ЛитМир - Электронная Библиотека

384 Дополнения Спешил святой налог исполнить. - Я шел по берегам Эвксина И нес с собой Пророка глас До бурных Меотийских вод, Где Джамбулукски, Эдшикулъски, И Эдизански, Аккерменски Станицы процвели во славе, И наконец, - прешед Кавказ И шую Миуса страну, Где многозлачная пустыня Покрыта снежною ковы лью, Что стеблем зыблет, помавая Всегда вершинки седоперы, И домы тысяч птиц хранит, Пришел с пророческим уставом В сей знаменитый Херсонис. - Тут я познал глубоку древность Сего камнистого предела, Учился нравам и умам, Сердца к пророку привлекал В угодность призраку его. - Но все его предлоги сильны Имели слабой здесь успех: Я тысячу нашел в пути Сильнейших бедствий и прещений. - Потом тебя узрев, - Мурза, Услышал я с восторгом духа, Что ты меня избрал в отца. - Се холм еленей! - здесь, Мурза, Я в первой раз тебя узрел. - Ты одолел себя - и, брак Отсрочив, убедил меня, Чтоб Магометовы останки Вторично посетить в Медине. - Се! - наконец мы паки здесь! - Но я третичный путь возьму

Дополнения 385 И там близ Праотца умру. - Увы! - последний жизни год!» «Премудрый старец! - рек Мурза (Мурза сам в мудрости наставлен), - Да будет благ святый твой путь! Да будет спутником тебе Хранитель Ангел, - Страж небесный, И оградит тебя от стрел, Летящих в тьме и сени смертной! - Когда достигнешь в третий раз Священныя сея Медины, Дерзну ли заклинать еще Тебя я именем Пророка, Чтоб тамо ты принес мольбу, Да буду здрав душей и телом, Да нивы каждой год мои Произведут сторичный плод, И зрелый виноград прольет Багровы токи пенных соков? - Но ты, - Шериф\ не возбрани Младому юноше спросить: Когда Алла велел тебе Идти в сей славный Херсонис, Почто ты не избрал других Путей кратчайших для сего? - Я зрел на чертежах вселенной Ближайший путь сюда чрез море. - Не страшно ли для дряхлых дней Прейти камнистые хребты, Прейти Донские берега, Где некогда Орфей печальный, Что прежде из грубейших скал Извлечь умел потоки слез, Сам по глухим вопил пустыням, Оплакивая невозвратну 13. Бобров Семен, т. 2

386 Дополнения Потерю милой Эвридикщ Подобно нежной филомеле, Лишенной бедного птенца? - Не страшно ль проходить то место, Где ратоборцы полуночны Столь часто шумны движут стопы По пламенным стезям Алкида, Который некогда исторг Злосчастна узника из цепи, Привязанна к горе Зевесом, Где Прометей уже не моет Слезой Кавказского хребта; - Уже умолк стенанья глас, Который меж пустых утесов Столь часто, - столько долго выл». - «Сын мира! - старец отвечал, - Что быть спасительнее может В юдоли мрачной жизни сей, Как, преломленные лучи Собрав из посторонних светов И в точку их соединя, Чистейший свет из них устроить, Потом - к себе его присвоить, Да светит в нравственном он мире. Но собирать их - лучше там, Где нет обманчивых паров Или огней гнилых и ложных. - Ах! мой Мурза! - как нужны знанья, Которы странник почерпает Из разных душ иноплеменных? - Конечно, - должно быть пчелой И брать сок чистый из всего. Что дальности? - они лишь страшны Для нежных сибарита стоп. - Мы все пришельцы - ты - и я;

Дополнения 387 Вселенна - поприще для нас; Отечество не здесь, - но там... Да; - мог бы я избрать, конечно, Кратчайшую стезю в Эвксине. - Известно, что в Колхиде дикой Или в Мингрелии лесистой, Где распаленная царевна Открыла древле путь сквозь пламень Пришельцу милому к руну, Всегда десница смерти машет, И в ясный день, и в мрачну ночь, - Там все напоминает О смертоносных чарованьях Колхидянок злоухищренных, О неких пламенных дождях, Об огнедышущих волах, О тенях, о мечтах Гекаты. - Кто там не пал на половине Своих отважных предприятий? - Кто тамо с самой высоты Путей своих не низвергался? - Но кто же из шерифов смеет Не точно глас Аллы исполнить? - Уже я не страшуся смерти. - Я, сколько мог, - исполнил долг. О! если б милосердо небо Вложило в дряхлые стопы Еще еленя быстроту! Еще притек бы я счастливо До тех источников живых, Где утолил бы жажду сердца И оживил бы плоть и кровь. 288 Истоки знойны испускает 334 (нет) 13*

