ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Странно, что пока я все это думаю, в голове витает какая-то мелодия. Пианино и скрипка. Откуда эта мелодия? Она странно знакома. Да я вспомнил, это была любимая мелодия отца. Он очень хорошо играл на пианино и постоянно играл ее. Мама тоже ему помогала скрипкой. Они сказали, что благодаря этой музыке и встретились в университете. Я жаль играть не умею и никогда не получалось. Но как же она называлась? Точно вспомнил! ‘Ryuichi Sakamoto — Merry Christmas, Mr. Lawrence’. Да папа очень любил его мелодии. Интересно почему? Он как то сказал, что к этой музыке его приучил друг.

Под аккомпанемент этой мелодии застрявшей у меня в голове я думал дальше. Дальше и думать нечего. У меня есть дела. Я должен стать сильнее и победить. Вот моя цель. Пусть это звучит пафосно и глупо. Это не в моем стиле. Но это так.

Мелодия утихла в моей голове. Постепенно она становилась все тише, мой разум остывал, а беспокойство уходило. Спасибо папа, эта мелодия и правду творит чудеса.

— ‘Якихиро-сан’.

— ‘О привет Мару-кун. Ты как там?’

— ‘Со мной все в порядке, спасибо’.

— ‘Ну, давай говори, ты ведь не просто так со мной связался’.

— ‘Скажите, что там на счет Бри’?

Японец тяжело вздохнул. Кажется, даже ему пришлось попотеть.

— ‘Суд будет через две недели. Ее лишат родительских прав. А для ребенка найдут приемных родителей’.

— ‘Ясно’.

— ‘Не волнуйся. За ней присмотрит одна моя знакомая. С ней все будет в порядке’.

— ‘Спасибо’. — Эта новость принесла мне небольшое облегчение. — ‘А как мне объяснить ей, что со мной’?

— ‘Об, этом тоже можешь не волноваться. Моя знакомая все знает и сама объяснит ей’.

— ‘Спасибо еще раз Якихиро-сан’.

— ‘Да что ты. Ты не слабо помог Арессии’.

— ‘Все равно, благодарю. Кстати как там с письмами?’

— ‘Давай об этом потом. Но скажу сразу все в порядке’.

— ‘Хорошо, вот могли бы вы отправить моей матери эту мелодию. ‘Ryuichi Sakamoto — Merry Christmas, Mr. Lawrence’, сделаете’?

— ‘Конечно. Это кстати одна из моих любимых мелодий. Ладно, удачи тебе Мару-кун, удачного праздника’.

Отключение.

Я облегченно вздохнул. Хорошо. Все хорошо. С ней все будет хорошо. Я верю в это.

Мир вновь делает новый виток в моей жизни. Я продолжаю жить в этом безумном мире. Еще не так давно я только и мечтал о том, чтобы играть вечно и не выходить. Мечтал, чтобы этот мир стал реальностью. И вот моя мечта сбылась. Прямо мне на голову. Смешно и грустно. Нелепо и трагично. Интересно как там они. Как мама, как мои друзья? Надеюсь, они не сильно грустят. Я бы многое отдал, чтобы их увидеть. Чтобы вновь быть с ними. Но это мне запрещено. Ведь теперь я отвечаю не только за себя, но и за других Возрожденных.

Я отогнал грустные мысли. Все хватит. Сейчас праздник и мне нужно идти на него. А завтра у нас большой поход.

Бри вернулась, и мы пошли на праздник. По пути к нам присоединились остальные, так что шли мы дружной компанией. Ну, почти дружной. ‘Сцилла и Харибда’ были, не примеримы между собой. Они не ругались, но не разговаривали. Так мы и шли.

Народ вокруг, явно был в предвкушении праздника. Кажется, он будет не менее веселым, чем тогда. Союз Порохового дракона, точно взялся тут за организацию. Вон можно увидеть много народу восточной внешности. Город постепенно украшался, хотя еще были следы разрушений, но трупы нежити давно были убраны. Настроение было приподнятым и веселым. Актеры и музыканты уже заканчивали подготовку на площади, торговцы уже открыли свои лавки и магазины. Обалдеть и это за два дня. Народ тут точно любит веселиться. Все-таки это игра.

Мы дошли до замка графа, где уже собралось немало жителей и игроков. Он был особенно украшен и, кажется, нас ждут высокие гости. Возле замка стояла торжественная процессия, из одной большой белой кареты и полусотни рыцарей в белых доспехах. Ого, кажется, к нам пожаловал сам Первосвященник Руанесса. Его конечно самого не видно, но то что сюда прибыла такая шишка уже показатель того что Император относится ко всему серьезно.

