ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эмма (в сторону). Нет, это просто возмутительно!

Вернуйе (Селимару). У него нет никакого такта, ну никакого!

Бокардон (смотрит на табурет, куда Эмма поставила ноги). А я его узнаю…

Эмма. Что узнаете?

Бокардон. Да вот этот табурет — это Нинет его вышивала…

Эмма поспешно вскакивает и пинком отбрасывает табурет.

Ой!

Эмма. Он мне больше не нужен.

Бокардон (Селимару). Что это с ней?

Селимар (поспешно и тихо). Истерика! Этот Вернуйе доведет ее!..

Бокардон (в сторону). Ничего нет удивительного!

Селимар. Уведи его куда-нибудь!..

Бокардон (громко). Папаша Вернуйе, сыграем партию в бильярд?

Вернуйе. О, с удовольствием! В бильярд…

Селимар (тихо, к Вернуйе). Соглашайтесь! Он с ума сведет мою жену!

Вернуйе (в сторону). Ничего нет удивительного!

Селимар. Уведите его куда-нибудь!..

Вернуйе. Пошли. Только не будем играть на деньги.

Селимар. На честь, только на честь!

Вернуйе (смеется). Конечно, <на честь.

Оба уходят направо.

Сцена девятая

Селимар, Эмма, затем Питуа.

Эмма. Наконец-то они ушли!..

Селимар. Да… Они немного скучноваты, правда?

Эмма. Скучноваты? Да они просто омерзительны, с этими своими воспоминаниями! Целый час мне пришлось выслушивать рассказы о ваших возлюбленных!

Селимар. Ну что ты, Эмма…

Эмма. Нет, это просто невыносимо! Вы могли бы по крайней мере избавить меня от присутствия этих господ!

Селимар. Да я вовсе не жажду их видеть!

Эмма. Тогда избавьтесь от них.

Селимар. А под каким предлогом?

Эмма. Это уж ваше дело! Только я вам заявляю, что не желаю больше находиться в их обществе. Если они останутся, я уеду!

Селимар. Но…

Эмма. Они или я — выбирайте! (Уходит.)

Селимар. Выбирайте! Черт возьми, я, конечно, выбираю жену! Но как это сделать? Если я распрощаюсь с Вернуйе, то все его подозрения тотчас воскреснут, а он весьма широко трактует право пользоваться пистолетом… Вообще-то говоря, я едва ли могу обижаться на бедного малого… (Улыбается.) Ведь он целых пять лет был на редкость гостеприимен.

Питуа (входит). Мсье!

Селимар. Что?

Питуа. Дог перегрыз поводок, залез в клумбы и возится там…

Селимар. А мне-то что?

Питуа. Все плоды вашей пылкой молодости: вот теперь и миритесь с тем, что к вам приводят собак, которых вы даже выгнать не можете. Нет, это просто какое-то божье наказание!

Селимар. Слушай, оставишь ты меня наконец в покое с твоими проповедями!

Питуа. Ну, раз вы считаете, что собака имеет право грызть все, что ей захочется, — пусть грызет!

Сцена десятая

Селимар, Питуа, Коломбо.

Коломбо (входит из левой кулисы). Зятюшка, мне надо с вами поговорить.

Селимар (к Питуа). Оставь нас!

Питуа уходит. В чем дело, тестюшка?

Коломбо. Мсье, я только что от дочери: она мне все рассказала… Это омерзительно! Еще одна — куда ни шло! Но две! Да что это, у вас профессия была такая, что ли?

Селимар. Позвольте, тестюшка, но моя жена не имеет никакого отношения к моему прошлому…

Коломбо. Согласен. Но это прошлое не должно влезать в ваш дом! Да еще рассказывать всякие истории про попугаев и собак — весьма двусмысленные!

Селим ар. Что поделаешь!

Коломбо. Предупреждаю вас: дамы собирают вещи.

Селимар. Как, и моя жена тоже?

Коломбо (сладчайшим тоном). Вы разрешите моей дочери взять с собой драгоценности, которые лежали в ее свадебной корзинке?

Селимар. Пусть берет все, что хочет… лишь бы сама осталась!

Коломбо. Как же она может забрать их с собой, если она останется?

Селимар. То-то и оно, что я не хочу, чтобы она уезжала!

Коломбо. Вот ее ультиматум: если через десять минут вы не выставите из дома обоих…

Селимар. Говорите — кого!

Коломбо (гордо). Нет, мсье, не скажу. Так вот, если вы их не выставите, мы уедем!

Селимар. Но как, как мне их выставить? Что я им скажу?

Коломбо. Скажите, как обстоит дело.

