ЛитМир - Электронная Библиотека

Часть первая 53 «Не слышишь ли, - младый вещает, - Протяжный тамо томный стон? Не знаешь ли, что значит он? - Он простирается оттоле, Где вдруг спираются на тверди Кроваво-огненны столпы И где Полярная звезда Дрожит сквозь неку слезну влагу». Старец Я слышу, юноша, шум ветров И вижу там огни живые; Но взор и слух мой слаб, - о рок! - Мне мнится, - дух бесплотный ходит Там над порогами Днепра; Он тихо прорицает жребий... Толики знамения мрака Не носят рок простых людей, Но час вздыхающих князей, Час судорожный полбогов. Да, - смерть касается престола... Юноша Как? -неужель!.. Старец Владыки нет... Да, - нет его, - мне шепчет дух. Едва минувший век пал в бездну И лег с другими в ряд веками, То князь - туда ж за ним вослед. Едва лишь возгремел над нами В горящей юности сей век, - 20 30

54 Рассвет полночи Век, скрыпнув медным колесом, Погнался в мрак грядущей дали, А пламенны миры по тверди В гармоний новой двиглись плавно; Князь, - томный князь взглянул на них, - Вздохнул, - вздохнул в последний раз. Юноша О рок всемощный! - пред тобою И вечные громады гор, И одночасные пылинки С одной внезапностию гибнут. Уж нет того, пред кем колеблясь Судьба племен висела в страхе; Кто, новые уроки Марса Внимая, шел сквозь огнь и бездны; Кому ни шумный Буг, ни бурный Истр, Ни пропасти - жилища теней, Ни омрачны Фракийски горы, Ни даже Тибр, ни Эридан В стремлении не воспящали; Кто, будучи среди бессмертья, Вдруг смертной сенью был покрыт; Разрушив легионы греков, Погиб - от кова печенегов. Он, - как огнистый метеор, В полудни своего владенья Познал внезапу ранний вечер. Старец Я вижу, нечто там - вдали - мелькает, И слышу глас - как ветра шум, Что сквозь глухую дебрь взывает. - Не слышишь ли? - Или не видишь!

Часть первая 55 Отходящая душа Святослава Где я? - Что сделалось со мною? - Но омрак мой минул! - он тяжек. Куда лечу? - А там - кого я вижу! - Там - одаль - в сфере светлых теней, Не тень ли матери? - Да удалюся! Духов согласных поищу! Зрю, как главою покивает И глумным оком зрит она! Прости, брегов Днепровских дщерь! Я отхожу; - прости навеки! Тень Ольги (вещающая внуку) Владимир! - Ольги внук, Владимир, Тебе реку; - внемли! - в час гневный Мой сын, несчастный твой отец, Оставил ввек сей дол плачевный, Приял и дел и дней конец. Лишь росс со мной навек простился, И зреть меня он в нем не смел, Как и того теперь лишился. - Я зрела, как он в твердь летел... Да, - зрела я, как печенеги Изобретали страшный ков; - Он воздохнул; -Днепровски бреги Промчали вздох сквозь тьму лесов, Чертеж небесный и священный, Чтобы народ весь возродить, Оставлен на случай пременный. - Чертеж сей должен ты открыть. Чертеж теперь славянам лестен, В нем целый дух мой помещен, А дух душе твоей известен. - Разгни его! - и росс блажен.

56 Рассвет полночи Ты узришь в нем, что дар сладчайший, Что Небо земнородным шлет, Есть царь любезный, царь кротчайший, Который свой народ брежет. Народ к нему любовь имеет; Народу доверяет тот; Сей в верности к царю твердеет И из любви дает живот; Сей царь далече вздохи внемлет; Он пагубы гнездо сечет. - Змеится ль крамола? - не дремлет; Вражда ли близ? - далече вред. Как прах, вражду он рассыпает; Он вне Отечества оплот, Внутри судья - и созидает Благим и мудрым свой народ; Как Промысл миром управляет По мере сродных миру прав, Так царством он повелевает, - Как царственный велит устав. Любимец Неба! - ты не боле Воззришь на блещущий свой сан, Как на залог, что к лучшей доле Тебе в народе свыше дан. Тебя порфира украшает; Чело твое венец златый С величеством приосеняет; Жезл силы в длани носишь ты; Но в сем убранстве, в сей одежде Ты будешь столько лишь блистать, Сколь служит то к прямой надежде, Чтоб в царстве счастье соблюдать.

Часть первая 57 Питомец мой багрянородный! Ты должен мудрость насаждать Среди пелен в умы народны, Чтоб с сердцем души воспитать. В бичах вселенной дерзких, злостных, О коих гром один твердит, Век каждый щедр и плодовит; Но чтоб найти в порфироносных Того, кто бы умел хранить Владенье в тишине блаженной, То надлежит переходить Всю древню летопись вселенной И происшествий мира нить. Ни стен гранитная твердыня, Ни ополчений страшный вид, Ни лесть, ни ложная святыня Страшилища не защитит; Судьба проникнет сквозь граниты; Личина спадша обнажит. Кто он? - волк, кровью лишь омытый, Любовь, - одна любовь - твой щит. Ты князь - пусть все отверзутся укрепы! Пусть ржавые врата скрыпят! Пусть с костью свыкшиесь заклепы, С сухих спадая ног, звучат! Пусть Ангела земной ад внемлет, Где свет едва бывал знаком! Пусть свежий луч его объемлет Изгибы темны в аде том! Тогда полки смертей погибнут По вымышленным там гробам; Висящи косы все поникнут; Дух жизни паки взвеет там.

