ЛитМир - Электронная Библиотека

286 Рассвет полночи Не узришь на земле сея весны блаженной, Пока небесный луч тебя не озарит, А благотворна смерть твоей темницы бренной, Где дух твой чистится, - косою не истнит. Ах! - успевай молить, да веки сотворивый Ниспослет от небес во мрачно сердце свет! Тогда, - тогда душей взыграй, Зорам счастливый! Се душ Отец - тебя в мир прежний воззовет! 106. СУДЬБА ДРЕВНЕГО МИРА, ИЛИ ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП1 Я зрю мечту, - трепещет лира; Я зрю из гроба естества Исшедшу тень усопша мира, Низверженну от Божества. Она, во вретище облекшись, Главу свою обвивши мхом И лактем па сосуд облегшись, Сидит на тростнике сухом. О древних царствах вспоминая, Пускает стон и слезный ток И предвещает, воздыхая, Грядущу роду грозный рок. Она рекла: «Куда сокрылся Гигантов богомерзкий сонм, Который дерзостно стремился Вступить сквозь тучи в Божий дом? Сия была напечатана в (1789) году; теперь поправлена.

Часть третья 287 Куда их горы те пропали, Которы ставя на горах, Они град Божий осаждали? Они распались, - стали прах. Почто из молнии зловредной, Как вихрь бурлив, удар летит В средину колыбели бедной, Где лишь рожденный мир лежит? Ужели звезды потрясали Лиет млеко одной рукой, Другою, тучи подавляя, Перуном плод пронзает свой? Увы! - о племена строптивы! - Забыв, кто мещет в бурях град И с грозным громом дождь шумливый, Блуждали в мыслях вы стократ! Блуждали; - и в сию минуту Отверз он в гневе небеса И, возбудив стихию люту, Скрыл в бездне горы, дол, леса. Тогда вторая смесь сразилась; Вторый Хаос вещей воззван; Вселенна в море погрузилась; Везде был токмо Океан. Супруг Фетиды среброногой, Нахмурив свой лазорный взор, Подъял вод царство дланью строгой Превыше Араратских гор. Тогда тьмы рыб в древах висели, Где черный вран кричал в гнезде, И страшно буры львы ревели, Носясь в незнаемой воде.

288 Рассвет полночи Супруги бледны безнадежно Объемлются на ложе вод; С волнами борются, - но тщетно... А тамо - на холме их плод... Вотще млечной он влаги просит; Свирепая волна бежит, - Врывается в гортань, - уносит - Иль о хребет, рванув, дробит. Четыредесять дней скрывались Целленины лучи в дождях; Двукратно сребряны смыкались Ея рога во облаках. Одна невинность удержала В свое спасенье сильну длань, Что бурны сонмы вод вливала В горящу злостию гортань. Хотя десницею багряной Отец богов перун метал И, блеск и треск по тверди рдяной Простерши, небо распалял; Хоть мира ось была нагбенна, Хотя из туч слетала смерть, - Невинность будет ли смятенна, Когда с землей мятется твердь? Ковчег ея, в зыбях носяся, Единый мир от волн спасал, А над другим, в волнах смеяся, Пенисту бездну рассекал. Не грозен молний луч отвесных, Ни скал, - ни стромких скал край, - Сам вечный кормчий сфер небесных Был кормчим зыблемой ладьи.

Часть третья 289 Меж тем - как твари потреблялись, - Явился в чистоте эфир; Лучи сквозь дождь в дугу соткались; Ирида вышла, - с нею мир. О Пирра! - пой хвалу седящу На скате мирной сей дуги! Лобзай всесильну длань, держащу Упругие бразды стихий! Но, о Ириды дщерь блаженна! Страшуся о твоих сынах! Их плоть умрет, огнем сожженна, Как прежде плоть моя в волнах. Когда смятется в горнем мире Пламенно-струйный Океан, Смятутся сферы во эфире, Со всех огнем пылая стран. Пирой, Флегон, маша крылами И мчась меж страждущих планет, Дохнут в них пылкими устами, Зажгут всю твердь, - зажгут весь свет. Там горы, яко воск, растают От хищною лица огня, Там мрачны бездны возрыдают, Там жупел будет ржать, стеня. Не будет Цинфий неизменной Хвалиться юностью своей, Ни Пан цевницей седьмичленной, Ни Флора блеском вешних дней. Крылатые Фемиды дщери Взлетят к отцу в урочный час, Небесные отверзут двери, - Отверзут их в последний раз. 10. Бобров Семен, т. 1

