ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Селимар. Вы себя плохо чувствуете?

Эмма. Нет, мсье.

Селимар (в сторону). Она боится, бедная перепелочка. (Горячо целует ее.)

Эмма. Послушайте, мсье, хватит!

Селимар. Но ведь мы же одни.

Эмма. Все равно, мсье…

Селимар. «Мсье» — до чего противное слово! Холодное, церемонное… Точно я гость какой-то!

Эмма. А как же вы хотите, чтобы я вас называла?

Селимар. Поль… Зовите меня Полем. Я же зову вас Эммой!

Эмма. О, да я никогда в жизни не осмелюсь!

Селимар. Не стесняется же ваш батюшка говорить вашей матушке: «Серафина»… Совсем недавно он сказал ей: «Серафина, ты мне надоела!» — а она ему: «Ты просто рехнулся!» Вот это хорошее семейство, настоящее семейство, где люди называют друг друга на «ты»… Послушайте, Эмма-то есть я хочу сказать, послушай, Эмма, — ты что, боишься называть меня на «ты»?

Эмма (поспешно). Ох, нет… но не сейчас! Позже! Ведь мы еще так мало знаем друг друга…

Селимар. В самом деле?.. (Смеется.)

Эмма. Что вас так рассмешило?

Селимар (пылко). Нет, ничего… Ох, милая крошка… Если б ты знала, какой я добрый, какой хороший с женщинами!

Эмма. То есть как это — с женщинами? Вы любили других женщин, мсье?

Селимар (в сторону). А, черт! (Громко.) Никогда, никогда!

Эмма. Это правда?

Селимар. Спроси у твоего отца — ему-то это хорошо известно!

Эмма. Знаете, если вы меня обманули, я вам этого никогда в жизни не прощу.

Селимар. Какие глупости! Ну, давай рассуждать логично: у тебя были когда-нибудь увлечения?

Эмма. Нет.

Селимар. В таком случае почему же ты считаешь, что я больший сумасброд, чем ты?

Эмма. Да вообще говоря…

Селимар. Ты что, ревнуешь?

Эмма. Не знаю, право… Но когда я думаю, что вы могли любить другую женщину… что вы, быть может, ее целовали…

Селимар. Ну что ты! Да разве так целуются? Во всем белом свете только свою жену и можно так поцеловать, свою маленькую женушку! (Целует ее.)

Питуа (появляется). Мсье! (Замечает их.) Ох, простите!

Селимар. Что? В чем дело?

Питуа. Мсье, старики пришли!

Эмма. Какие старики?

Питуа. Да батюшка и матушка мадам.

Эмма. Ну и вежливый же у вас слуга, нечего сказать.

Селимар (к Питу а). Идиот!

Питуа. Извозчик только что подъехал к парадной.

Эмма. Я побегу их встречу. (Поспешно выбегает через дверь в глубине.)

Сцена третья

Питуа, Селимар.

Селимар (к Питуа). Подойди сюда и говори тихо… Я очень волновался вчера вечером, когда мы возвращались домой… Как ты выпустил ту даму, которая была здесь? (Указывает направо.)

Питуа (очень громко). Госпожу Бокардон?

Селимар. Да говори ты тише.

Питуа. Ладно-ладно! Ну и страху же она на меня нагнала!.. Вернулся я — а ходил я к своей жене, она как раз получила жалованье за месяц, — вдруг слышу в бельевой шорох… Хотел я взять каминные щипцы, да только слышу женский голос: «Откройте!»

Селимар. Но у тебя же не было ключа.

Питуа. Да, не было, так мне пришлось выломать замок.

Селимар (пожимает ему руку). Вот спасибо!

Питуа (польщенный). Ах, мсье!

Селимар (отнимает у него свою руку). Впрочем, я не то хотел сказать… Так что же было дальше?..

Питуа. Несчастная просто умирала с голоду — ведь было уже девять часов вечера.

Селимар. О господи, десять часов провести в бельевой!

Питуа. Я предложил ей подкрепиться тем, что у меня было, но она выскочила из комнаты, точно фурия.

Селимар (в сторону). Хорошо, что Бокардон ничего не заметил: я ему такое занятие придумал, чтоб у него ни минутки свободной не было, — встречать и провожать дам… (Громко.) Питуа, я доволен тобой… Держи… Вот двадцать франков.

Питуа (думая, что деньги предназначаются ему). Ах, мсье!

Селимар. Да слушай же: после завтрака пойди купи букет белых роз для моей жены.

Питуа (разочарованно). Ах… Так, значит, эта монета — на букет?

Селимар. Конечно.