58 Рассвет полночи Се вид! - отец сынов сретает; Сестра внимает братний глас; Супруга мужа прижимает; Слезится радость их из глаз. От сих родятся верны внуки, Друзья престолам и сердцам: Пожарский, Минин, Долгорукий, Румянцев и Суворов сам. Но лавры рано ль, поздно ль злачны, Сколь слава к жатве ни зовет, Вменятся в кипарисы злачны В той длани, что их в поле жнет. Так ты твори! и будь спаситель, Отец и друг своих племен! Отец твой не был просветитель, Он витязь, - к рыцарству рожден. Я водрузила Божье знамя В холмах Аланских с чертежем; В Иулиане гибло пламя... Ты возроди! - прости затем! Юноша Так, - слышу я, - ужасный Боже! Какие словеса с небес! - Се мудрость вечности самой! - Се глас - глас Ольги возрожденной! Старец Нет теней сих, - все тихо; Пойдем! - мы лучшей ждем судьбины.

Часть первая 59 13. СТАНСЫ НА УЧРЕЖДЕНИЕ КОРАБЕЛЬНЫХ И ШТУРМАНСКИХ УЧИЛИЩ ПРИ АДМИРАЛТЕЙСТВАХ (1)798 ГОДА Священный Гений полунощи, Простерши легкие крыле В дремучи северные рощи, Что спят далече в синей мгле, - Недавно им вещал! «Почтенны дубы, сосны, буки! Почувствуйте средь дивных снов Орфически волшебны руки Российских ныне отроков, 0 Урании питомцов! Услышьте в чертежах начальных Закон младых Орфеев сих! Бегите из пустынь печальных! Падите под секирой их И возрождайтесь снова! Они теперь живей воздвигнут Крылатых китов из дубрав, Смелей их медны чресла сдвигнут В лазурь Нептуновых держав, 0 Чтоб бездной обладать. Вы, зодчие! - почийте вечно, Тифис, Канон и ты, Мнестей\ Здесь в каждом отроке конечно Другой живет Тифис, Орфей И может вас стыдить».

60 Рассвет полночи Так Гений рек - и, обратяся К вертепам гор, где вихрь залег, И к Океану устремяся, Где стонет царство вод вовек И дно с песком мутит; Где льдиста бездна полуночна, Где в мраке горы белых вод, Где черны воды, зыбь восточна, Рукою плещут в горний свод, - Он паки возопил: «Доколе, буря, свирепеешь, О ужас бездны, буйный род! Доколе ты с насмешкой реешь Расторгнуть все бразды меж вод? - Покорствуй перстам сильным! Се здесь АлкиЬы в колыбели, Как львов, вас учатся карать И скоро той достигнут цели, Чтоб пред богами показать В себе владык над вами. Как в поле медные перуны Строптивым суть бичи врагам; Так в бурном море руки юны В кормиле и компасе вам Явят державу с скиптром. Крылаты киты их, имущи На казнь сто медяных ноздрей, Не токи вод, но гром ревущий Из них испустят средь морей, Испустят, победят.

Часть первая 61 Российски юноши отважны Воссед на китах сих пойдут, Средь бурь откроют опыт важный И имя россов пронесут, Где не был и Веспуций. Сквозь вихри, пламень и туманы Там царско имя пронесут, Где были славою венчанны Гаральд, и Ваза, и Канут, Густав Адольф, и Карл; Где под Гесперовой звездою Алкид постановил столпы, Где с юною Язон толпою В Колхиду направлял стопы К Руну или - к Медее... Где Митридат был Понта славой И римлян иногда бичом; Где в жертве чуть не пал кровавой Орест под сестриным мечом, Сей древний Крыма гость; И там, где ты, Овидий страстный, Уснул, как жалкий человек; Или - где хлеба вождь несчастный Просил, - но в нем остался ввек Великий Велисарий. Там чада полунощи смелы, Лишь в знаньи моря возрастут, Средь бурь откроют опыт зрелый И имя россов пронесут, Где не был и Веспуций.

62 Рассвет полночи О боги севера и юга, Восточных, западных полей! Вожди подсолнечного круга! Ты, Ваза, готских честь царей! Канут и Оссиян! Ты, Ахиллес, конеправитель, Что в устье Бугских плыл брегов! И ты, Колхиды повелитель, Язон, Орест, пример другов! И ты, Фоант ужасный! Ты, Велисарий терпеливый, Кому в очах отъяли день Безвременно враги ревнивы, И ты, Назона скорбна тень, Тоскующа при Истре\ Тифис\ - и ты, Cezecml - воспряньте! Проснитесь, боги, из гробов! Над темным полюсом здесь станьте И зрите с высоты холмов, Кто там дерзает в бездны? Кто там дубравы покоряет? Кто проницает вихрь и вал? Кто столь отважно посрамляет Тот флот, что славой бы считал И римлянин и еллин! Не аргонавты ль быстроноги В честь россов ныне восстают? Не юные ли полубоги В полуночных полях растут, Уранией любимы?

5
{"b":"175632","o":1}