ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Юрий Анатольевич, добрый день! Это Друбский.

— Ну, еще, предположим, и утро, а если день — так только рабочий. Здравствуйте, Владислав Дмитриевич!

— Я заскочу к вам минут на пять — десять — вопрос есть.

— Пожалуйста, всегда к вашим услугам.

Влад положил трубку, поднялся, отправился к Анатольевичу. Проходя мимо Наташи, бросил:

— Меня десять минут нет.

— Хорошо, я поняла, — ответила она.

Кабинет управляющего находился в самом конце коридора — чтобы снующие туда-сюда клиенты не докучали шумом и разговорами.

Влад постучался, вошел. Управляющий просматривал свежий «Коммерсант-Дейли».

— Присаживайтесь, — указал он перед собой. Влад опустился в кресло.

— Вопрос такой: пришел некий господин, попросил кредит, в залог предложил ОВВЗ.

— Это не вопрос, — сказал Юрий Анатольевич, откладывая в сторону газету. — Я вообще не вижу здесь вопроса. Вас что-то смутило в этом предложении?

— Да нет… Но понимаете, он не клиент банка, лично я его в первый раз вижу, и просит сразу полтора миллиарда.

— Владислав Дмитриевич! У нас одних пунктов обмена валют только по Петербургу столько, что я даже затрудняюсь назвать их точное количество, — и у многих из них оборот в день побольше миллиона долларов будет — и что же, думаете, каждого приходящего знают в лицо? Принес баксы, посмотрели — не фальшивые, пересчитали, дали рубли — до свидания! Клиент, не клиент, главное, чтобы облигации оставил и чтобы в любом исходе ситуации нам операция была выгодна. Цель банка — зарабатывать деньги, и как можно больше, а с чьей это помощью делается — непосредственных клиентов, или на межбанковском уровне, или дяди со стороны, — уже неважно. Конечно, разбрасываться средствами куда попало, без оглядки, не следует, но, работая по принципу «никому не дам — вдруг обманут», никогда ничего не заработаешь. А в статье прибыли банка доходы от полученных процентов за предоставляемые кредиты на каком месте находятся?

— На втором, после доходов от операций с ценными бумагами.

— Вот! Я понимаю, проще, конечно, распоряжаться деньгами, когда к тебе приходит наш клиент с ежедневным оборотом в сто миллионов и просит пятьдесят на неделю, но для того вы и занимаете сию должность, чтобы принимать по подобным поводам решения, и — заметьте — правильные решения! Я понимаю, почему вы пришли, — за советом. Но, Владислав Дмитриевич, времена, когда такие проблемы разбирались на самом верху, прошли года три назад, если не раньше. Теперь это вполне в компетенции того сотрудника, который именно этим и занимается, то есть в данный момент — в вашей. И ни в чьей другой, в том числе и моей. Я вам могу сказать: «разрешаю» или «я против» только по вопросам, касающимся организации работы в целом, за каждого в отдельности я выполнять его обязанности не буду. В принципе, то, что вы пришли, — правильно, первый самостоятельный кредитный договор на крупную сумму и все такое, но в любом случае последнее слово за вами, я же никакой ответственности за это нести не буду. Представляете, если сейчас явится операционистка с вопросом, отправлять — не отправлять клиенту деньги по платежке, если на ней подпись главбуха неразборчива, а из валютного отдела обратятся с вопросом, оформлять ли им паспорт сделки с человеком, с которым они раньше никогда не работали? Бардак! Так что я вам не говорю ни «да», ни «нет», в качестве же личного совета, чисто дружеского, могу просто напомнить, что если проситель вызывает какие-то сомнения или вам что-то там интуиция — да, да, это тоже важно! — подсказывает, то у нас есть своя служба безопасности, у нее — начальник, небезызвестный вам Иван Борисович, попросите — он вам за три часа все данные о предполагаемом клиенте выложит, да и не только о нем.

К концу разговора, если так можно назвать монолог управляющего, Влад уже сидел опустив глаза в пол. Когда Юрий Анатольевич закончил, он поднялся и сказал:

— Спасибо, мне все понятно. Я пошел.

— Хорошо. Но все-таки, если вопросы возникнут, не стесняйтесь, спрашивайте.

Влад кивнул головой в знак согласия, вышел.

«Не стесняйтесь! А сам отчитал, как мальчишку. Здорово во всем быть правым и ни за что не отвечать», — думал он.

Зайдя к себе, посидел с минуту, мрачно насупившись, потом снял трубку, связался с постом охраны, узнал номер мобильного телефона начальника службы безопасности, набрал его.