Питуа (с горечью). Вот и служи после этого великим людям! (Подходит к буфету и начинает возиться в нем.)

Сцена четвертая

Те же, Эмма, Коломбо и мадам Коломбо. За дверью слышен голос Коломбо.

Селимар (идет навстречу Коломбо и мадам Коломбо). Батюшка, матушка…

Коломбо (входит с мадам Коломбо). Вашу руку, зятюшка.

Мадам Коломбо. Поль, поцелуйте меня. Целуются.

Питуа (подходит к столу). Мадам, завтрак подан.

Эмма (направляется к столу вместе с мадам Коломбо). Пошли за стол! (Селимару.) Вы идете, мсье?

Коломбо (тихо, Селимару). «Мсье»?

Селимар (тихо). Не беспокойтесь — это от застенчивости. (Садится за стол.)

Коломбо (идет в глубину сцены к столу). Вот и отлично! Если бы я был человеком благоразумным, я пил бы только чай…

Все усаживаются.

Селимар. Ну и досталось же вам вчера!.. Матушка, обед был великолепный.

Эмма. Только уж очень тесно было за столом…

Селимар (Эмме). Я знаю одного твоего соседа, которого это вовсе не огорчало! (Играет салфеткой, пытаясь под столом ударить Эмму.)

Мадам Коломбо (смеется). Очень мило!

Коломбо (в сторону, со смехом). А он остроумный!

Мадам Коломбо. Если и было тесновато, то все из-за твоего мужа, который пригласил на трех человек больше, чем следовало.

Коломбо. Ах да, господина Бокардона! Он мне очень нравится — такой веселый!

Мадам Коломбо. И услужливый… Но почему его супруга не пришла?

Селимар (смущенно). Ей что-то помешало… непредвиденные обстоятельства.

Эмма. Говорят, она прехорошенькая…

Селимар (забывшись). Очень мила… пикантная штучка.

Все. Как?

Селимар. Пикантная в разговоре…

Коломбо. А вот другой ваш приятель — этот старик — мне гораздо меньше понравился.

Селимар. Вернуйе…

Мадам Коломбо. Он производит впечатление брюзги.

Коломбо. Какого черта он нам пел эти куплеты про грибы?

Мадам Коломбо (желчно). Если он хотел охаять мой обед…

Селимар. Ну что вы, матушка! Как вы могли такое подумать!

Коломбо. Вы часто видитесь с этим мсье?

Селимар. Очень редко, очень!

Сцена пятая

Те же, Питуа, Вернуйе.

Питуа (объявляет). Господин Вернуйе! (Уходит.)

Коломбо, мадам Коломбо и Эмма. Он!

Селимар (в сторону). Что ему еще нужно?

Вернуйе (входит, кладет шляпу на один из стульев в глубине слева). Не беспокойтесь, пожалуйста… О, да вы уже завтракаете?! (Кланяется.) Медам… Месье…

Коломбо, мадам Коломбо и Эмма холодно наклоняют голову. Селимар приподнимается, но мадам Коломбо заставляет его снова сесть.

Коломбо (тихо, дамам). Вот что: будем с ним холодны.

Селимар (в сторону). Вот бедняга!.. Он пришел позавтракать. (Громко.) Присаживайтесь, пожалуйста…

Вернуйе (берет стул слева и садится). Благодарствую.

Длинная пауза, во время которой все едят, не обращая внимания на Вернуйе.

Селимар (к Вернуйе). Ну, как вы сегодня себя чувствуете?

Вернуйе. Отлично!..

Коломбо. Зятюшка, передайте мне, пожалуйста, редиску…

Вернуйе. О, вы еще только приступили к редиске!

Мадам Коломбо (сухо). Уже всю съели.

Новая пауза.

Селимар (в сторону). Я просто не смею пригласить его к столу. (Громко.) Ну, как вы сегодня себя чувствуете?

Вернуйе. Отлично… А раньше вы садились за стол только в одиннадцать…

Мадам Коломбо (сухо). Мой зять переменил распорядок дня…

Селимар. Да, переменил… потому что… (Пауза.) Ну, как же вы сегодня себя чувствуете?

Вернуйе. Отлично. Я сказал себе: погода такая хорошая… А сегодня погода действительно хорошая — солнце!..

Коломбо. Так и манит прогуляться!

Вернуйе. Вот мне и пришла в голову мысль навестить вас и узнать, как вы поживаете… (пауза) как вы поживаете… (новая пауза) как вы поживаете. Теперь я удостоверился, что вы в отличном здравии, и могу вас покинуть… (Поднимается со стула и идет за шляпой.)

Селимар. Прощайте.

22
{"b":"175600","o":1}