290 Рассвет полночи Лишь глас трубы громорожденной С полнощи грянет в дальний юг, Язык умолкнет изумленной, Умолкнет слава мира вдруг. Героев лавр, царей корона И их певцов пальмовый цвет, Черты Омира и Марона - Все их бессмертное умрет. Как влас в пещи треща вспыхает, Как серный прах в огне сверкнет - И, в дыме вспыхнув, - исчезает, Так вечность их блеснет, - и нет... Едино Слово непреложно Прострет торжественый свой взор И возвестит из туч неложно Последний миру приговор. Меж тем - как в пламени истлеет Земнорожденный человек, Неборожденный окрылеет, Паря на тонких крыльях ввек. Падут миры с осей великих, Шары с своих стряхнутся мест; Но он между развалин диких Попрет дымящись пепел звезд. О мир, в потомстве обновленный! Внемли отеческую тень, Сказующу свой рок свершенный И твой грядущий слезный день!» - Изрекши, - скрылася тень мира; За нею вздохи вслед шумят; Из рук падет дрожаща лира, - Я в ужасе глашу: Бог свят\

Часть третья 291 107. ТОРЖЕСТВЕННОЕ ВДОХНОВЕНИЕ НОЧИ1 Сквозь серые пары кропящи Вершины острые древес, Рассыпала свой блеск дрожащий Вечерняя звезда с небес. - Грядет богиня к нам смиренна Имуща черные власы, Безмолвной тенью окруженна, Несуща кроткие часы. Она на мрачный трон вступает, Где прежде был ея супруг, И жезл свинцовый простирает На спящий оный полукруг, Над коим, окружен мечтами, Летает плавно тихий сон, И над сомкнутыми очами Пушисты крылья зыблет он. Ты, упоенный мглой седою Туман, висящий на холмах! Повергнись ниц перед луною, На бледных едущей конях; Да будут изумленны очи В ужасных небесах летать, Да будут в ризе темной ночи Узоры дивны созерцать! Но что меня обворожает? - Слух обаян; что слух разит? - Как? - небо страшно воспевает!.. Средь сфер Урания звучит!.. Издано было в 1789 году; теперь с прибавкою переправлено. 10*

292 Рассвет полночи Выводит в седьмиструнной лире Гармоньи гордой чудеса!.. Божественна песнь в вышнем мире. - Я зрю поющи небеса!.. Се зрится Дева здесь, паряща На пестрых крылиях своих И желтый пук в руке держаща Колосьев зрелых золотых! Там виден жертвенник священный, Отколь восходит дым густой, И вместо искр он позлащенны Выносит звезды за собой. Здесь две Медведицы бурливы, Под коими в седых снегах Катает с стоном вихрь шумливый Кавказы льдистые в зыбях. - Сии-то звезды освещают Порфиры северных царей И силы в души их вливают Премочь борьбу стихий, - рок с ней. Там виден Эридан глубокий, Крутящ струи из мелких звезд; Но к югу зрится Пес жестокий, Тиран индийских знойных мест; Здесь виден с конскими ногами Лук напрягающий Стрелец; Там блещет седьмию звездами Супруги Вакховой венец. Но ах! - какие там сверкают Еще миры? - миры миров? - Какою славой окружают Богиню сих ночных часов? -

Часть третья 293 Быть может, - рдясь в странах безвестных От миробытия луч их Из дальних толь пустынь небесных Еще до нас и не достиг. Кто там на мрачный холм восходит, Гордяся знаньем выше мер, И взор насмешливый возводит На обращенье горних сфер? - Глумясь над Божеским уставом Он ищет чертежа для звезд И в разуме своем нездравом Миры переставляет с мест1. Совместник Божий! - ты ль дерзаешь Всесильного бессильным счесть? - Ты плоть и кровь, - и ты ли чаешь Свой ум пред Божьим превознесть? - Почто ж миры не померкают, Чтоб ночь в тьме вечной углубить, И солнцы вниз не упадают, Чтоб землю в пепел превратить? Почто там Сирии в Индий рдеет И, в Песьих крояся устах, Страной Арктура не владеет, Чтоб лето было в зимних днях? Почто с червлеными рогами Не идет к нам Телец златой, Как зрим прелом мы под Весами Меж осенью и меж зимой? Почто в жестокие морозы Не зрим цветущих мы лугов И с кистьми виноградны лозы Не зреют посреди снегов? - Таков, говорят, был один из гипшанских королей Алъфонз.

294 Рассвет полночи Почто в утесы не сожмутся Струи сребристы в знойных днях Иль робки агнцы не пасутся Наместо пажитей на льдах? Вещай, пол бог! - ты ль примечаешь Ошибки неки средь небес! Иль ты души не обретаешь Среди сих пламенных колес? Иль выше Серафима чаешь Похитить неприступный трон? - Но ты молчишь, - не отвечаешь! - Где ж новый бог сей? - дремлет он. Ах! - если дерзким рвеньем дышешь Несовершенства там найти И с новой мудростью предпишешь Узорнее звездам пути, Дерзай сперва против природы! - Потом - ставь умственный твой щит! - Се пламенны она доводы С кругов небесных в ночь стремит! Ты спишь, под миртом усыпленный На нежных персях Мессалин; Проснись и зри неизреченный В созвездиях блестящий чин! - Еще ль тебя остановляет Краса ничтожныя мечты? Проснись! - се нощь тебе являет Важнейши в тверди красоты! Так, - спит, мечтой обвороженный; И от него сокрыт тот дух, Что, с естеством соединенный, Вращает оси звезд вокруг!

30
{"b":"175632","o":1}