— Але! — послышался в трубке громкий голос.

— Иван Борисович?

— Да!

— Вас Друбский беспокоит, из кредитного отдела Калининского филиала. Помните меня?

— A-а, как же, как же, здравствуй. Что стряслось?

— Ничего страшного. Просто нужно узнать об одной конторе, если она на самом деле существует, солидная ли это организация или так себе, есть ли у них оборот какой или нуль голый, у них серьезный офис или сидят два клерка за обшарпанным столом в тесной комнатенке, — короче, без особенных подробностей, просто общая информация.

— Хорошо. Когда тебе нужно?

— Завтра к утру.

— Да я уже к концу дня могу позвонить, давай данные.

Влад взял визитку, зачитал все, что на ней было. Борисыч удовлетворенно хмыкнул и ушел со связи. У начальника службы безопасности такие вопросы удивления не вызывали, и ответы на них находил быстро. Ближе к семнадцати ноль-ноль, когда Влада уже занимали иные заботы и он успел о своей просьбе забыть, раздался звонок Ивана Борисыча.

— Ну что, записывай, или запоминай, или просто слушай. Фирма такая есть, сфера деятельности — строительство и стройматериалы, но занимаются всем подряд — от металла, леса и цемента до детских игрушек и китайского трикотажа. Счет в «Автовазбанке», остаток — ноль. Но она является учредителем кучи всяких других организаций, а у тех счета в целом ряде банков. Оборот у них средний, но стабильный. Офис располагается по указанному адресу, восемь комнат, человек двадцать сотрудников, обстановка — мебель, оргтехника — соответствующая, все на уровне. Мужик с такой фамилией у них действительно генеральный директор. Все. Если чего нужно подробнее, говори.

— Нет, спасибо, Иван Борисович, достаточно.

— Ну, пока.

— До свидания.

Начальник службы безопасности был «из бывших», долгое время находился на оперативной службе в милиции и посему обладал всеми необходимыми профессиональными навыками — например, Влада он видел всего один раз — на общем праздновании пятилетия существования банка, знакомил их Юрий Анатольевич, — а все ж запомнил. Человек он был жесткий, в разговоре — груб, резок, и полностью соответствовал своей должности. Его приход на нее ознаменовался отказом от услуг охранного бюро и созданием собственной службы, что позволило, во-первых, существенно сократить расходы на безопасность, во-вторых, вселило лишнюю уверенность, что не случатся неприятные эксцессы: свой — он и есть свой, не наемный, доверия больше. Борисыч, казалось, имел связи везде — и в МВД, и в ФСБ, и среди уголовных авторитетов, что существенно добавляло к уже имеющимся, надо заметить, весьма обширным, знакомствам Хозяина и его ближайших помощников.

Информация, добытая Борисычем, Влада вполне удовлетворила. В сумме с тезисами, изложенными в прочитанной им управляющим лекции, получалось вполне весомая аргументация в пользу предоставления необходимого кредита организации просителю, посему, когда на следующий день в две минуты одиннадцатого раздался звонок от господина Бойкова, Влад смело его обрадовал. Спустя два часа тот появился со всеми необходимыми документами, даже справкой из налоговой на открытие счета в банке, печатью и двумя совершенно идентичными ему по внешнему виду личностями — генеральным директором и главным бухгалтером очередной дочерней фирмы с бестолковым названием «Айс М», — организации юридические лица за неимением времени для походов по различным инстанциям — налоговым инспекциям, пенсионным фондам, медстрахам — обычно просто приобретались готовыми, с печатью и полным пакетом документов, за триста пятьдесят — четыреста долларов, в основном у различных аудиторских фирм, представители которых для каждой следующей должны были придумывать новое название, и чем дольше длилась такая работа, тем сильнее истощалась их фантазия. Так, «Строймашкомплект» становился «Машкомплектстроем», затем «Комплектстроймашем», потом, соответственно, «Машстройкомплектом», в конце концов же оказывался «Строймашкомплектом +» или «Строймашкомплектом М», также были популярны буквы «А» и «В» — остальной алфавит почему-то не использовался. Было проще тем, у кого сотрудники были знакомы с римской историей или греческой мифологией — оттуда можно было черпать множество имен. Иногда же было вполне достаточно знания английского языка: торгуешь, например, медикаментами — вот ты уже «Бэст мэдисин трейд Компани», — и звучит для партнеров солидно, и самому приятно, что ты не какой-то там эдакий, а именно «Бэст» и «Компани», одна беда — в платежках тяжело название умещать, но здесь можно использовать аббревиатуру.

53
{"b":"175619","o":1}