ЛитМир - Электронная Библиотека
Что происходит в тишине(изд.1958) - img_33.png

— Вперед! — негромко прошептал майор, выхватывая пистолет и несколькими сильными прыжками обгоняя Джека.

Впереди всё еще сигналили. Свет вспыхивал то с короткими, то с длинными промежутками. Похоже было, что сигнальщик передает что–то с помощью азбуки Морзе. Но вот фонарик вспыхнул в последний раз и больше не зажигался.

В двух шагах от майора теперь начинался лес, и Пенчо Вереш был, видимо, где–то совсем рядом. Киреев остановился, чтобы по звуку его шагов определить, куда направился Пенчо, почуяв опасность. В том, что он обнаружил преследователей, не было теперь сомнения. Однако все вокруг было тихо.

Киреев подал автоматчикам сигнал, чтобы они разошлись в стороны и взяли Вереша в кольцо.

Но тут Джек, уверенно шедший по следу Пенчо, неожиданно остановился и, отыскав в траве какой–то предмет, с приглушенным рычанием стал трясти его. Младший сержант — проводник Джека — нагнулся и нащупал руками кепку.

Не могло быть сомнений, что кепка принадлежала Пенчо Верешу. Но почему он обронил ее здесь? Майор нагнулся и, осветив карманным фонариком собаку, увидел, что Джек стоит на задних лапах у дерева, ожесточенно царапая кору ствола.

— А ну, кто–нибудь ко мне! — позвал Киреев.

Откуда–то из темноты вынырнули ефрейтор Марченко и еще несколько автоматчиков.

— Тряхните–ка, хлопцы, это деревце! — приказал майор.

Они крепко схватились за довольно тонкий ствол дерева и принялись его раскачивать. К ним присоединились еще несколько человек, и вскоре наверху кто–то испуганно вскрикнул.

— Вот и хорошо! — обрадованно проговорил Киреев. — Подал наконец свой голос Пенчо Вереш. Пожалуйте вниз, Вереш, а то ведь так и свалиться недолго.

Солдаты приглушенно засмеялись, а с дерева раздался хрипловатый от страха голос:

— Добре, слизу. Тильки забэрить гэть вашу собаку!

Спустя несколько секунд, тяжело дыша и сердито шмыгая носом, с дерева медленно спустился Вереш.

— Кому это вы фонариком сигналы подавали? — спокойным, почти веселым тоном спросил Киреев: теперь, когда предатель был у него в руках, к нему вернулось его хорошее настроение.

— Яким фонариком? — слезливым голосом переспросил Вереш. — Нэма у мэнэ ниякого фонарика. Чого причипились до старика?

— Хватит тебе придуриваться, Вереш! — начиная злиться, прикрикнул на него майор. — Говори, где парашютиста должен встретить?

Вереш молчал. Слышно было только его сердитое сопение.

— Не тяни время, Вереш! — грозно продолжал Киреев. — Во вред себе волынку тянешь. Мы ведь и без тебя его выловим, а за то, что помочь нам не хотел, — тебе же зачтется.

Вереш все еще колебался.

— Ты что думаешь, мы не знаем, кого ты принять должен? Зенона Туреницу поручено тебе принять. Так ведь?

— Ладно, пошли, — угрюмо проговорил Пенчо Вереш и нахлобучил на голову протянутую Киреевым кепку.

Догадка полковника Никитина

Донесение от Киреева полковник Никитин получил в ту же ночь, как только майор допросил парашютиста, приземлившегося в районе местечка Лужкове Сам Киреев прибыл в Москву спустя несколько дней. Доклад его Никитину был коротким:

— Взять парашютиста помог нам Пенчо Вереш… Он ведь всецело был в наших руках, и ему ничего больше не оставалось делать. Но мы и сами справились бы с этим делом, так как на ноги был поднят почти весь местный гарнизон. Допрос парашютиста не дал, однако, ничего интересного. Он сразу же всё выложил: поддельные документы, деньги, яд, оружие и радиостанцию. Сообщил и задание, с которым прибыл к нам. А потом вдруг заметил со вздохом: «Эх, гражданин начальник, если бы не попался я вам так, по–дурацки, сам бы пришел и во всем признался! А теперь разве вы мне поверите?..» Не очень–то я всему этому поверил, конечно, но, знаете, может оказаться, что есть в этих словах и доля правды.

Никитин удивленно поднял брови:

— Почему так решили?

— Пока лишь смутные догадки, — неопределенно ответил Киреев. — Бесспорно же только одно — не ему была поручена задача раздобыть фотопленку Иглицкого. Похоже, что он и не слышал ничего об этом Иглицком. Не сообщил нам ничего интересного и экипаж самолета, приземленного нашими летчиками.

