ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Селимар. И сам не знаю… У меня и в мыслях не было, что я болен, и вдруг… (Вздрагивает.) Бррр!

Вернуйе. Вы покраснели — сейчас начнется приступ. Вам надо немедленно ложиться в постель.

Селимар. Позвольте, позвольте!

Эмма (с издевкой). Друг мой, положить тебе грелку в постель?

Селимар (в сторону). Она издевается надо мной!. (Громко.) Нет, благодарю, мне уже лучше… Я себя отлично чувствую.

Вернуйе. К счастью, я тут! Я объявляю себя вашей сиделкой, так как я вижу, что мадам ничего в этом не понимает… Я лягу в вашей комнате.

Селимар (делает резкое движение). Ну нет!

Вернуйе (живо). У меня в сундучке — дорожная аптечка: рвотное, английская соль, арника… Все это вы получите — размеется, не сразу.

Селимар. Смею надеяться…

Вернуйе. А пока я велю приготовить вам питье: мед, салат-латук и яблоко ранет, разрезанное на четыре части.

Селимар. Почему — на четыре?

Вернуйе. Так всегда делала моя жена, когда лечилась. (Вздыхает.) Ах, бедная Элоиза!

Селимар (тихо; желая, чтобы он замолчал). Тсс!

Вернуйе. Что? Вам плохо?

Селимар. Нет!

Вернуйе. Вы, конечно, бранили меня за то, что я задержался…

Селимар, Я? Вы, значит, меня не знаете!

Вернуйе. Но я, право же, не виноват… Вы написали в письме: «Навестите меня…». И забыли дать адрес.

Селимар. Да что вы! Не может быть!

Эмма. Какая забывчивость!..

Вернуйе. Вот уж неделя, как я вас ищу! Потом меня вдруг осенило: сердце подсказало, как быть! Я вспомнил, что вы подписаны на «Конститюсьонель».

Селимар. Отлично!

Вернуйе. Я и сказал себе: он, наверно, перевел подписку на дачу. Я отправился в редакцию газеты… Мне отказались дать адрес без вашего разрешения. Я стал объяснять, что не могу же я принести разрешение, раз не знаю, где вы находитесь. А служащий взял и захлопнул передо мной окошечко.

Селимар (в сторону). Отлично! Превосходная газета! Непременно возобновлю на нее подписку!

Вернуйе. Но я на этом не успокоился: я потребовал, чтоб меня принял главный редактор — по чрезвычайно важному делу… Он меня принял. Я изложил ему мою просьбу; он отослал меня к ответственному редактору, который направил меня к начальнику рассылки по провинции, а тот направил меня к начальнику рассылки по Парижу, а тот направил меня к начальнику рассылки но пригороду… Словом, это длилось четыре часа. Наконец, мне показали заготовленные для вас бандероли: «Отей, улица Лафонтена 44». Ваша подписка заканчивается первого октября… И вот я здесь!

Селимар (пожимает ему руку). Как я вам благодарен! (В сторону.) Нет, я тотчас же прекращу подписку.

Вернуйе. Дружба делает человека гениальным. Нужно только иметь смекалку!

Сцена пятая

Те же, Коломбо и мадам Коломбо, Бокардон.

Коломбо (снаружи). Входите же, мсье Бокардон.

Бокардон (появляется из двери в глубине, на нем серая шляпа; кому-то за дверью). Kуш, Минотавр! Ляг здесь, здесь!

Эмма. Господин Бокардон!

Селимар (в сторону). Великолепно! Теперь все в сборе!

Бокардон (замечает Вернуйе). Господин Вернуйе!

Мадам Коломбо. Какой счастливый случай!

Бокардон (Селимару). Ну и задал же ты мне задачу!.. Пишешь: «Навестите меня…» — и не даешь адреса.

Вернуйе. Так же как и мне!

Селимар. Ну и как же ты меня разыскал?

Бокардон. Просто чудом — тебе везет! Я отправился снимать дачу для жены. И вот сегодня утром прогуливаюсь я по Отелю и останавливаюсь у каждой двери- не сдается ли. Вдруг около дома номер сорок четыре Минотавр, моя собака, встает на задние лапы-вот так. Я его зову, он — ни с места и смотрит на меня — вот так. Тогда я сказал себе: здесь Селимар. Звоню, смотрю — Питуа. Это Минотавр тебя учуял!

