ЛитМир - Электронная Библиотека

Часть первая 119 Не сам ли вождь планет небесный, Вступя в Весы, вещает нам, Что суд и милость равновесны Полночным жизнь дадут странам? Ты, кою вечно провождает Неправда, месть, убийство, смерть, Перед которой содрогает Вселенная и горня твердь! Ты, коя, в тучи возлетая На черных ропотных крылах И Стиксово чело вздымая, Смерть ближним молит в облаках! Ты ль средь развалин потускневших Уснувшей жизни медным сном, Меж желтых черепов истлевших, Где ржавеет зарытый гром, Клянешься вызывать все силы, Всех адских сих бичей лихих, Пока биются жизни жилы И кончат бой у ног твоих? Клянешься, - шлемом покрываешь Чело, ископанно в громах, Клянешься, - и в кохтях шатаешь Косматый пламенник в зыбях, И с фурией, - своей подругой, - Минервы труд ты вержешь вмиг, Что был вершен времен услугой, Что в поте перст веков воздвиг. Твоя ль рука ниспровергает Число толиких редких чуд, Где весь гармония сбирает Своей небесной силы труд?

120 Рассвет полночи Так, - ты, земного ужас рода, Луга волшебны скрыла те, Где девственна еще природа Хранилась в полной чистоте; Где непорочность неистленна, Еще блюдя свой цвет прямой, Еще не бывши уловленна Искусства сетью золотой, - Прелестным ковам покорилась И, в сердце ощутя яд вдруг, Навеки пояса - лишилась; О брань\ умри - убей свой дух! Умри! нет воплей с стоном слезным: Уже кумир сей ада спит; - О если б сном уснул железным! - Он спит; - геенна с ним храпит Во глубине косматой нивы; С ним молкнет потушенный гром; Лишь, мнится, в долах сосны, ивы И мшистый вздрагивает холм. От медной брани колесницы Помост по стонам не дрожит; Она, низвершись близ бойницы, С нагнутой осию лежит. - Где брани бурной и жестокой С стопой копытистою конь? - Лег конь ея к траве глубокой И тушит ратный свой огонь. Где бранные доспехи звучны? На ветвях маслины висят И искры мещут златолучны? - Где шлем, где щит ея лежат?

Часть первая 121 Где копий сноп? - где меч широкий? Он нивы меряет предел, На ниве режет след глубокий, И серп на меч его насел. Не знать ни вихрей в поле пыльных, Ни серных облаков густых, Ни топоту копыт насильных, Ниже потоков потовых Поверх хребтов лихой стадницы; Ни струй кровавых не видать; Ни смертных свитов из стрельницы, Ниже хрипений не слыхать. Сам Зевс багреющей десницей Не мещет в раскаленный свод Катящихся громов с зарницей. - Сверкнул; - и вновь средь горних вод, Превыше небеси висящих, Со громоносной птицей он, Свившись во облаках дождящих, Возник почить на тихий трон. О тишина благословенна! - Так при тебе почиет край; Так усыпляется геенна; Так веет в край наш сладкий рай. - Осенне солнце тускло ныне; Но тщетно, разлиясь, туман Мрачит его в своей пучине. - Мне мнится, - дух весны воззван. В сии часы неоцененны, Как с нимфой пастырь на лугах, Свиряя, нежно восхищенный, В плющевых прыгая венках,

122 Рассвет полночи Дни сельски празднует блаженны, - Полнощи слава, - россов свет В пределы паки восхищенны Петрополя теперь течет. Петрополъ! облекися в радость! Того взыскует торжество, Взыскует долг, восторга сладость И благоденства существо. - Упейся чувствием небесным! Простри объятья! - се идет! Спеши! - сретай с лицем прелестным! - Се Ангел с скипетром грядет! Грядет Помазанник в сияньи, Как утро тихия весны, Которое, исшед в блистаньи, Среди восточныя страны Льет розовой своей рукою Струистый пурпур пред стопой Иль щедро сыплет за собою Свой жемчуг в дол и холм крутой. Се Он во славу облеченный! - И се Она! - прими ты их, Как Авраамов дом почтенный Приял в сень Ангелов благих! Пади лицем - и, умиленный, Лей ток из радостных очес! - Се шествуют боготворенны! - Возникни духом до небес! А ты, сребристыми власами Венчанна мать иных градов, Мастита многими веками, Но не согбенна от веков!

