ЛитМир - Электронная Библиотека

Часть вторая 141 Светает, - там уже светает!.. Смотри на полночь ты со мной! - Восток на Севере блистает; Там, - там в заре найдешь покой. - Пусть семя страсти возникает! Пусть кровь сей стебель согревает! Лишь нужен добрый вертоградарь; И се! - при корени секира! Ах! - всё ли море поглощает, Над коим мгла висит, как свод? - Ужели тьма судьбы зияет Пожрать с надеждой юный год? - Еще ль восстанут бури мира? - Но се! - при корени секира! - Страшишься ль возраста страстей? - Душевный Исполин - лишь призрак. Се первый зодчий и строитель Ходяй, как в суше, среди вод, Твой пастырь, - вождь, - души учитель Простер к тебе в сей новый год Сквозь внутренние вихрей брани Свои пастушеские длани! Он твой восток, - судьбы властитель; Дай руку пастырю свою!.. Дай руку! - Ей! сквозь бури мира Проложишь столь же верный шаг, С коликим усыпленьем мира Ступил ты в первый мира праг; Сколь тихо было в колыбели, Столь тихо снидешь к общей цели... К какой же, - храбрый мой сподвижник? К могиле матерней - и дале...

142 Рассвет полночи 35. НАДПИСЬ Г. МО(РДВИНОВ)У Ступай на твердь честей, любезный Исполин\ Закруги не страшись! - Ты правды скромный сын. 36. ОБРАЗ ЗИЖДИТЕЛЬНОГО ДУХА* Какое божество в сей дольний мир нисходит И окрест стран его повсюдный взор обводит? - Горящий пламенник держа в своих руках, Он сыплет новый свет в темнеющих местах; Ничто не кроется; пред светом тьма трепещет; Все обнажается, когда свет высший блещет. - И кто виновником толь чудных перемен? Кто сей, которому мир внемлет, изумлен, Которого меж звезд потомство помещает Иль в твердом марморе навек одушевляет? Вещает Клия мне, что это горний дух, Кого шлют небеса преобразить сей круг. - Он там творит народ, где пустота велика; Там сушу с зеленью, где жидь и степь лишь дика; Там долы жирные, где цепь лишь голых гор. - Здесь претворяет в град иль в весь пустынный бор, А там огромные выводит в зыбь кормила, Где прежде лодия пловцам еще претила Ступать по тропикам, круг полдней рассекать И в Юг с полуночи через моря скакать. - Он в малом образе, как Вышний Всемогущий, Который иногда, над тусклой смесью сущи, В прекрасной стройности из оной мир исторг И славы Своея устроил в нем чертог. Сие произведение напечатано было в Собеседнике (1)78(4) года; ныне поправлено.

Часть вторая 143 Он кроткой шел стезей противу зол ужасных, Когда правления корабль славян злосчастных Мятежный зев крамол готов был поглотить И целый Север с ним в глухой ночи сокрыть. Чрез старца2 мудрого, как счастье преходило, В варяжских витязях он сорудил кормило, Которо повело корабль в тот тихий путь, Где древние следы блаженства видны суть. - Сим духом двигнут был Владимир велемочный, Когда с небес призвал он Веру в край полночный, Что древле суетной мечтой был обольщен И пренебесныя надежды был лишен. Он, вздохам Севера чрез двести лет внимая, Сломил рога луны, пятой их попирая, И право, коего росс нагло был лишен, Он паки возвратил, стряхнув ярмо с рамен. Он в Иоанне был, царе непреборимом, Тогда, - как он покрыл Восток огнем и дымом. - Печальна Волга, кровь давно крутя врагов, Уже снесла ее в Хвалынску зыбь валов. Но чей сияет дух средь теней сих спокойных? Петра, - Петра, кому нет в силе хвал достойных, В котором чудеса чудесный дух явил И зверобразов всех в людей переродил. Три шага, - и конце наш Геркулес вселенной; Одной стопой попрать строй готов разъяренной, Другой рога луны сжимая обуздать; Одной рукою скиптр Сармации давать, Другою галлов бить на их границах смертно, И все вдруг, - значит быть в концах вселенной верно. Гостомысл - новгородский посадник, старейшина, или сенатор.

144 Рассвет полночи Сей дух так действен был, как майско дуновенье, Что лишь по зимним дням сквозь серо испаренье И сквозь серебряны дожди сквозить начнет, Земля во младости из мрака восстает. - Сей самый дух, зря в тьме блудящий Север льдистый, Возвысил в дремлющей полуночи свет чистый. - Грядущий помнит род, что оный новый бог - Многоочитый бог - творил, творить что мог. Не сей ли божеский зрим дух в ЕКАТЕРИНЕ, Что, благоденственным полкругом правя в чине, Закон дала ему, - в законе дышет мать. - О если бы к ней смерть не смела приступать! - Но ежели она возникла в вечный круг, То в внуке дух ея, - в нем божеский сей дух... Возможно ль, чтоб сей дух исчезнул, мгле подобно? - Нет, - эхо дел летит в грядущий век удобно. - Ни современная в том зависть не претит, Ни будущее зло, - ничто не воспятит, Как дух сей в поздный род нисходит и гремит. - Тьмы обаянных душ он тамо собирая И памятник себе среди их воздвигая, Живет в восторгах их, хотя б и свергнул прах; Деянья в бытии, хоть сам он в небесах. Но что вещать? - Гремят, - гремят средь нас владыки, Что, в дни свои сверша намеренья велики, Еще поднесь живут, еще гласят в наш слух, Коль тот блажен предел, где солнцем светит дух! 70 80

