ЛитМир - Электронная Библиотека

Ведь это же — рука народа!

«Отчизна — наша, наши и права!» —

Вы гордо заявляете сейчас,

А что с отчизной будет в грозный час,

Когда враги набросятся на вас?

Но разве можно спрашивать... Простите!

Геройство ваше, дёрские событья 1

Забыл! Пора бы памятник поставить,

Чтоб Дёр, позор и бегство славить!

1 Намек на позорное бегство венгерского дворянского ополчения от наполеоновских войск в 1809 г. возле города Дёра.

Права народу! Дайте их скорей,

Во имя мира, если мир вам мил!

Поймите: рухнет родина моя,

Как без подпор, без новых, свежих сил!

Сорвали конституции вы розу,

А все шипы швырнули вы народу.

Хоть лепесток народу подарите,

А... часть шипов себе возьмите!

Народ пока что просит... Скоро вы

Узнаете, как страшен он в борьбе!

Восстав, не просит, а хватает он!

О Дёрдя Дожи вспомните судьбе:

Его сожгли на раскаленном троне,

Но дух живет. Огонь огня не тронет!

И берегитесь пламень тот тревожить —

Он всех вас может уничтожить!

Пешт, 1847 г.

 

 

ЛИШЬ ВОЙНА...

Лишь война была мечтою

Лучшей в моей жизни,

Та война, где за свободу

Сердце кровью брызнет.

Есть одна святая в мире —

Лишь пред ней с любовью

Нам клинками рыть могилы,

Истекать нам кровью.

Имя той святой — свобода!

Все безумцы были

Те, кто слепо за другое

Жизни положили!

Мир, мир, мир, но не тирана

Прихотью надменной, —

Мир, добытый лишь свободы

Силою священной.

А когда на свете будет

Мир всеобщий, дружный,

Вот тогда на дно морское

Мы швырнем оружье!

Но до той поры — к оружью!

Будем храбро биться,

Хоть до светопреставленья

Та война продлится.

Пешт, 1847 г.

 

 

ЧЕМ ЛЮБОВЬ БЫЛА МНЕ?

Сердце не из камня.

Чем любовь была мне?

Полным слез водоворотом,

Легкой лодкой, утлым ботом.

Грусть стояла у кормила,

В парусах разлука ныла.

Сердце не из камня.

Чем любовь была мне?

Темным лесом, страшной чащей,

Полной нечисти рычащей,

Воем волчьих стай заблудших,

Шорохом мышей летучих.

Сердце не из камня.

Чем любовь была мне?

Глупой мальчика забавой,

Ловлей бабочки вертлявой.

Он — к цветку, она — с купавы,

Он за ней — и бух в канаву!

Сердце не из камня.

Чем любовь была мне?

Палачом моих мечтаний,

Увозящим на рыдване

Бедный труп мой с эшафота

За тюремные ворота.

Сердце не из камня.

Чем любовь была мне?

Щелкающим реполовом

На гнезде в кусте терновом.

Разорит гроза жилище —

Он другое вьет, почище.

Пешт, 1847 г.

 

 

СКИНЬ, ПАСТУХ, ОВЧИНУ...

Скинь, пастух, овчину, леший!

Воробьев пугать повешу.

Видишь, налегке, без шубы,

Как реке-резвушке любо!

Разлилась и всею грудью

Жмется к мельничной запруде.

Потому что в эту белость

Сверху небо загляделось.

Где синичек пересуды?

Соловьи взялись откуда?

Где да что — мне горя мало, —

Пели б в роще, как бывало.

Первый лист, как пух бесперый,

На орехе у забора.

Будут крылья — от желанной

Улететь не смей с поляны.

Эй, куда, куда, знакомка?

К лавочнику за тесемкой?

Вон, бери их, даровые

Ленты — версты луговые.

Пешт, 1847 г.

 

 

ЛЮБОВЬ

В лодочку воображенья

Сядьте, милые мои,

Весело переплывайте

Озеро моей любви!

Всем, кого любил когда-то

И кого сейчас люблю,

Эту самую ладью

Моего воображенья

Я сегодня подаю.

Вот они, явились толпы

Женщин, девушек прелестных!

Вижу хорошо знакомых

И почти что неизвестных.

Верно! Их любил я тоже,

И они душой владели,

И нельзя мне отрекаться,

Ибо начал я влюбляться

Чуть не с самой колыбели!

Вот оно что значит, мудрость!

Было ясно мне, дитяти,

То, о чем иные старцы

Не имеют и понятья:

Знал я, что лучи живые

Посылает только солнце,

Но оно горит не в небе,

А пылает в нашем сердце,

И «любовь» оно зовется!

Эй, искатели сокровищ,

Бросьте! Уверяю вас:

Больше всех алмазов мира

Стоит пара чудных глаз.

И напрасно, честолюбцы,

Вы, в стремленье быть известней,

Проливать готовы кровь!

Роза юная прелестней

Целых лавровых лесов!

Пусть скупец считает злато!

Я бы лишь одно хранил:

Поцелуи, что когда-то

От любимых получил.

Пусть одними лишь цветами

Мне судьба украсит шляпу,

Больших лавров не ищу!

Даже те, что я имею,

Если надо — возвращу!

Секеш-Фейервар, 1847 г.

 

 

ЦВЕТЫ

Любуюсь, обходя поля,

Цветами средь густой травы.

Цветы мои, мои цветы,

Прекрасны несказанно вы.

Как мальчик девочки, дичусь

Я вашей дивной красоты.

Я завещаю на моей

Могиле посадить цветы.

Присаживаюсь я к цветку,

И вот, беседою согрет,

Я признаюсь ему в любви

И жду, что скажет он в ответ.

Он понял все, но он молчит

Под видом ложной немоты.

Я завещаю на моей

Могиле посадить цветы.

Как знать, быть может, аромат

Цветка и есть его язык?

Он обращается к душе

И ставит нашу мысль в тупик.

Но мир существ вообразим,

Лишенных этой глухоты.

Я завещаю на моей

Могиле посадить цветы.

Да, верно, запах — это звук,

И я услышу песнь цветов,

Когда спадет с меня в гробу

Глушащий эту песнь покров.

Не дух я буду обонять,

А слушать музыку мечты.

Я завещаю на моей

Могиле посадить цветы.

Могилу будет овевать

Их, ставший благозвучьем, дух

И усыпительно ласкать

Мне колыбельной песнью слух.

Я буду спать, и вновь весна

Расплавит снежные пласты.

Я завещаю на моей

Могиле посадить цветы.

Пешт, 1847 г.

 

 

ГЕРОИ В ДЕРЮГЕ

И я бы мог стихотворенья,

Позолотив, посеребрив,

Рядить в цветное оперенье

Красивых слов и звонких рифм.

Нет! Стих мой не субтильный франтик,

И вовсе не стремится он,

Душист, кудряв, в перчатках бальных,

Ища забав, вбежать в салон.

Клинки не блещут, смолкли пушки,

Сном ржавым спят сейчас они,

Но бой идет. Не штык, не пушка —

Идеи бьются в наши дни.

И я участвую в сраженье.

Я — командир, а мой отряд —

Мои стихи: в них что ни рифма

11
{"b":"175622","o":1}