ЛитМир - Электронная Библиотека

     сначала, напиваясь, воспаряет до вершин,                    

     немного попарит и падает по фронту.                         

     Уйти, упрятаться, залезть в свою нору --                    

     вот способ, чтоб продлить свои полёты,                      

     опасные при этом совершая повороты                          

     и не влипая с властью в грязную игру.                       

     Но многочисленные муки и болезни,                           

     которые приносит алкоголь, --                               

     инсульты, аритмии, белые горячки, просто боль,              

     инфаркты, сумасшествия, желудочные рези,                    

     опасность потерять своё жильё,                              

     стать синяком подъездов, подворотен.                        

     А если ты не стар, здоров и в меру плотен,                  

     найти заразную гумозницу и с ней делить житьё.              

     И всё кончается однажды на заре                             

     захороненьем на безвестном пустыре.                         

     15                                                          

     Андрей не раз прошёл все эти развлеченья.                   

     И в поножовщинах был резан безоружный,                      

     и заходил в притоны ради дружбы,                            

     и обнимал цариц квартального значенья.                      

     Но в этот раз пройдя магический свой круг,                  

     вернулся к ясности и цельности мышленья                     

     и принял чёткое и твёрдое решенье --                        

     остановить теченье общих мук.                               

     Его опять в больничке прокачали дочиста.                    

     О, Рукотворный Спас -- больничная постель!                  

     И под лопатку через шприц ему всадили гель                  

     от фирмы "Эспераль" для абстинентного поста.              

     Элеонора Штамм пыталась подкатиться                         

     и подставляла и моделей и красоток из попсы.                

     Но он вернулся в плен Анютиной красы,                       

     хотя она должна была ещё не скоро возвратиться.             

     Элеонора поняла, что исцелённый от Мефисто                  

     неискушаем, ибо твёрд, покоен, чист он.                     

     16                                                          

     "Прости, Андрей!" -- "Что хочется сказать Элеоноре?      

     Что ты раскаиваешься и предаёшь свой Ад?"                  

     "Ты, милый, обольщаться слишком рад.                       

     Хочу сказать -- ты днями покажись в моей конторе".

     "Что там?" -- "А там твои полотна,                       

     что ты в великом вдохновеньи написал.                       

     Уставлен ими весь огромный зал,                             

     и публика, как сельдь, там ходит плотно,                    

     и каждый божий день идёт аукцион".                         

     "Ты продаёшь мои работы? Ты воровка!"

     "Как мог подумать ты... Ну, право, мне неловко.            

     Ты подписал со мною договор". -- "Где он?"

     "Пожалуйста. Вот копия". -- "Но не моя здесь             

     сигнатура".                                                

     "Ты был другой. Расписывался по-иному, просто диво!        

     Нотариус заверил. Я была бы дура,                           

     когда бы не учла такую перспективу".                       

     17                                                          

     В старинном здании, что выстояло под бомбёжкой,             

     всё вырвано внутри, все коммуналки.                         

     Стекло, металл, бегущие наверх и вниз дорожки,              

     бриллианты, магазины, шарики и палки.                       

     Не всех конструкций внятен чин предназначенья.              

     Но зал огромный с потолком в стеклянной кровле              

     был предопределён коллекционеров ловле.                     

     И вдруг Андрей увидел, как из снов, виденья.                

     Так странно узнаваемые кроны и фигуры                       

     и смутно близкие уродливые женские тела,                    

     предельно искажённые пропорции, фальшивые фактуры.          

     Любая композиция как в зеркале плыла                        

     кривом. На лицах тряпки кожи рваной                         

     зелёной, бурой, шеи, как у змей.                            

     Андрей вдруг задохнулся. Оказался на диване.                

     Подумал -- "Что за мразь? Попробуй так ещё сумей!"

     И вдруг услышал голос Чёрной Леди рвотный                   

     "Великий Мастер, узнаёшь свои полотна?"

     18. Отречение Андрея                                        

     "О, Леонардо, мой меч принеси.                             

     Ты, Микеланджело, -- тяжкие латы.                           

     О, Рафаэль, -- пред тобой виноват я.                        

     О, Фальконe, -- не ваяй для Руси.                           

     Ты ли, Дали, обманул Сатану,                                

     или Магритт тебя кинул игриво?                              

     Вот и Ван Гог молодой и стыдливый.                          

     Здравствуй, мой рыжий, ты видишь -- тону!                   

     Тонкий, расчётливый, жёсткий Вермеер,                       

     маленький, нежный, жестокий Дега,                           

     здесь не мой лес, не мои берега,                            

     пальмы больной догорающий веер                              

     тоже не мой. Эти красные речки,                             

     это животное с глазом орла,                                 

     это не кровь, Ренуар, а смола,                              

     не скорпионы, Мане, человечки.                              

     Я проклинаю весь этот компот                                

     ради меж нами уловленных нот".

     19                                                          

     "Мне непонятно, что бормочешь ты, Андрей.                  

     Зачем отказываться от своих шедевров?                       

     На них истрачено изрядно вдохновенья и нервов.              

     Теперь ты помоги мне их продать скорей".                   

     "Я отзываю свою подпись с договора!"

     "Ох, не смеши, ведь это же не пакт.                        

     К тому же, что писал ты -- этот факт                        

     у многих в памяти. Кончаем разговоры.                       

     Немало выставок прошли твои обычные работы.                 

     Купили только две. Ах, три -- прости!                       

     А тут успех большой. Смотри не упусти.                      

     Ты скоро будешь жить богато, без заботы".                  

     "Да, деньги мне нужны, но не такой же лажей.               

     Я опозорюсь навсегда". "Ты гордость всей Страны.          

     Американцы, немцы -- все покорены.                          

61
{"b":"175618","o":1}