ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выдохнул, поднялся на ступеньки, надавил кнопку домофона.

— Здравствуйте, вы к кому?

— К господину Бойкову.

— Проходите.

Щелкнул электрический замок, Влад толкнул дверь и вошел внутрь. На входе за столом перед огромным экраном монитора, разделенным на четыре части, изображающие различные прилегающие к дому участки, и домофоном, служившим одновременно и телевизором, сидел охранник в пятнистой синей форме и разговаривал со своим коллегой — огромным детиной, перепоясанным широким ремнем, на котором одновременно умещались дубинка, рация, кобура с пистолетом, наручники, длинный баллон со слезоточивым газом и пейджер. «Тяжелая ноша, — подумал Влад. — Зато как, наверное, ему приятно смотреться в зеркало!»

— Ребят, — обратился он к ним, — я у вас в первый раз — где тут кабинет директора?

— Направо по коридору, предпоследняя дверь налево.

— Спасибо.

Коридор был широкий, со множеством дверей, почти все они были распахнуты, внутри комнат Влад видел столы, компьютеры, сидящих за ними людей, туда-сюда сновали юноши и девушки, — нормальная рабочая обстановка. Он остановился перед последней дверью слева, постучал.

— Войдите! — раздалось из-за нее.

Он толкнул дверь и оказался в просторном кабинете, весьма похожем на комнату для совещаний и переговоров, — все пространство занимал длинный стол со стоящими по бокам кожаными креслами. Во главе его находился седой мужчина лет шестидесяти, который, взглянув на вошедшего из-под очков, спросил:

— Вы — господин Друбский? — и после утвердительного кивка последнего жестом указал на ближайшее к себе кресло. — Слушаю вас внимательно.

Влад положил на стол папку, раскрыл ее, из кармана вынул серую визитку, протянул Бойкову:

— Ваша?

— Моя, — спокойно ответил тот.

— Хорошо. — И Влад протянул доверенность с паспортными данными. — Тут все правильно указано?

— Правильно.

Затем Влад пролистал документы, вынул решение учредителя, положил его перед Бойковым:

— Ваша подпись и печать вашей организации?

— Но это же копия?

— Да, но нотариально заверенная.

— Так, ну и что дальше?

— Две недели назад у нас появился некий солидный господин, представился вашим именем, дал эту визитку, на следующий день, получив согласие на предоставление кредита, привез все эти документы, пачку ОВВЗ более чем на триста тысяч, как оказалось, поддельных, и больше мы его не видели.

— Ну, тут я вам могу только посочувствовать. То, что какой-то мошенник воспользовался моей фамилией, паспортными данными и наименованием моей организации, мне, во-первых, очень неприятно, во-вторых, совершенно необъяснимо. Я понимаю, что вы пришли за разъяснениями, и хоть я вовсе не обязан их давать, все же скажу вам то, что вы и сами должны знать, — вырезать печать любой сложности стоит максимум пятьсот долларов, печать же этого нотариуса, если он существует — есть специальные регистры, можно проверить, — сто пятьдесят — двести. Что касается копии моей подписи и печати «Ленэнерготеплостроя», то у нас договорные отношения со множеством организаций, ежедневно здесь толпятся клиенты, и на каждом совместном документе стоит моя подпись и наша печать. Сложнее с паспортными данными, но объяснить можно и это — их можно узнать в милиции, в ЖЭКе и, наконец, внутри нашей организации…

— То есть вполне возможно участие вашего сотрудника? — спросил Влад.

— Я этого не говорил, но у нас в штате состоит тридцать человек, и за каждого ручаться, как вы понимаете, я не могу. Хотя, на мой взгляд, ситуация выглядит так: кто-то из наших клиентов, коих, я повторяю, у нас чрезвычайно много и каждый из которых получает от меня визитку, не выбрасывает оную, а однажды изготовляет печать, вероятно, существующего нотариуса плюс штамп, составляет решение учредителя, с помощью ксерокса и имеющегося у него договора с нашим АО переводит на него мою подпись и нашу печать, сам же его «нотариально заверяет», равно как и банковскую карточку, как и устав вновь созданного общества, которое — вполне возможно — стоит на учете в налоговой инспекции, только с настоящим, другим учредителем, откуда и справка, идет со всеми этими бумажками, поддельными паспортами и облигациями к вам, заговаривает зубы — вы и купились. Так?

