ЛитМир - Электронная Библиотека

     Теперь с испугу влез в Великие полотна.                     

     Он не предвидел эти катаклизмы                              

     и баловался, как простой нахал.                             

     Но Гению сбил ракурс, руку, призмы.                         

     Он Живопись Земли перепахал.                                

     Теперь Твой преданный слуга не может снова                  

     обресть Тобою проторённый путь.                             

     И лишь Твоё Единственное Слово                              

     поможет нам художника вернуть".                            

     "Верни Гармонию Великому рабочему, мой грязный Брат".     

     "Верну по Слову Твоему. Я сам уже не рад".                

     10                                                          

     Быть может, это лишь моё воображенье.                       

     Я голоса Всевышнего не слышал никогда.                      

     А может, он сказал -- "Чёрт знает, что за ерунда!          

     Куда ты вечно прёшься? Прекрати вторженье.                  

     Не трогай парня, дай ему писать свои пейзажи,               

     ведь он учился и работал много лет".                       

     А Чёрт ему в ответ -- "Ну, Ты и скажешь.                   

     Он стал богат, его узнал весь Свет".                       

     "Но он ведь утерял талант, когда всё полотно светилось.    

     Ему дороже это. А не злато.                                 

     К тому же знаешь ты проблемы всех богатых.                  

     Освободи его, Чертяка, сделай милость".                    

     "Ну ладно. Уважая Вашу просьбу, Господин,                  

     я возвращаю нивелир его сердцебиенья.                       

     Он станет продолжать свои творенья.                         

     Прошу учесть, что без него мне скучно. Я один".            

     Быть может, было так. Хотя, скорее,                         

     происходило это в душах Анны и Андрея.                      

     11, 12, 13, 14, 15                                          

     . . . . . . . . . . . .

     16                                                          

     Законы Слова злы и строги.                                  

     Учу я простоте язык                                         

     и к этому труду привык.                                     

     Мне Русский указал дороги.                                  

     И я прошёл их даль и пыль,                                  

     асфальт, колдобины, брусчатку.                              

     Он дал мне личную повадку                                   

     и собственный весёлый стиль.                                

     Хоть я серьёзен иногда,                                     

     всё это хитрость и актёрство,                               

     но не враньё и не притворство.                              

     Я светел, как с небес вода,                                 

     и боль легко позабываю,                                     

     не помню чёрные года,                                       

     а униженья называю                                          

     я Русским Стилем, господа.                                  

     Среди пленённого народа                                     

     я вольный дух -- сама Свобода.                              

     17                                                          

     Я не сумел остановиться,                                    

     и ямб онегинский влетел                                     

     в моей истории предел,                                      

     чтоб дать ей как-то заискриться.                            

     От А. С. П. освободиться                                    

     не может русский графоман.                                  

     О, сладостный самообман --                                  

     под гения подопериться.                                     

     Читатель умный всё простит.                                 

     Его, к несчастию, не густо.                                 

     У большинства в том месте пусто,                            

     где Слово или Бог гостит.                                   

     Диямбы, дольники, хореи                                     

     хотя немного посложней,                                     

     но, право слово, не важней                                  

     любого чувства и идеи.                                      

     И потому я так жесток,                                      

     переменяя часто слог.                                       

     18                                                          

     На чём же бросил я моих влюблённых?                         

     Прошло уже довольно много дней,                             

     и вот я к Анечке моей                                       

     готов вернуться с чувством обновлённым.                     

     Едва лишь Шар Земной склонил невидимую ось                  

     к позиции, что соответствовала маю,                         

     как птица к Северу дорогу вспоминая,                        

     она летит. Ученье прервалось.                               

     Он рядом с ней. Она не кончила семестра.                    

     Его болезнь нарушила весь ритм её ученья.                   

     Но на душе её и мир и облегченье                            

     и нету и оттенка чувств, что Клитемнестра                   

     питала к Агамeмнону по сходной же причине.                  

     Пленённую Кассандру он привёз с собой из Трои.              

     С царевной этой пил, развратничал, жене интриги строил.     

     И посему в Микенах от руки супруги удостоился кончины.      

     В России, правда, чтоб женой убитым быть                    

     достаточно того, чтоб просто пить.                          

     19                                                          

     Но к счастью в этом смысле есть у нас прогресс              

     в сопоставленье с Троей, Древней Грецией, Египтом...        

     Мамашу Клитемнестру грохнул за отца сынок Орест.            

     У нас никто из женщин, сколько мне известно, не погиб так.  

     Простите, я отвлёкся на сравненье                           

     весьма сомнительного свойства. Нам же светит                

     гораздо более простое приключенье --                        

     врачи, анализы, роддом и дети.                              

     Все доктора сошлись -- так славно, без сниженья             

     в их практике беременность прошла почти впервые.            

     У современной женщины все нужные параметры, увы им,         

     всегда нарушены и впрок определяют осложненья.              

     И в день шестой июня месяца её свезли в роддом.             

     Седьмого Анечка благополучно разродилась.                   

     И двое новых и любезных нам героев появилось.               

     Они определили чувства и родителей, и всех вокруг потом.    

     Всегда младенец окружён вниманьем,                          

65
{"b":"175618","o":1}