ЛитМир - Электронная Библиотека

— А под ней пески?

— Да, те самые пески, которые собирались когда–то в барханы, засыпали водоемы и реки, стирали с лица земли целые поселки, угрожали Волге…

Галина скосила глаза на Василия и, видя, что он искренне любуется степью, продолжала с жаром:

— Вглядитесь — растительность эта не так–то уж и скудна! Много лет назад был тут посеян песчаный овес, а теперь растут и люцерна, и многие другие травы. И все это в основном дело человеческих рук. Сеяли все эти травы, чтобы закрепить пески, получить пастбища для скота, сделать возможным земледелие.

Они ехали теперь самой молодой степью Советского Союза, и им все чаще попадались бахчи и посевы под защитой лесных полос, аллеи вокруг искусственных прудов, стада овец на пастбищах.

— Трудно даже поверить, что тут были когда–то пески, — заметил Крылов, оглядываясь по сторонам и удивленно покачивая головой.

— И это «когда–то» было всего несколько лет назад.

— А вот и железная дорога, кажется? — произнес Крылов, слегка приподнимаясь с сиденья.

— Да, железная дорога, — ответила Галина. — Мы сейчас подъедем к ней ближе. Ее тоже надежно защищают от песчаных заносов эти травы. Они заменяют дорогостоящие сплошные ограды.

Дорога, по которой вела машину Галина, пошла теперь почти рядом с железнодорожной линией, Василий Крылов, всматриваясь вперед, видел, как вдали сходятся в одну точку блестящие полоски рельсов. Несколько минут он молча любовался игрой солнца на полированной поверхности и вдруг воскликнул:

— Смотрите–ка, кто–то машет нам руками!

В глаза Галины светило солнце, и она не сразу заметила человека на другой стороне железнодорожного полотна.

— Похоже, что он военный, — сказала она, приложив ладонь к глазам. — Интересно, для чего мы ему понадобились?

— Попросится, наверно, чтобы подвезли, — высказал предположение Крылов.

— Не похоже что–то, — возразила Галина. — Если бы в попутчики просился, на дороге бы стоял, а он по ту сторону железнодорожного полотна что–то делает…

Но в это время военный, о котором шла речь, перешагнул через рельсы и торопливо направился к дороге, по которой шла машина.

Можно было рассмотреть молодое добродушное лицо парня в военной гимнастерке с погонами старшего сержанта.

— Вы не из райсовета, случайно? — спросил он, когда машина остановилась.

— Кет, не из райсовета. А вам в райсовет нужно?

— Да. И по очень важному делу, — ответил старший сержант, всматриваясь в людей, сидевших в машине.

— Мы подвезли бы вас, но очень спешим, а райсовет совсем в противоположной стороне, — сочувственно заметила Галина, бросив взгляд на пыльные сапоги юноши.

— Знаю, что в противоположной, — улыбнулся старший сержант, обнажая крепкие, крупные зубы. — Я ведь местный. Из колхоза «Победа». К родным в отпуск прибыл. Неожиданно выехать пришлось, так что не успел сообщить заранее, чтобы лошадь на станцию выслали. Да ведь тут и недалеко, а для пехотинца пройтись пешком по родным краям — одно удовольствие. Все бы хорошо, да вот… — Он вдруг замялся. Широкая улыбка сбежала с его лица, и он бросил торопливый взгляд в сторону, где остались его чемодан и шинель. — Ну да ладно, — закончил он со вздохом, — раз вы так торопитесь, придется в райсовет пешком идти.

— А домой–то как же? — спросил все время молчавший Крылов. — Вы ведь в колхоз, кажется, шли?

— Шел в колхоз, да вот случилась срочная надобность в райсовет завернуть.

— Да что за надобность вдруг такая? — недоумевал Крылов.

Старший сержант посмотрел на флотский китель Крылова и ответил нехотя:

— Вы к сельскому хозяйству, по всему видно, прямого отношения не имеете, так что это вам непонятно будет. К тому же и распространяться об этом, пожалуй, пока не следует.

— Как раз к сельскому–то хозяйству мы и имеем некоторое отношение, — усмехнулась Галина. — Я, между прочим, местный агролесомелиоратор, а товарищ, — она кивнула на Крылова, — метеоролог. Но если у вас какая–нибудь военная тайна, мы не собираемся ее выпытывать.