— Почти так. — Влад был как-то даже по-особому, отрешенно спокоен. Мало того, что он пришел после драки кулаками махать, да еще, оказалось, и не по тому адресу. — Но почему именно ваша фамилия, ваше АО?

— Не смогу объяснить, — развел руками Бойков. — Но замечу, что нам и своих денег на жизнь хватает, и налоги мы исправно платим, и аферистов любого рода у себя не держим. К тому же я не такой, простите, дурак, чтобы переходить дорогу крупной банковской структуре. Если же вы все-таки уверены в моей личной причастности к данному делу, то пожалуйста, пусть ваши люди встречаются с нашими и решают, кто прав, кто виноват, только, думаю, решение будет не в вашу пользу.

— Ну да, ясно, — Влад поднялся, сложил все листки обратно в папку, — спасибо за беседу.

— Да не за что. И честно говоря, мне жаль не только, что мое имя в этой истории замешано, но и что она вообще приключилась. Но не падайте духом — не вы первый, не вы последний, — хоть это и слабое, но все же утешение.

— До свидания. — И Влад повернулся к двери.

— Всего хорошего, — сказал ему вслед Петр Павлович.

Обратной дорогой Влад пытался придумать хоть самую маленькую зацепку, которая могла ему помочь найти какой-нибудь выход, но партия была уже безнадежно проиграна — любой ход был бесполезным.

Когда он вернулся к себе, радостная Наташа сообщила, что звонил только что вернувшийся с Карибских островов Александр Николаевич и просил Владислава Дмитриевича по приходе срочно с ним связаться — он дома.

Влад закрылся в кабинете, не снимая плаща, плюхнулся в кресло, снял трубку телефона, набрал Сашин номер.

— Да! — услышал после двух гудков.

— Привет, Саш, это Влад.

— Салют! Что стряслось?

— Даже не знаю, как сказать… — замялся Влад.

— Как есть, так и говори!

— Ну, в общем, дал я кредит, срок истек и…

— Невозврат, что ли?

— Ну да.

— На сколько?

— Полтора миллиарда.

— Ты что, рехнулся?! Не, твою мать, ты рехнулся?! Ты соображаешь, что говоришь?! Залог был?

— ОВВЗ, которые оказались поддельными.

— Да ты!.. Да ты с ума сошел! Когда вернуть должны были?

— Вчера, но ни слуху ни духу.

— Я через полчаса буду.

— Слушай, Саш, может, лучше я к тебе.

— А разница какая?

— Ну, твое появление взбудоражит всех…

— А ты все в тайне держать собрался? Думаешь, сегодня-завтра эти деньги на тебя с потолка посыпятся? Жди, я скоро подъеду.

Через тридцать минут появился Александр, загоревший до черноты, все его сразу окружили, забросали вопросами о впечатлениях от отдыха. Он, отшучиваясь, с трудом отбился и прошел к себе в кабинет. Несмотря на фактический отпуск, был в костюме — на фоне посмуглевшей кожи воротничок рубашки прямо-таки сверкал белизной. На вопрос Косовского, почему он не отдыхает после долгого перелета, Саша ответил, что по работе соскучился. Поздоровался с Владом, уселся напротив него, крикнул Наташе, чтобы в течение двадцати минут ни с кем не соединяла и никого не пускала, закрыл дверь на замок.

— Ну, давай рассказывай, как это все приключилось.

Влад достал из сейфа папку с облигациями и юрдело «Айс М», подал Саше и, пока тот их просматривал, медленно, стараясь ничего не упускать, поведал всю историю от начала до конца, в том числе и нынешний визит на Чкаловский проспект. Александр в течение этого времени ни разу его не прервал и, когда говоривший закончил, продолжал молчать. Потом вдруг встал и зашагал туда-сюда по кабинету.

— Все это настолько абсурдно, Влад, что в голове моей просто не укладывается. Я еще могу понять, когда человек валюту на вещевом рынке покупает или продает и остается в конце без денег да еще с носом разбитым, но триста штук… Это очень круто. Если бы мне рассказали такую историю о другом банке, я бы решил, что тут не обошлось без помощи его сотрудников, именно тех, кто этот кредит предоставил. Ты меня понимаешь?

65
{"b":"175619","o":1}