ЛитМир - Электронная Библиотека

     доступны были в превосходной мере.                          

     У матери был дом с версальским садом,                       

     и у отца дворец и зверь в вольере --                        

     кавказец с сильным именем Казбек.                           

     Параметрами -- лев, характером -- король.                   

     Он понимал, что суетливый человек                           

     играет в жизни вспомогательную роль.                        

     Как равную, лишь Анну уважал.                               

     Ей позволял расчесывать свой мех,                           

     с презрением разглядывая всех,                              

     кто к барину на дачу приезжал.                              

     Сначала Анна навестила мать.                                

     Но пожила недолго, полнедели.                               

     Затем ей женские беседы надоели                             

     и неудобная шикарная кровать.                               

     Так невзыскательны мы в юные года...                        

     Забыли вы об этом, господа.                                 

     33                                                          

     Здесь следует вернуться на три дня,                         

     когда красавица из Франции цветущей                         

     вступила в наши северные кущи,                              

     желанный образ в памяти храня.                              

     С той первой встречи минул год. И с ним                     

     по уговору созвониться срок                                 

     настал. Но на её звонок                                     

     автоответчик твердо объяснил,                               

     что он уехал и вернется пятого числа.                       

     Ей стало страшно, что в её виденьях это                     

     не отразилось ни одной приметой.                            

     Но, поразмыслив, Анна поняла,                               

     что, изгоняя его образ так искусно,                         

     она с ним потеряла вовсе связь                              

     и информация любая прервалась.                              

     Ей стало на минуту грустно. Потом она решила -- "Подожду   

     три дня.                                                    

     Уроком это будет для меня".                                

     34                                                          

     Андрей приехал, тотчас позвонил,                            

     заговорил о тонкостях искусства.                            

     Она же слушала, пока хватало сил,                           

     сопротивляясь неотчетливому чувству --                      

     увидеться как можно поскорей,                               

     заговорить, коснуться рукава украдкой,                      

     смотреть в глаза, его медлительной повадкой                 

     залюбоваться. -- "Что же ты, Андрей?                       

     Зачем ты говоришь о чем-то сложном,                         

     чужом, ненужном, бесконечно нудном?                         

     И выслушать-то это очень трудно,                            

     а уж понять -- так просто невозможно".                     

     Она поймала паузу и тут                                     

     произнесла наивно, наудачу                                  

     "Я уважаю ваш тяжёлый труд,                                

     но не вникаю в вашу сверхзадачу".                          

     Он вдруг осёкся, помолчал и произнёс                        

     "А я-то вас воспринимал всерьёз.                           

     35                                                          

     Что это значит? Вы мне кажетесь умны                        

     достаточно, чтоб поддержать беседу                          

     о чем угодно. Думал -- я приеду                             

     и на просторах неприветливой страны                         

     я встречу сострадательную душу,                             

     способную до тонкостей понять                               

     мои заботы". -- "Я старалась слушать".                   

     "Старались? Вы меня обидели опять".                       

     "Ах, извините, я, ей-Богу, не хотела.                      

     Я Вас ждала, я думала о вас.                                

     И вот пришёл прекрасный этот час...                         

     С налёту я не вникла в ваше дело.                           

     Мне нужно время". -- "Этими словами                       

     Вы покорили мой печальный дух.                              

     Я преклоняю перед вами взор и слух.                         

     Я был неправ. Мне стыдно перед Вами".                      

     "Ну вот и хорошо. Я у дверей.                              

     Давайте встретимся". -- "Конечно. И скорей".             

     36                                                          

     Вот и встретились двое. И что же? Она                       

     потаённой давнишней любовью полна.                          

     Он магической странной её красотой                          

     покорён. Но холодным рассудком                              

     он над сердцем и слабым, и чутким                           

     учиняет контроль грубоватый, простой,                       

     проявленья восторга пытаясь умерить                         

     и стараясь себя безуспешно уверить,                         

     что таких, как она, пруд пруди.                             

     Он весь в образах, в планах, в работе.                      

     Микеланджело Буонарроти                                     

     укрощением духа и плоти                                     

     был ему образцом. Впереди                                   

     ждёт его каторжанина участь.                                

     Станет он, восторгаясь и мучась,                            

     новый мир исторгать из груди.                               

     И любовные прочные узы                                      

     для художника будут обузой.                                 

     37                                                          

     Мы знакомы с мужским эгоизмом.                              

     Обострился он с капитализмом.                               

     Благо, если с годами и с мудростью нежность                 

     приглушит нарциссизм и небрежность                          

     в отношеньи не только к любимым -- ко всем.                 

     Я постиг, как подчас выдаёт нас,                            

     что мужчина -- не пол, а диагноз,                           

     излечимый, увы, не совсем.                                  

     Правда, случай с суровым героем моим                        

     был немного другим. Знала Анна,                             

18
{"b":"175618","o":1}