ЛитМир - Электронная Библиотека

Часть первая 33 5. К ГРОБНИЦЕ ВЕЛИКОГО ПРОСВЕТИТЕЛЯ РОССИИ ПОДРАЖАНИЕ СЛАВНОМУ ПОПЕ Россия крылася в полнощи много лет; Бог рек: да будет ПЕТР1 и бысть в России свет. - Бог рек: да меркнет солнца свет! Увы! - Его в полнощи нет. 6. К ПОРТРЕТУ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕЛИСАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ ПЕТРОВА кротка дщерь вмещает Возможный в лике мир красот, А в нежном сердце сохраняет Возлюбленный эдем доброт. - О росс! - Ты в дни ЕЯ блаженны Увидел рай благословенный; Пади пред нею! - именуй Ввек Ангелом багрянородным! И ангельскую длань целуй С безмолвием богоугодным. 7. ПОСЛЕДНИЙ ЧАС СЕЙ ИМПЕРАТРИЦЫ В те дни - как сень трофеев нова Склонялась на ЕЯ венец - И Озирида дщерь готова Тифону смертный дать конец, - Их сень - в сень гроба превратилась, 2. Бобров Семен, т. 1

34 Рассвет полночи На ангельско чело спустилась, И райский тихий свет очей Порфироносной нимфы сей Увы! - навеки погасила... Но Ангелу - рассвет открыла. 8. ДРАММАТИЧЕСКОЕ ПЕСНОТВОРЕНИЕ НА КОНЧИНУ ЕКАТЕРИНЫ II В ТРЕХ ЯВЛЕНИЯХ Quis desiderio sit pudor aut modus Tarn can capitis? - praecipe lugubres Cantus, Melpomene! Horat. Что может быть вожделеннее и приятнее, как сия драгоценная глава? - О Мельпомена! Научи меня плачевным песням. Горац. ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ Хор Плачь! - плачь, Россия огорченна! Бей в перси, область возмущенна! Вздыхай, Кавказ! - стони, Рифей! Почто льешь реки? - слезы лей! Ты, бездна льдиста, расступися И в слезно море растопися! Увы! погас в полнощи свет... Нет просветительницы! - нет!

Часть первая 35 1 голос Как ясно лучезарной Звезды полярной Над вами свет горел? Как ясно свет Царицы Огнем денницы Над вами пламенел? 2 голос Увы! как слез моря, туманы Закрыли луч звезды багряный Среди полуночных небес; Как тускла ночь на холм пустыни, Сень смертная с росою слез Спустилась на чело богини. 3 голос И так Астрея оставляет И все с собою в гроб скрывает! - О росс! - внимай! - немей! - вздыхай! Нет больше мудрыя богини! Нет матери! - Нет героини! О сын отечества! - рыдай! Хор О росс! - Она не все скрывает, Се дух благий сквозь гроб блистает! Се Матерь свет чрез Внука льет! Астрея паки в нем живет. 2*

36 Рассвет полночи ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ Хор Прости, божественная тень! Прости до славныя зари, Где добрые с тобой цари Зреть будут невечерний день! Мы с плачем зрели вечер твой; Заря тебя не воззовет; Но в Внуке утро нам открой! Ты будешь в нем, - и будет свет. 1 голос Не вечен мрак вечерних туч; Не вечно слезный час мерцает; Надежды в АЛЕКСАНДРЕ луч В унылый Север проницает. 2 голос1 Внук Астреин, воссияй! Облекися в багряницу! Озари полночный край И яви с росой денницу! Хор Ах! не плачь, не плачь, Россия! Лей потоки слез иные, Слезы радости живыя! - Скоро, - скоро возблестит 1 Радость, естественным образом заставляя переменить ключ чувствований в сих стихах, заставляет также переменить и ямбическую меру стоп на хореическую.

Часть первая 31 В первых перлах злак полей. - Юный Царь облечь спешит Царски мышцы, как зарей, Багряницею своей. ЯВЛЕНИЕ ТРЕТИЕ Хор Се в червленную одежду Царь одеянный течет И с усмешкою надежду За собою вслед ведет! 1 голос О надежда, осклабляйся! 60 АЛЕКСАНДР грядет на трон, И при первом шаге он Пишет милостей закон. - О надежда, возвышайся! 2 голос Славься, АЛЕКСАНДР, ЕЛИСАВЕТА, До вечерней тихих дней зари И сияние в страну полсвета С высоты престола распростри! 3 голос Возвеличься, Августейше племя! Изливай на росских луч сынов, 70 Так как звездный полк на верх холмов! Ты умножь Петрово славно семя К чести, благу и красе страны, Как на горней тверди путь млечный!