— Надежда, значит, теперь только на Голубева? — задумчиво проговорил полковник, разрисовывая папиросную коробку замысловатыми фигурами. — Я тут в ваше отсутствие наводил о нем кое–какие справки. Все, что относится к биографии его до 1943 года, подтвердилось. Вот только встречу его с родителями не удалось организовать — погибли старики в годы войны. Ну, а у вас какое о нем впечатление? Вы ведь беседовали уже с ним перед поездкой в Закарпатье.

— Трудно пока сказать о нем что–нибудь определенное, — ответил Киреев. — Думаю, однако, что он действительно сможет пригодиться. Сегодня, кстати, я собираюсь поговорить с ним еще раз — постараюсь присмотреться к нему повнимательнее.

…Голубев был явно встревожен, когда к нему зашел Киреев. Это не ускользнуло от внимания майора. Впрочем, причины для волнений у Голубева могли быть самые различные.

— Ну как? — нетерпеливо воскликнул Голубев, увидев Киреева и невольно протягивая к нему руку. — Высадился он? Поймали вы его?

— Высадился, — ответил Киреев, — и мы его поймали. Все оказалось именно так, как вы нам сообщили.

— Правда? — Голубев весь засиял и порывисто схватил Киреева за руку. — Значит, теперь вы мне немножко верите? Можно мне вас товарищем называть?

— Попробуйте, — улыбнулся Киреев.

— Спасибо… Большое спасибо, товарищ майор! — снова радостно воскликнул Голубев и еще раз потряс руку Кирееву. — Я не знаю, чего бы я только не сделал, чтобы оправдать ваше доверие!

— Вы его уже оправдываете понемногу, — серьезно произнес Киреев и протянул Голубеву коробку с папиросами.

— Спасибо, я не курю, — поблагодарил Голубев, но папиросу все же взял. Неумело прикурив ее у Киреева, он тотчас же поперхнулся.

«Курить, видимо, он действительно не умеет», — отметил про себя Киреев.

— А что, если бы я предложил вам свою помощь?.. — слегка побледнев, проговорил вдруг Голубев. Глаза его при этом странно округлились.

— То есть какую же помощь? — удивился Киреев.

— В вашем деле… В деле борьбы со шпионами. Я ведь знаю технику шифровки их секретных донесений, тайны радиопередач, фотографирования. Вы сами знаете, конечно, многое, это я понимаю, но ведь меня они специально учили этому…

Голубев вопросительно посмотрел Кирееву в глаза, но прочел в них лишь глубокое раздумье.

— Если вы только поверите мне, я докажу вам свою преданность… — продолжал Голубев после некоторого молчания, и в голосе его послышались теперь нотки безнадежности: видно, он не очень рассчитывал па успех своего предложения.

— Когда вы были еще в Берлине, — задумчиво, будто что–то припоминая, проговорил Киреев, — то сообщили офицеру нашей военной администрации, что вам случайно удалось подслушать разговор каких–то геленовских агентов…

— Ну как же! Конечно, я хорошо помню все, что говорил тогда старшему лейтенанту и подполковнику, которые меня допрашивали. А подслушать разговор геленовских агентов мне удалось совершенно случайно. Я сидел в приемной нашего шефа, и, когда к нему в кабинет входила секретарша, до меня донеслась всего одна фраза: «Встретимся в кафе «Светлячок» на Ленинградском шоссе в полночь». Потом я видел, как вышли от шефа эти агенты. Фамилии их мне неизвестны, но видеть этих людей приходилось и раньше. Полагаю, что крупные птицы.

— А почему же вы не сообщили мне об этом разговоре? — вопросительно поднял брови Киреев.

— А что же тут было сообщать? — удивился Голубев. — Я считал своим долгом доложить вам лишь о вещах определенных, точных. Ну вот, например, о предполагаемой высадке парашютиста. Вы мне и так не очень пока доверяете, и я не хотел бы, чтобы хоть в чем–нибудь из сказанного мною можно было усомниться. А в этом случайно подслушанном разговоре все неопределенно: фамилии агентов я не знаю; они ли должны встретиться в кафе «Светлячок» — тоже неизвестно. Полагаю, впрочем, что все–таки они. И потом, где этот ресторан, в каком городе? Можно предположить, что в Москве, судя по Ленинградскому шоссе. Когда состоится встреча — опять неизвестно. Может быть, она уже и состоялась. Как видите, сплошной туман. На всякий случай я сообщил об этом в Берлине, а вам повторить просто не решился. К тому же я думал, что вы и сами знаете уже обо всем из протоколов моего допроса.

50
{"b":"175597","o":1}