388 Дополнения 350 353 363 367 388^08 410 421 425-452 457 484-497 501 506 508 510 517 519-520 534-546 Подъемлют бодрое чело В тиши глубокой меж горами (нет) Свой крик коленчатый выводит (нет) Меланхолическая грусть Пни голы - не его ль следы? (нет) Где час горящий прибежит (нет) Сафирной тверди достигают Едва одно не составляют На темно-серах их концах Восходят выше предо мной (нет) Которы кажутся пред ним Ползущими буграми токмо! Свое заносит черно око В обитель жителей эфирных. Другой вблизи его утес, Противный видом и челом, Венчан скуделью темно-красной, Восходит острыми столпами В пределы тверди возвышенной,

Дополнения 389 Но тех высот не достигая, Куда возникнул Чатырдаг, Как меньший старшему ревнует 549-578 {нет) ем. 579-582 ц0 две сии скалы высоки, Как две подпоры Херсониса Или как два столпа ужасны, Поддерживая свод небес 584-588 {нет) (ПЕСНЬ ВТОРАЯ) ^ Как нежно! - Как прекрасно здесь Сей горный жаворонок скромный, На белых крылошках порхая, Трелит пустынну песнь свою! ем. 10-70 Доселе естества десница, Переменяясь в видах дел, Лишь втайне разверзала силу; Но здесь, - средь сих ужасных гор, Она подобна исполинской. «Неизглаголанный! - Велик, Велик ты в целом естестве. - Твоя блистает красота Среди долины безмятежной В млечной лилее, в алой розе. Твой тихий благодатный глас В зефирах шепчет тонкокрылых, Порхающих в лугах цветущих. Твое дыхание прохладно В тенистых веет купинах; Но здесь величество Твое,

390 Дополнения Твое могущество и слава В священном ужасе исходят Среди камнистых сих громад; Твой всемогущий глас глаголет В сих сено-лиственных дубах; Твой дух взывает громогласно В сих, - сих свистящих вихрей силах, Сражающихся между гор. - И кто на высоте ужасной Не ощутит Твоей стопы, - Что, шествуя сквозь мрачны тучи, Звучит, как пламенно железо? Кто здесь Твоей не узрит славы? Кто не услышит гласа в громе? Ты дхнешь, - и бук, и дуб столетний Ложится корнем вверх косматым. Взгремишь, - и каменна скала Дрожит, - трещит и ниспадает. Блеснешь, - и страшный сей хребет В своем металльном основаньи Растопится, - сгорит, - исчезнет, Как воск от ярости огня, Как в тверди облако дебело, Проникнуто лучами солнца, Иль как блестящий снег, лежащий На теме сей горы при зное. - Но что реку? - лишь Ты восхощешь, Шатнется мир на ломкой оси; А Твой престол, - Сион небесный, Не поколеблется вовек. Творец! и здесь, - и здесь Твой храм, Сафирный свод небес палящих, Мне мнится, приклонен сюда; Столпы его - древа столетни, Курение - цветы Альпийски', Симфония - хор птиц в дубах;

Дополнения 391 71-73 92 103 117-119 130-133 140-142 156-157 160 164-167 176 181-188 Красивость - пестрота цветов, А верх камнистый возвышенный Являет жертвенник священный. - К Тебе, - к Тебе я приближаюсь И в немтований песни сей Благоговею, - Боже чудный!» Оставь свои холмы любезны, Божественна моя камена! - Да будет Чатырдаг высокий Всегда прохладен, здрав и свеж И мнишь, что каждый небожитель (нет) Растущий сребряник на камнях, Горящий звездо-цвет, подлески С альпийским злаком прозябают (нет) Не их ли сыпала Аврора! Не их ли месяц зрел в нощи? Не их ли Феб уносит днем? Сих легких тварей уловить, Когда быстрее стрел их ноги? Через ужасные вершины Как часто здесь удачна пуля Влетает в бьющуюся грудь! - Смотри! - как там орел кичливый, Пушистошейный, белоглавый Так гордо, так парить отважно (нет)

392 Дополнения 197 И с ним шипун сипоголосый 205-207 все здесь на высоте яснеет; Все здесь являет бодрость духа И тонкую эфира живость. 225 А божества, возвеселившись 234 Своим челом железо-хладным 259 {нет) 274-277 Спущенные их тучных туч? Как любопытно на подвластны Смотреть утесы Чатырдагу И на растущие холмы 297 Кристальна урна здесь Салгира 298 (нет) 329 ijTO ВКуСна требует трапеза 331 Гордятся пестротой садов 337 Низводит дни приятны жатвы 349 Прекрасны сливы, сладки груши 355-356 Ц дружно вьяся окрест древ, Объемлют нежно стволы их ем. 362-367где дщерь Италии прекрасна Достаточну находит помощь Для умовения лица; Там все такие прозябенья Растут и врачевство дают. 368-375 (нет)

44
{"b":"175626","o":1}