ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

БУДЕТ ЛИ ВОЙНА?

В наше радостное Завтра веря
Искренне, светло и горячо,
В воскресенье я гуляю в сквере,
Посадивши дочку на плечо.
А ее мне раненой рукою
Не легко удерживать. Но я
Справлюсь с милой ношею такою,
Ты не бойся, девочка моя.
Я из тех родителей влюбленных,
Для которых дороги, как жизнь,
Эти крохи в красных капюшонах.
Крепче за плечо мое держись!
...Вот у нас в народе говорится —
Радостно такое слышать мне:
«Нынче много девочек родится —
Это значит:
Не бывать войне».
Но опять кровавою войною
С Запада туманного грозят,
И опять с надеждой и тоскою
На мальчишек матери глядят.
Будет ли война или не будет?
Нападут ли изверги опять?
Неужели вновь придется людям
Лучших сыновей своих терять,
И чужие танки, словно слизни,
Поползут, найдя свой старый след,
И постройку зданья Коммунизма
Вновь задержат?
Мы ответим: нет!
Нет!
Должны мы родину возвысить,
Не страшась грозящей нам войны.
Быть войне или не быть — зависит
От того, насколько мы сильны.
Армия советского народа,
В нерушимой крепости твоей
Будущего солнечные своды
И судьба счастливая детей.
Не дадим, чтоб огневые трассы
Врезались опять в покой ночей.
В том клянется офицер запаса
С маленькою дочкой на плече.
1949

ДЕЛЕГАЦИЯ НЕМЕЦКИХ ЖЕНЩИН

У нас в Сталинграде всегда делегаты гостят,
Из разных краев приезжают к истоку победы.
Корейские юноши были неделю назад.
Гостили французы, недавно уехали шведы.
Мы слышали здесь, как Поль Робсон о мире поет...
В потертых костюмах ходили гурьбой англичане...
Под Первое мая пришла телеграмма, и вот
Мы женщин немецких на аэродроме встречаем.
В дверях самолета букеты цветов вручены.
Приветы, улыбки — и в город вплывают машины.
И справа и слева гостям новостройки видны,
Меж новых кварталов сурово чернеют руины.
И гостьи притихли. Подумай, какая пурга
Бушует сейчас в их сердцах! В тишине напряженной
Немецкие вдовы идут на Мамаев курган,
Немецкие матери всходят на холм раскаленный.
Под их башмаками осколки красны, как руда, —
Пойдет в переплав то, что в битве гремело когда-то.
От тех, кто в мышастых мундирах взбирался сюда,
Следа не осталось на склонах курганов покатых.
Бесславно забыт тот, кто черному делу служил.
Навеки бессмертен погибший за правое дело!
Немецкие матери встали у русских могил,
На камень горючий цветы положили несмело.
А юная немка на город наш мирный глядит.
Заводы стоят, как дивизии, в блеске металла.
На фланге одном горизонт Гидрострою открыт,
На фланге другом встали шлюзы Донского канала.
В подножье кургана, на старой военной стезе,
На станции той, где Родимцев держал оборону,
Готовы к погрузке, стоят трактора СТЗ, —
Быть может, сегодня в Германию путь эшелону.
1951

МОРЕ ПРИДЕТ

Выйдя на Волгу, я встал над откосом.
Пыль и осколки — здесь почва такая.
Этот участок был отдан матросам,
Насмерть стояла бригада морская.
      Тихие всплески, потоков журчанье,
      Волнами, волнами — воспоминанья!
Шли из Одессы пешком экипажи,
Из севастопольской каменной дали.
Их ненавидели в лагере вражьем, 
«Черными дьяволами» называли.
     На бескозырках — пехотные каски.
     К ранам набухшим присохли повязки.
Было у хлопцев особое горе.
Старый матрос говорил перед боем:
«Коль погибать, так уж лучше на море,
Если могила, пусть рядом с прибоем!»
       Но умирали матросы на суше —
      «Черные дьяволы», светлые души.
Рядом с могилой — гранитною призмой
Острая вышка геологов встала.
Стройка великая Коммунизма
Здесь обретает исток и начало.
    ...Входит в плотину могила над плёсом.
       Море идет к сталинградским матросам.
1951

«Который год ты все живешь одна...»

Который год ты все живешь одна,
Жестокой вечной памяти верна.
Ждала вестей и самого ждала,
В свой страшный день поверить не могла.
В семи столицах памятник ему,
Но ты не хочешь верить ничему.
В железном одиночестве своем,
С дневной работой и ночным шитьем,
Ты детям говоришь который год,
Что вот он отвоюет в придет.
Не утешенье это, не слова:
Я сердцем чувствую, как ты права.
И мертвыми — товарищи мои
Ведут за мир упорные бои.
И среди них сейчас любимый твой
С пробитой пулей русой головой.
Встает он, поджигателям грозя.
Он на посту. Ему домой нельзя!
Когда бы не был он к врагам суров,
На свете стало б столько новых вдов.
Должны все те, кто счастливы вдвоем,
Не забывать о подвиге твоем.
1953
50
{"b":"175616","o":1}