ЛитМир - Электронная Библиотека

     Из Ваших глаз струится удивительный поток...                

     И я, надеюсь, отразить его бы смог,                         

     чтоб адекватно это излученье и тепло                        

     на равнодушный холст, как мирра, протекло,                  

     хотя у продавцов подобных красок не сыскать".              

     Она ответила его цветистости под стать --                   

     "Согласна с радостью, хоть слышу я не те                   

     слова о красках, продавцах и о холсте.                      

     Сейчас такой ответственный момент,                          

     а Вы мне строите тяжёлый комплимент".                      

     17                                                          

     "Быть может, правы Вы, но мной владеет суть.               

     Уже работает моё воображенье --                             

     и в сердце, и в уме какое-то движенье.                      

     А слово вырвется -- его уж не вернуть.                      

     Вот я замедлил речь и думаю о слове,                        

     но образы, что мне явились внове,                           

     уходят, исчезают и как будто слепну я.                      

     Ну не буквально, впрочем. Вот беда моя".                   

     "Понятно. Хоть не просто, но забавно.                      

     Не сочетаются в Вас живопись и речь".                      

     "Нет, не всегда. Течёт беседа плавно,                      

     уже когда пишу". -- "Ага, Вас нужно поберечь,             

     не вмешиваться в Ваши монологи,                             

     когда Вы к образу находитесь в дороге,                      

     и не сбивать кураж". -- "Понятливы Вы, Анна.              

     И даже слишком. Хорошо, но странно".                       

     "Ха, нет ли тут мужского шовинизма?                        

     Известно всем, что этим славится Отчизна.                   

     18                                                          

     А, впрочем, я согласна, даже рада.                          

     Моделью вашей быть -- большая честь".                      

     "Я благодарен за доверье и прошу учесть,                   

     что вам за свой портрет платить не надо.                    

     Придётся живопись по вкусу -- подарю.                       

     Но копию я сделаю себе -- великодушно извините".           

     "Как Вы щедры! Благодарю.                                  

     Нас будут связывать невидимые нити.                         

     Но на портрет отца нужна вам, кажется, неделя".            

     "Не беспокойтесь, я могу писать одновременно               

     и две, и три работы вместе и попеременно.                   

     Мужские лица мне, признаться, надоели,                      

     и я на вашем отдохну, как на поэзии Серебряного Века.       

     На фоне бедности сегодняшних искусств                       

     и криминальной ограниченности чувств,                       

     кого ни пишешь, каждый, Анечка, -- калека".                

     "Но чем уродливей душа, тем выше милость,                  

     крупнее гонорар. Я правильно врубилась?"                   

     19                                                          

     "Нет, корреляции такой буквальной нет,                     

     но вот тенденция гнобит всенепременно".                    

     "Но вы же Микеланджело и Рафаэля пленный.                  

     Как преступаете вы ветхий сей завет?"                     

     "По меркам нынешним -- они миллиардеры,                    

     их окружали благородные ценители мазка.                     

     Да и не в деньгах дело. Мне их грусть близка.               

     Цари, князья -- все были ниже их предбожьей сферы.          

     А деньги -- только симуляция Свободы.                       

     Сама Свобода лишь в Любви, в Поэзии и в Боге".

     "Я с вами так согласна. Мы сейчас в дороге,                

     к которой нас вела Судьба в былые годы".                   

     "Вы верите в Судьбу?" -- "Я управляю ею".               

     "Вы убиваете меня. Так в жилу ваш прикол.                  

     Так значит поступать я в школу живописи шёл                 

     лишь для того, что я от вас сейчас балдею".                

     "Вполне возможно. Благородство вашей речи                  

     меня, как летний лес благоуханный лечит".                  

     20                                                          

     "Так, значит, я вам интересен?" -- "Нет, Андрей,         

     я думаю, вы мне необходимы.                                 

     Хотя, порой глухи непроходимо.                              

     Вставайте, начинайте мой портрет скорей".                  

     "Ох, ох, какая шустрая, командная девица.                  

     Здесь спешка может завести в тупик.                         

     Я торопиться в этом деле не привык.                         

     А в нашем случае пусть это длится, длится..."

     "Вы правы. Это к слову. Что надеть?                        

     Куда мне сесть? Принять какую позу?                         

     Возьму-ка я гвоздику. Или розу?                             

     Вот блузочка, похожая на сеть".                            

     "Притормозите, здесь профессия, мой друг.                  

     Глаз мастера определяет фон, одежду, освещенье.             

     Вермеер, например, луча вращенье                            

     мог превратить в корову, в стог и в луг".                  

     "Мне нравится такой подход здоровый.                       

     Но Вам слабо меня изобразить коровой".                     

     21                                                          

     Ах, как она тот час же пожалела,                            

     когда увидела под быстрою рукой                             

     пейзаж -- камыш и верба над рекой,                          

     своё лицо с классическим коровьим телом.                    

     "Какой жестокий, злобный карандаш!"

     Но вдруг она тихонько хохотнула,                            

     от смеха чуть не выпала со стула...                         

     И он захохотал, поймав её кураж.                            

     Координация нарушилась, и чашка                             

     упала со стола, задетая рукой,                              

     исчез порядок, улетел покой,                                

     и с манекена царская фуражка,                               

     что принесла кухарка с барахолки,                           

     упала на рассыпанный имбирь,                                

     и карта треснула посередине, где Сибирь,                    

     и, слава Богу, что на стенах не было двустволки,            

11
{"b":"175618","o":1}