Часть вторая 145 37. СЛАВА РОССИЙСКИХ ИРОЕВ с (1)787 по (1)791 год подвизавшихся на войне1 Do their beating breasts demand the strife, And thirst of glory quells the love of life. A poem to the Duke of Marlborough Дрожащи их сердца себя превозмогают И жаром к вечности жар к жизни погашают. Песнь герцогу Марлбруху Вотще Цибела воздыхает, Пред Марсом токи слез лия; Вотще рукой остановляет Кроваво острие копья, Моля, чтоб грады спас стенящи И села, в ужасе дрожащи, Которых пепел, возносясь, Давно меж вихрями крутится И с дымом с вихрями клубится, Над ними тучей разлиясь. Он, взор спокойный обращая На дым и пламя падших стен, Мечем насмешливо сверкая, Летит на страшну месть племен; Задумавшись в тоске немеет, Пред ним Цибела цепенеет, Что он, мольбы ея не вняв, Бежит на подвиги кровавы И мещет взоры величавы, Над бледным миром длань подъяв. Сия пиеса и две следующие были напечатаны в разные времена; ныне поправлены.

146 Рассвет полночи Едину стопу на Эвксинских Бурливых ставит он водах, Другую в Севере на Финских Под вихрем ропщущих волнах, Иль - обе тяжко воздымает, Златую жатву попирает И топчет тучный злак в лугах, Где, зря Церера след строптивый, Что бурный бог проторг сквозь нивы, Звенящий вержет серп в браздах. За ним Ирой меж смертями, Как пчел рои меж роз летят, Мечьми махая, как серпами, К ужасной жатве все спешат; Их вопль те песни оглушает, Что жнец на ниве воспевает; Их быстро бурный конь бежит И топчет ниву позлащенну, Что, преклоня главу смятенну, Дрожит от топоту копыт. Каких я воев ратоборных Вблизи Очаковских зрю стен? Как смело на срацин упорных Несут перуны меж рамен? Свирепость мразов забывая, Но пламень в сердце соблюдая, Сжимают алчной смерти зев, Перуном косу растопляют, К стенам по трупам возникают, Являя в серных вихрях гнев. Там зрится мне душею воев Привыкший к молниям Репнин; Как Марс, ристает средь Ироев, Не содрогаяся стремнин;

Часть вторая 147 С ним Шеллер грозны громы мещет, Как Зевс во мрачных тучах блещет; Всех прежде к верху стен градских Волхонский с Горичем взлетают И смерть всех прежде обнимают, Что на стенах сретала их. Где Сакен! - Сакен благородный, Что, меж злокозненных врагов Избравши в смерти путь свободный, Трофей возвысил средь валов? Считая смертью жизнь в неволе, А смерть сочтя бессмертьем боле, Сам мещет огнь в громовый прах; Лишь розовый перун вспыхает, Он в вихре пламенном взлетает, Сретает славу в небесах. Уже и Витязь величавый1, От западных внимая стран Отзывам полуночной славы И ими быв очарован, К водам Эвксинским поспешает, По росской чести поборает И, северный перун прияв, Суда срацински низлагает, То в плен влечет, то сожигает, На твердь дымящусь их взорвав. Кого там черный дым скрывает, Пред коим смерть сама дрожит, Пред коим выть позабывает Стенящий во слезах КоцитЧ - Се тот, что Кинбурн ограждает Принц Нассау-Зиген.

148 Рассвет полночи И ковы Порты разрушает! - Се тот, что Рымны берега С кровавым долом уравнял И в казнь железо претворяя, Вращает ниц луны рога2. Как Зевс, перуны изгибает Среди бледнеющих срацин, Как вихрь пыль легку, развевает Он их средь дебрей и равнин; Хотя под громом отдыхает, Но казнь еще приготовляет. - Так лев и тигр по битве злой Друг против друга разъяренны Лежат, расшедшись утомленны, И паки возжигают бой. Уже круг пламенный катился Обонпол дремлющей земли; Гассан на длинну тень валился3, От россов крояся в дали; Вотще Коран он ублажает, Вотще Пророка возвышает И помощи от Мекки ждет; Все суетно; - Гассан немеет, Скрежещет, - рвется, - свирепеет И в злобе дерн сырой грызет. В бурливу Ръшну погруженны Несутся трупы на конях, Чалмы, с зловерных глав сраженны, Клубятся на крутых зыбях; 2 На щите, или гербе князя Италийского графа Суворова-Рымник- ского представляется между прочими луна, обращенная рогами книзу. 3 Гассан-шша, турецкий визирь.

14
{"b":"175632","o":1}