— Йо братец! — Встретил нас Ал. — Вижу в твоем дурдоме прибавление.

— А то, нормальные со мной бы не пошли. — Развел я руками.

— И еще одна красотка с тобой. Я уже завидовать начинаю.

— Не ври, ты заместитель одного из лучших гильдий в игре, у тебя девиц, думаю, уже немерено было. Так что закатай губу.

— Ну, подумаешь. Ладно, идем дары принимать.

Я и Принцесса отделились от нашего отряда, и пошли на встречу с графом. Дальше все прошло крайне скучно. Граф начал толкать долгую, пафосную и нудную речь, от которой я начал зевать. Этот ужас продолжался минут десять. Но награду нам все-таки выдали. Каждому по сотни золотых. Но нам четверым дали по больше. Мне вот три сотни, Принцессе тоже. Аластор от денег отказался, ему выдали большие плюшки для гильдии. Узнав о том, что я создал свою, моему клану дали большие скидки в Баттене, и кое-какие бонусы от торговцев. Даже Тараламу что-то наобещали, я не слушал.

Следом перед народом выступил Первосвященник. Невысокий полный мужчина лет шестидесяти, с пышными рыжими усами и добродушным лицом. Он облачен белые одеяния, в руках он держал большой белый посох. Он создавал впечатление добродушного дедушки.

Он вышел на плац, обвел всех взглядом и добро улыбнулся. А затем стукнул посохом и поднял руку, призывая всех к тишине.

— Дети мои, сегодня мы празднуем вашу победу. — Его дружно поддержали. Но затем вновь утихли. — Вы одержали ее тяжелой ценой, и мы будем помнить имя каждого отдавшего свою жизнь за защиту города и Империи. Осталось только лишь помочь неуспокоенным духам обрести спасение от проклятия Сиртиса. Как и сто лет назад, Первосвященник Руанесса должен исполнить свой долг, я помогу тем, кто заблудился во тьме. — Он поднял посох к небу. А он умеет толкать речь. Мужииик! — Десять тысяч неуспокоенных, ступайте с МИРОМ!!!

Он ударил посохом. И тут же земля под ним начала светиться мягким белым светом. Свет как вода начал растекаться по земле и устремился во все стороны. Уже через минуту весь Баттен и его округи уже светились белой водой. А затем свет будто впитался в землю. С минуту ничего не происходило. Но следом из земли начали подниматься небольшие белые световые шарики. Призрачные огоньки начали подниматься ввысь по всему городу. Я понял, что каждый шарик это умерший тут. Это души умерших возноситься к небесам. Город наполнился прекраснейшим сиянием, мягкий и прекрасный свет распространялся по всему вокруг и поднимался в небеса.

Тут мимо моих глаз мелькнуло, и я посмотрел в сторону. Там была Принцесса, она куда-то шла, подальше от людей. Я пошел за ней.

— И куда ты? — Спросил я девушку. Она обернулась. В ее глазах были слезы, она шмыгала носом и старалась вытереть слезы. — Что с тобой, Принцесса? — Я подошел к девушке, взял платок и начал вытирать ее слезы.

— Они… все они… хнык… погибли, из-за меня… это я виновата, что столько умерло…. — Плакала она. Я обнял ее, и она разревелась в моих руках. Мне стало грустно, от этого. Ведь ее прошлое хоть и выдумано, но для нее самое что ни на есть настоящее. Так же настоящее, как и для меня. Наверное, это ужасно быть ответственной за такие грехи. Но мне все равно, я бы помог ей в любом случае.

— Не беспокойся все прошло. — Утешал я девушку.

— Это так… принцесса Силаре. — Прозвучал незнакомый голос. Мы резко повернулись, и увидели один из этих шариков. Он приблизился к нам, а затем превратился в небольшого, толстого человека.

— Томас! — Глаза Принцессы наполнились яростью. Она захотела вырваться, но я удержал ее, он всего лишь призрак, да и не хотелось отпускать ее из объятий. Значит вот как на самом деле, выглядит тот лич. Не очень он внушителен.

— Успокойтесь принцесса. Я пришел не для того чтобы враждовать. — Он склонил голову. — А для того чтобы покаяться.

— Покаяться?! Ты свел с ума моего отца и погубил мой дом! Ты убил мою мать! — С каждым, словом гнев и слезы были все сильнее.

6
{"b":"175605","o":1}