ЛитМир - Электронная Библиотека

     на мониторы каждый день долбя построчно.                    

     Через два дня он улетел в Китай, в командировку,            

     на мастер-классы. В расписаньи улучив часок,                

     он делал в интернет-кафе бросок,                            

     что было нелегко. Он проявлял сноровку.                     

     И не теряя ни одной минуты,                                 

     садился он тотчас же за письмо.                             

     Оно летело к ней самим-само,                                

     нигде не застревая почему-то.                               

     На нашей рукописной почте это непривычно.                   

     И мы почти не придаём значенья,                             

     когда письмa так долго ждём, что неприлично.                

     Хотя в последние года заметны улучшенья.                    

     Затем печатали на принте письма эти                         

     и берегли, как берегут игрушки дети.                        

     6.                                                          

     Анна. Париж                                                 

     Расстались мы вчера, и вот в своей я келье                  

     сижу одна и привыкаю, что тебя со мною нет.                 

     Пью одиночества я нехмельное зелье,                         

     как говорил когда-то и какой-то там поэт.                   

     Особенно, наверно, будет трудно                             

     мне первые недели от тебя вдали.                            

     И вечера тянуться будут нудно...                            

     Ты чаще мне пиши. Люби меня, хвали.                         

     И передай моей мамане Марисанне,                            

     что бриллиантовую брошь, подарок мне на свадьбу,            

     оставила я где-то там в её усадьбе,                         

     в комоде палисандровом. А может, в ванне                    

     она лежит на кромке, где шампунь.                           

     Такие мелочи я не запоминаю.                                

     Считаешь ты меня дотошной -- знаю, знаю...                  

     Но в смысле брюлек -- я в разряде клунь.                    

     Есть в жизни у меня единственная драгоценность --           

     твоей любви, души твоей нетленность                         

     .                                                           

     7. Андрей. Санкт-Петербург                                  

     Не нахожу себе я места, Анна...                             

     Тоска такая у меня в груди.                                 

     Подумать страшно -- сколько впереди                         

     ночей холодных без тебя, желанной,                          

     и дней без музыки речей виолончельных,                      

     без тёплых губ, изящных нежных рук,                         

     без споров наших, без гостей вечерних.                      

     Как тяжело, когда уедет друг...                             

     Марии Александровне я позвонил сейчас.                      

     Она сказала, что нашла потерянный брилльянт.                

     У мамочки твоей есть удивительный талант --                 

     поднимешь трубку и опустишь через час.                      

     Сегодня её речь была о том, как мне питаться.               

     Про папу твоего сказала что-то гневно.                      

     Тебя целует тыщу раз Наталия Сергевна.                      

     О, как мне хочется в Париже оказаться!                      

     Я без тебя ничто. Я жив едва-едва.                          

     А что же будет через месяц или два?                         

     8. Анна. Париж. Суасон                                      

     Вчера был трудный день. Коллоквиум, доклады                 

     я пропустила. Долг мой -- две недели.                       

     С Люси работали мы, ничего весь день не ели.                

     И хорошо -- в котомке её были шоколады.                     

     Меня учёба затянула, достаётся мне немало.                  

     Так легче без тебя. А то грущу, грущу.                      

     Ты стал являться мне. Гляди -- и я пущу                     

     тебя когда-нибудь к себе под одеяло.                        

     Пока ты не отчётлив, не наполнился теплом,                  

     но вижу я тебя почти что каждый вечер.                      

     Ты не завидуй мне. Твой облик сердце лечит.                 

     Я попытаюсь научить тебя потом                              

     воспринимать меня, как плоть, на расстояньи.                

     Жаль, что не можешь чувствовать себя со мной.               

     Когда ты настоящий, ты иной.                                

     А это так, для утешения сознанья.                           

     Привет Наташеньке. Тебе спокойной ночи.                     

     Целую и люблю. Ты там кури не очень.                        

     9. Андрей. Китай. Вейфанг                                   

     Мой город называется Вейфанг, моя родная.                   

     Чудес здесь, милая, пожалуй, даже слишком.                  

     Как сохранилась нравственность тут, я не понимаю.           

     Мои студенты -- и девчонки, и мальчишки                     

     от восемнадцати до двадцати двух лет --                     

     наивные, послушные, как дети.                               

     Грехов цивилизации здесь нет.                               

     Мне, право, по душе порядки эти.                            

     Шесть классов у меня, и в каждом до пятидесяти душ.         

     Перехожу из класса в класс минут на двадцать.               

     Мне их хватает, чтобы разобраться                           

     почти что с каждым. Карандаш и тушь,                        

     и акварель -- здесь основные матерьялы.                     

     Я их учу рисунку, композиции, штриху и перспективе.         

     Часов по десять в день пашу на этой ниве.                   

     Ночами мёрзну. Попросил второе одеяло.                      

     А интернет здесь четверть часа, треть юаня, по рублю.       

     Целую, Аннушка. Люблю.                                      

     10. Андрей. Китай. Шанхай                                   

     Позавчера покинул я Вейфанг. Сегодня я в Шанхае.            

     Все триста провожать меня явились на вокзал                 

     и плакали. И на минуту я закрыл глаза,                      

     чтоб удержаться. А потом они махали,                        

     кричали мне во след, наверно, добрые слова.                 

     Я сам, ей-Богу, не пустил слезу едва.                       

     Учил их две недели и настолько к ним привык,                

     что стал душой дитя, как их примерный ученик.               

     В Шанхае начались мои гастроли. Здесь в огромном зале       

     две тысячи художников собрали.                              

     И на глазах у них я маслом написал портрет                  

     мужчины пожилого, может быть, шестидесяти лет,              

32
{"b":"175618","o":1}