Старший сержант оживился. Подошел вплотную к машине и протянул руку Гале.

— Вы–то мне и нужны! — воскликнул он. — Очень хорошо, что именно вас встретил. Пойдемте, покажу что–то.

И он, не оглядываясь, пошел к железнодорожному полотну, широко шагая по жесткой степной траве. Недоумевающие Галина и Василий направились за ним следом.

Он перешагнул через рельсы и, остановившись на кончике шпалы, пропитанной креозотом, показал рукой на траву, странно полегшую на значительном пространстве.

— Шел я в свой колхоз по шпалам, — сказал старший сержант, — и вдруг вижу эту картину. Посмотрите–ка, ведь неладное что–то с травой…

Галина торопливо опустилась на колени, выдернула пучок травы и внимательно стала рассматривать сморщенные стебельки. Крылов присоединился к ней, усердно разгребая ногами увядшие и заметно поблекшие растения.

— Не вижу ничего особенного, — спокойно заметил он. — Травы ведь тоже болеют. Почему вы так беспокоитесь?

— Не понимаете? — удивилась Галина. — Ведь если это болезнь, то повальная. Смотрите, вокруг ни один стебелек не выжил, все подкосило. Ничего подобного здесь никогда не было!

Вырвав с корнем пучок песчаного овса, Галина резко поднялась на ноги.

— Смотрите, Василий Иванович… — почему–то шепотом произнесла она. — Видите, что делается?

Крылов нагнулся над пучком травы и не без труда разглядел маленьких бесцветных насекомых, плотно усеявших стебельки.

Старший сержант, наблюдавший за агролесомелиоратором и метеорологом, заметил вполголоса:

— Вот и я тоже обратил внимание на этих козявок. От них, видно, такое опустошение. Надо бы пресечь это поскорее, пока не поздно, а то без травы как бы пески опять не ожили.

— Похоже, что какой–то особый вид тли… — волнуясь, сказала Галина, продолжая рассматривать насекомых. — Нет ли какой–нибудь плотно закрывающейся коробки?

— Вот, пожалуйста. — Крылов вытащил из кармана портсигар, украшенный затейливыми узорами.

Галина вытряхнула из него табачные крошки и положила на дно несколько стебельков травы, особенно густо усеянных насекомыми. Захлопнув крышку, девушка направилась к машине.

— Садитесь с нами, — повернулась она к старшему сержанту. — Подбросим к вашему колхозу.

— Спасибо, — поблагодарил Алешин. — Не стоит тратить время. Я и так доберусь. Вы лучше поторопитесь принять меры.

— Ну, в таком случае, счастливого пути! — кивнула старшему сержанту Галина. — А насчет травы не беспокойтесь — примем меры.

Нашествие неизвестного врага

Галина сосредоточенно вела машину по зыбкой песчаной дороге. Она задумалась над чем–то и даже не взглянула ни разу на Крылова. Он догадался, что девушку беспокоят эти странные насекомые, и все чаще поглядывал на нее, желая помочь чем–нибудь и не зная, как это сделать.

— Может быть, я сяду за руль? — произнес он наконец, заметив, что Галина все увеличивала скорость и хотела, видимо, поскорее попасть на опорный пункт. — Я ведь неплохой шофер.

— Нет, Василий Иванович, я лучше вас знаю дорогу и привыкла тут ездить. — Помолчав немного, Галина заметила: — Меня тревожат эти насекомые. Нужно поскорее показать их Оресту Викентьевичу, нашему энтомологу. — Потом повернулась к Крылову и горячо добавила: — Вы ведь и представления не имеете, сколько тут труда положено! Но зато теперь, — с гордостью добавила Галина, — мы выращиваем здесь не только леса, но и фруктовые сады, и виноградники, и пшеницу, хотя среднее количество осадков в этих краях не достигает и двухсот миллиметров в год. По засушливости земли эти мало чем отличаются от пустыни Гоби.

— Но если это так, если вся эта растительность устойчива против жестокой засухи, могут ли серьезно повредить ей эти ничтожества? — кивнул Крылов на портсигар с насекомыми.

— Все зависит от того, как быстро они губят травы, — ответила Галина. — Когда я вчера здесь проезжала, ничего еще не было заметно. А теперь сами ведь видели, какой большой участок поражен.

38
{"b":"175597","o":1}