вывод?

— Вывод таков: либо немцы начали минировать трубу, да передумали, найдя другой, более удобный объект, либо произвели это ложное минирование для отвода глаз, чтобы отвлечь внимание от главного объекта.

— Значит, и в том и в ином случае мину нужно искать в другом месте? — снова задал вопрос Дружинин.

— Да! — твердо ответил Воеводин.

Наступило короткое гнетущее молчание; слышен был только скрип обуви Владимира Александровича, ходившего по кабинету. Воеводин задумчиво курил папиросу. Шубин машинально вертел в руке портсигар.

— А что, если это все же трюк Хмелева? — произнес вдруг капитан. — Может быть, для большей убедительности своего рассказа он сам втащил в трубу пустые ящики из–под взрывчатки? Мог он один проделать все это?

— Дело нехитрое, — сказал майор. — Мог и он начинить трубу пустыми ящиками, но я не думаю, чтобы это было так.

— Почему же?

На вопрос Дружинина майор ответил вопросом:

— По словам Хмелева, минирование производил, кажется, обер–лейтенант Гербст?

— Совершенно верно.

— Мне довелось познакомиться с каким–то Гербстом, вернее — с его работой, в Ольшанских шахтах. Там место установки мин тоже было ложными ходами запутано. Так что маневр с фиктивным минированием вполне в его стиле.

— Значит, по–вашему, поиски мины нужно продолжать? — спросил Шубин.

— Непременно.

— Как же вы намерены искать ее теперь?

— До сих пор мы искали в местах, наиболее вероятных для минирования, — ответил майор. — Теперь начнем сплошное обследование.

— А это надолго?

— Да, дело нескорое. Территория заводов очень захламлена, работать на ней нелегко. Боюсь, что время на это понадобится немалое.

— А нам дорога каждая минута! — возбужденно воскликнул Дружинин. — Завтра начнут прибывать строительные рабочие. Уже сегодня приедет бывший главный инженер одного из наших заводов. Вскоре ожидается и начальник восстановительных работ, назначенный министерством. Очень не хотелось бы охлаждать их пыл… Нельзя ли как–нибудь ускорить поиски этой проклятой мины?

— Тогда позвольте осуществить мой проект с детонирующими взрывами, — предложил Воеводин.

— Я полагаю, что теперь это дело решенное, — подумав немного, заявил Владимир Александрович. — Ваш проект осложнит восстановление и вызовет дополнительные расходы, но ждать больше невозможно. На всякий случай я уже запросил на этот счет разрешение области. Действуйте, Алексей Сергеевич!

Еще одна неудача

У окна в приемной райкома за небольшим письменным столом сидела Варя и разбирала какие–то документы. Вошедший в приемную майор Воеводин с удовольствием смотрел на ее золотившиеся на солнце густые волосы. Видя, что Варя не обращает на него никакого внимания, он подошел ближе и обиженно произнес:

— Ты так увлеклась своей работой, что даже меня не замечаешь.

Варя подняла голову, улыбнулась:

— Ничего удивительного, Алеша. Мы так редко видимся, к тому же ты ухитряешься так перепачкаться в заводских подвалах, что сразу узнать тебя, право, мудрено.

— Мы же условились не упрекать друг друга, — смущенно проговорил Алексей. — Не делать того, что я делаю, не могу, да и не имею права, ты это прекрасно понимаешь…

— Я не о том, Алеша, — перебила его Варя. — Искать мину, конечно, нужно, но ведь ты обещал мне найти ее быстро.

— Что поделаешь, Варя! — вздохнул Алексей. — Я и так стараюсь изо всех сил. Доложи–ка обо мне Владимиру Александровичу.

19
{"b":"175597","o":1}