Коломбо. Чудеса, да и только!

Мадам Коломбо. Ну и нюх!

Бокардон (Селимару). Как он тебя любит, наш Минотавр!

Селимар (в сторону). Я отравлю его!

Бокардон (Селимару). Раз уж я тебя нашел… этот день проведем вместе.

Вернуйе (в сторону). Они его замучают!

Бокардон. Правда, мне надо бы зайти к Леону, узнать насчет… Но я схожу завтра.

Селимар. Друг мой, я вовсе не хочу, чтобы ты от чего-то отказывался ради меня.

Бокардон. Да нет, что ты… Ведь речь идет о Северных акациях. Так это может подождать.

Селимар (в сторону). В мои времена он был более пунктуален… Оказывается, почтальон-то не очень надежный!

Питуа (входит). Мсье, к вам пришел архитектор насчет вольера.

Селимар. Отлично, сейчас иду…

Вернуйе. А где моя комната?

Коломбо (идет в глубину и указывает на дверь направо). Вот сюда, пожалуйста.

Мадам Коломбо. Мы вас сейчас устроим.

Поют на мотив «Пенсне».

Коломбо и Эмма.

Проходите в эту комнату скорей,
Эта комната готова для друзей!
Постараемся получше вас принять,
Как родного приютить и обласкать!

Вернуйе.

В эту комнату войду я поскорей,
Посмотрю я, как встречают здесь друзей!
Видно, рады все они меня принять,
Как родного приютить и обласкать!

Бокардон.

Проходите в эту комнату скорей,
Вы обрадуете искренне друзей:
У себя они вас счастливы принять,
Как родного приютить и обласкать!

Все уходят направо, кроме Селимара, который уходит через дверь в глубине.

Сцена шестая

Бокардон, Эмма.

Бокардон. Я видел прелестный дом — рядом с вашим. Надо, чтобы Селимар его посмотрел, и тогда я его сниму.

Эмма (садится справа и начинает вышивать). Как! Мы будем с вами соседями?

Бокардон (берет стул, но не садится). Дверь в дверь. По вечерам жена будет приходить к вам, вы будете вместе работать, а мы составим партию в лото… Эмма. Как это будет мило!

Бокардон. Я вовсе не хочу ее хвалить, но мне кажется, что Нинет должна вам понравиться — она в вашем стиле: такая домовитая. (Доверительно.) И так любит заниматься всякой починкой! Эмма. В самом деле?

Бокардон. Я только корю ее за то, что она слишком застенчива, — у нас ведь никто не бывает, кроме Леона. Да и то по моему настоянию. Она считает, что этот молодой человек — круглое ничтожество,

Эмма. Тогда почему же вы принимаете его у себя?

Бокардон. Ну как же — родственник. Помяните мое слово: когда Нинет придет к вам в первый раз, она будет страшно бояться — такая глупышка!

Эмма. Что вы, это я первая должна нанести ей визит, и уже давно пора было бы это сделать.

Бокардон. Разрешите быть с вами откровенным? Приезжайте поскорее.

Эмма. Почему?

Бокардон. На это есть причины — я ничего не говорю, но все вижу… Всякий раз, как я произношу имя Селимара, Нинет переводит разговор на другую тему и заводит речь про Леона, которого она терпеть не может… Мне кажется, она обижена на то, что вы еще не были у нее.

Эмма (встает). О, в таком случае я поеду сегодня же.

Бокардон. Очень хорошо. У нее как раз сегодня приемный день.

Эмма. Мы собирались кататься на лодке, но можем отложить это на завтра.

Питуа (входит, Бокардонц). Мсье, ваш дог…

Бокардон. Минотавр? Это — ньюфаундленд.

Питуа. Он в передней дерет серое пальто.

Эмма. Мамино пальто!

Бокардон. Почему же ты не остановишь его?

Питуа. Да он, мсье, скалит зубы.

Бокардон. Обожди, сейчас я его привяжу. (Уходит через дверь в глубине вместе с Питуа, кричит.) Минотавр, Минотавр!

Сцена седьмая

Эмма, затем Селимар, затем Вернуйе.

Эмма (одна). Мама будет в восторге — совсем новое пальто!

Селимар (входит). Я заказал вольер: пять метров на три… Пять метров горлиц!

28
{"b":"175600","o":1}