38 Рассвет полночи Хор Север, Запад, Юг, Восток! Позабудьте слез поток! Не слезитесь, бездны льдисты! Не стони, Рифей кремнистый! Не крушись, крутый Кавказ! Новый свет в полнощи зрите! Горы! - двиньтесь и скачите! АЛЕКСАНДР - МОНАРХ у нас. 9. ВЕЧЕРНЕЕ СОЗЕРЦАНИЕ ГРОБНИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II Неге under deposited lies all, that could die of women immortal. Здесь лежит все то, что токмо смерть могла отъять от бессмертный в женах. Едва в небесных Океанах, В вечерних рдеющих туманах Погрузла гаснуща заря, Погрузли пурпуры огнисты, Что сыплются в холмы камнисты Сквозь гореносные моря, Звезда вечерня проглянула И по морским зыбям сверкнула. Свилися паки тени длинны, Ложась в уд о лия пустынны, Что падали витым столпом От стен Петровых величавых, От гордых башней златоглавых В пенистый Невской зыби сонм, Что, в Бельт катяся под туманом, Седеет в гробе водосланом.

Часть первая 39 При трепетном луны блистаньи, Как бледный дух в ночном мерцаньи, Мне мнится, некто тихий там В одежде скорби слезошвенной, С главой печальми осененной К Петровым шествует стенам; Не ветр, - не дождь шумит из тучи, Но вздох, - но капли слез горючи. По мышцам марморным и здравым, По русым волосам кудрявым И по лавровому венцу, По важной статности орлиной, По твердой груди соколиной И кровомлечному лицу Я познаю жену почтенну И мать мою в ней огорченну. Остановясь у стен священных, Где персть полубогов блаженных, Богинь, - героев - и отцов, Что, кончив поприще в сем мире, Еще живут в сердцах и лире, Почиет в глубине гробов, - Она на тихий брег садится, Где мимо тихий ток стремится. Воззрела - члены содрогнули; Вздохнула - из очей сверкнули Два слез сребристые ключа; Ланит лилеи выражали Живейши чувствия печали. - Тут всей тоске себя вруча, Трикраты прежде воздыхает; Потом - глас скорбный возвышает:

40 Рассвет полночи «Там спит Она, - там отдыхает; Вот знак, которой разделяет Концы миров противных двух! Вот сад, где семя зреет к славе! Но славы нет в моей державе. - Тут спит, - где спит Ея Супруг. Ах! нет Ея теперь меж нами! - О слезы! - лейтеся реками! Пусть вечно будет мудрость бдяща И добродетель, с ней сидяща, На гробе стражею Ея\ Пусть музы в плаче растопленны И грации уединенны В юдоли скорби своея Иного языка не знают, Как тот, чем грусть изображают! Когда катящиеся годы В грядущи возвратятся роды, То лики будущих девиц С благоуханными венками И распущенными власами Всегда искать между гробниц Ея священну урну станут, А слезы - в тысяче перл канут. Когда начнут твердить потомки, В слезах Ея деянья громки, Восплачет мудрой и герой: Тогда дальнейши поздны веки И нерожденны человеки Благословят Ея покой; Благословят - и каплей дани Прольют средь томных воздаханий.

Часть первая 41 Петрополь сохранит священный Ея остатки драгоценны Себе в залог, красу и честь, Доколе ветхо небо, рдея, В перунах тайных пламенея, Ея возбудит паки персть И Ей, во славе пробужденной, Вручит дар света совершенной. А ныне тамо отдыхает; Свод темный гроб Ея скрывает. - Ах! - мне Она дала закон, Вторую в чувства жизнь влияла, И душу мне образовала; Но где душа земных корон? Где благодатных уст глаголы, Проникнувы холмы и долы? Где мудрости язык всемочной, Который из среды полночной Вещал судьбу народов тьмам? Где очи тихие небесны, В которых суд и милость вместны? Где сердце, - велеречья храм, - Огнем любви к сынам объято! - Все, - все здесь в тесном месте сжато!.. Се ключ! - Се ключ надежды спящий Забыл свой прежний ток кипящий! - Как поздо ищущий честей Желанный жребий свой гадает? Как поздо счастье умоляет? - Здесь ключ иссяк в струе своей; Он пар его лишь созерцает И пар надежды лишь вкушает.

42 Рассвет полночи Но если б ключ еще стремился, А пурпур в царских мышцах бился, Коль сильны б мысли от того, Грядущим благом оживленны И упованьем воскрыленны, Парили вкруг ключа сего? - Вот здесь един между мужами Теперь мне зрится с чертежами! Там он сидит, - потупя взоры, В уме клубя воздушны горы, В тьме ищет чертежам успех; Нить тонка дел его отважных Крутится в оборотах важных. - Он молит божество утех; Он зрит их лик над чертежами, И лик кружится пред очами. Сидит; - надежды блеск трепещет, Впреди мелькая, искры мещет; Лишь блеск мерцает - он дрожит; В нем реет зыбь страстей в кипеньи; Картина зыблется в сумненьи, И горести прилив спешит Пожрать все замыслы зачаты; А он - тут видит в бездну скаты... Вдруг легкий сумрак прилетает И в храмине его мелькает; Лишь начал он вздымать чело, Как Ангел смерти налетает, Надежды запад задувает, Потрясши бурное крыло; Свет чаяний его заемный Без царска солнца - мрак стал темный.

3
{"b":"175632","o":1}