Часть первая 123 Ты, что Монархов воздоила И многих во гробах блюдешь, Сама средь урн подъемлешь крыла И в орлей юности цветешь! Москва! - колико ты блаженна, Что видела в своих стенах Царя в порфиру облеченна, С державой, скипетром в руках? Ты блеск познала сей не слухом; Познала полным оком зря. - К тебе я прелетаю духом, Да зрю венчаема Царя. Зрю, - втайне благодать святая Венец возносит - над челом, В порфиру мышцы облекая, Творит владыку божеством. - ЕЛИСАВЕТА разделяет Богоподобие Царя, В Нем болыпу сердца часть вмещает, В Нем большую часть славы зря. Царь солнце нам изображает; Царица, как луна, блестит; Он Ей свет славы уделяет; Она сей тихий свет вторит. Ея особа несравненна В прекрасных нежных племенах Лишь в божество непретворенна, Как бесподобная в женах. Ея в державе перст водимый Твоей, Царь, мужеской рукой Отныне облегчит носимый Жезл силы царственный Тобой;

124 Рассвет полночи Рассыплет розы жизни в поле, Оливны тени распростет, Сирот и вдов внимая доле, Утешит, оградит, спасет. Тобой Паллада и Астрея, И Муза вкупе оживут, И, в дни покоя крылатея, Все три вернейшу цель найдут. - Тогда, - как суд Весы звенящи Ниспустит в смутные часы, Не будут, как листы дрожащи, В сумненьи заблуждать весы. Компас - планет соперник правый - К полнощи клонит путь верней, Где трон, как полюс величавый Все силы суши и морей И души к славе привлекает, Или, как феб, со всех сторон Миры подвластны соглашает Под свой могущества закон. Гремящи лиры строить станут Всегда согласный свой язык, И в слух земной планеты грянут, Сколь Титов дух в тебе велик, Сколь пламенно ты мудрых любишь, Сколь много ты златых венцов Прямым достоинством сугубишь, И зрищь точнейший вес умов. Воззришь, - и с правдой суд небесной, А правда с благостью святой, В гармоньи рретяся прелестной, Лобзаться станут меж собой;

Часть первая 125 Мир снидет, яко дождь идущий, На тихи шелковы поля, Или как облак, капли льющий, Да усырится вся земля; А милость, яко луч приятный, Что сыплет с утренних небес В долины свет свой благодатный, - Из отягченных тьмой очес Исторгнет каплющие дани И распрострет тогда свои К злосчастным сердобольны длани, Чтоб лить врачебные струи. Воззришь, - и радостные тоны Из уст невинности простой Сквозь воздыхания, сквозь стоны Составят гимн умильный свой; Признанья слезы сотрясутся В дань благотворности твоей; В ланитах розы разовьются, И сердце заиграет в ней. Воззришь, - и из долин глубоких Чело поднимут древеса, А на хребтах холмов высоких Откроют нивы чудеса, Как кедроглавые Ливаны, Что в древности гордясь собой До облак высились венчанны, - Умножат плод сторичный свой. Столь Титов дух твой многоплоден, Что если б чрез предел ступил: То был бы с током Волги сходен. - Сей росский ежегодно Нил

126 Рассвет полночи Чрез край всю урну выливает И, усыря разливом вод Долины дальни, - умножает Смеющийся с цветами плод. Почто столь томно солнце ныне, Что слезное чело его, Рассыпав по седой пустыне Луч желтый света своего, Вдруг паки слабые зеницы Скрывает в облачный подзор И, будто кровом плащаницы, Туманный отирает взор? Теперь весне подобна радость; Как майских рос тончайший ток, Слезится, - но слеза во сладость; Иль, как порхливой голубок Средь гор и долов в май, - порхает. Так, - блеск, мольба, гром, плесков жар Небесны своды проницает И разбивает мглу и пар. Там в исступлении глубоком Взирает на тебя любовь; Но зрит еще несытым оком; Еще в груди пылает кровь; Здесь истина с лицем неложным Вернейше в перст перо берет, Да в летопись векам возможным Тебя, как божество, внесет. Уже я зрю в лучах спиральных Блестящу царскую зарю; Разлитые в пределах дальных Струи лучей повсюду зрю. -

Часть первая 127 Темнейша Росской часть державы, Отдвигнутая в даль к морям, Не смеет скрыть сиянья славы, Не отсверкнуть не смеет нам. Когда утесы возвышенны Сквозь льды лапонские блестят; Тогда ж сияют оснеженны Рифей, Кавказ и Арарат; Когда Таврически вершины И Днестр в златом венце горят; Тогда ж у тихия пучины Кыхтак и Лфагнак блестят. Монарх! - толь лестны для блаженства Бесценны качества твои, Толь сильны меры совершенства И чертежи ума сии Каких венцов достойны вечных? Каких достойны даней суть? Каких курений жертв сердечных? - Все то лишь ощущает грудь... Гряди в Петрополь, гость венчанный, И лей от утра мирных дней Престольный свет в концы пространны До западной зари своей! - Бог чувствам и дыханью внемлет, Жизнь нравственну твою любя; Ни уснет ввек, ниже воздремлет Храняй престол твой и тебя. ПЕТР начал века круг средь молний; ЕКАТЕРИНА, круг верша, Сребрила звенья, блеском полны; А ты, - душами их дыша, -

12
{"b":"175632","o":1}