Селимар. Правильно: преподнести такую пилюлю на сладкое! Да вы с ума сошли, папаша!

Коломбо. Меня, например, эти люди совсем не волнуют. Хотите, я сам возьмусь за них.

Селимар (поспешно). Нет!

Коломбо. Как угодно. Но моя дочь не должна страдать из-за ваших делишек, и, как только чемоданы будут уложены, мы уедем!

При последних словах входят Бокардон и Вернуйе.

Сцена одиннадцатая

Те же, Бокардон и Вернуйе.

Вернуйе. Чемоданы?

Бокардон. Кто это уезжает?

Селимар (тихо, к Коломбо). Подождите, я, кажется, нашел способ! (Громко.) Друзья мои, я в отчаянии: нам придется расстаться…

Вернуйе. Расстаться?

Бокардон. Ни за что!

Селимар (пожимает им обоим руки). Благодарю, благодарю за эти слова! Но от меня только что ушел врач… Он нашел, что у меня что-то не в порядке с дыхательными путями.

Вернуйе и Бокардон. Чахотка?

Селимар. Не совсем… Что-то с бронхами… Он велел мне несколько месяцев пожить под дивным небом Италии… в Венеции!

Коломбо (в сторону). Очень ловко!

Вернуйе. Ах, бедный друг мой!

Бокардон. Какой удар.

Вернуйе. Послушайте… но за вами же некому ухаживать!

Селимар. А моя жена?

Вернуйе. Да она ничего в этом не смыслит… А я сейчас как раз свободен, я в отпуске — я поеду с вами!..

Коломбо. Как?

Селимар (в сторону). Вот привязался!

Бокардон (прохаживается по комнате). Какая мысль! Нинет так давно изводит меня, требуя, чтобы я показал ей Италию… А что если вместо дачи… Да! Мы едем с тобой!

Селимар (в сторону). Нет, это просто невозможно! Точно их прилепили ко мне! (Идет в глубину.)

Коломбо (решительным тоном). Пора кончать… Раз у Селимара не хватает храбрости признаться в своих ошибках, это сделаю я…

Селимар (подбегает к Коломбо, тихо и живо). Обождите, я сейчас им кое-что скажу…

Все. Что?

Селимар (в сторону). Теперь-то я с ними разделаюсь! (Громко, к Вернуйе и Бокардону.) Друзья мои, сейчас вы все узнаете… Это путешествие, о котором я вам только что говорил, на самом деле-бегство!

Все. Как?

Селимар. Я разорен, меня преследуют, травят… Биржа…

Коломбо. Как, зятюшка?!

Селимар (тихо, к Коломбо). Да замолчите вы наконец! Ничего вы не понимаете! (Остальным.) Видите ли, я должен… девятьсот семьдесят четыре тысячи франков — не считая судебных издержек!

Бокардон и Вернуйе (отступают в глубину). А, черт!

Селимар. Не беспокойтесь, пожалуйста, я ничего у вас не прошу!

Вернуйе (пожимает ему руку). Ах, мой несчастный друг!

Бокардон (так же). Мой храбрый друг!

Селимар. Благодарю, благодарю за эти слова… Но я еще оправлюсь-мне предлагают войти в одно превосходное предприятие: делать цинк из глины… пока это секрет, так что я прошу никому об этом не говорить.

Бокардон. О!

Вернуйе. Можете быть спокойны.

Селимар. Вот тут-то мне и потребуется ваша дружба.

Вернуйе (берет его за руку). Можете в нас не сомневаться!

Бокардон (так же). Рассчитывай на меня — до самого гроба!

Селимар. Благодарю, благодарю за эти слова! Придется мне теперь где-то добывать сто тысяч франков.

Бокардон и Вернуйе тихонько отнимают у Селимара свои руки. (Замечает это; в сторону.) Ага, клюнуло! (Громко.) Я бы, конечно, мог призанять в разных местах, но вы бы на меня обиделись…

Бокардон и Вернуйе (слабыми голосами). Еще бы!..

Селимар (в сторону). Еще немного, и они отлепятся… (Громко.) Так вот, я решил поделить свою просьбу между вами поровну: пятьдесят тысяч франков я возьму у одного и пятьдесят тысяч — у другого, так что никому обидно не будет.

Вернуйе (смущенно). Да, конечно, мы же старые друзья…

Бокардон (так же). Когда друг в беде — это святая обязанность! (Делает несколько шагов в глубь сцены.)

Селимар. Ах, черт возьми, черт возьми!

Коломбо (тихо, Селимару). Вы что, хотите дождаться, чтобы они вам их одолжили?

30
{"b":"175600","o":1}