ЛитМир - Электронная Библиотека

510 Дополнения 75-78 Все, чем град ласкал мятежный; Так, как древле божества, Нисходя в Эдем прелестный, Оставляли луч небесный. 9J-96 Нимфа сей вдовы священной Токмо скроет лик крутой Важной мудрости почтенной Под венок зеленый свой, Что власы ея венчает И главу ей украшает. 98 Героических часов 101 Рдяной ихорь принимая 114 И среди плющей пушистых. <71) 1-6 Вот - содействия какова Ждем, Природа! от тебя. - Но ты будешь мать сурова, Коль, с насмешкой погубя Сребронога сына силы, Иссушишь его все жилы. 16 Разве будет он звучать 31-33 Я к тебе весь день взываю, Здесь, где томно бьет ручей, Я к тебе весь день вздыхаю 37-39 Коль от персей многоточных Чада благ твои все ждут; Если соки жизни прочны 44 Иль как полдень зной лиет 51-52 Пусть среди врачебной пены Долго дни его текут

Дополнения 511 80 загл. НАДПИСЬ К КОРАБЛЮ ПОСТРОЕННОМУ Автограф ПОД НАЧАЛЬСТВОМ РГИА ЕГО ВЫСОКОПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА НИКОЛАЯ СЕМЕНОВИЧА МОРДВИНОВА ТРУДАМИ КОРАБЕЛЬНОГО МАСТЕРА КАТАСАНОВА В ХЕРСОНЕ И СПУЩЕННОМУ НА ВОДУ НОЯБРЯ 15 ДНЯ 1794 ГОДА 1-10 Ступай в объятия Нептуна серебристы! Ступай, где первый путь Язону был открыт, Где Солнцевы врата и дом златой стоит, Где Амфитритины растут леса тенисты, А ты, Зевес, сойди с Олимпа меж громами, Чтобы присутствием Минервин труд почить И между черными кипящими волнами, Пока сей труд живет, разя врагов, твердить, Коль прозорлив над сим трудом был покровитель И коль искусен был и будет сорудитель. 100 загл. РАЗМЫШЛЕНИЕ НА ПЕРВУЮ ГЛАВУ ПТ.1784 БЫТИЯ вм. 1-235 Коль слабы те умы, которые заемлют От низких средств крыле и путь туда приемлют, Где кроется судеб ужасна глубина! О коль трудна для них столь важная страна! О глас пророческий, глас, Богом вдохновенный! Ты силен слабый дух мой, тленом отягченный, Воздвигнуть с дряхлого телесного одра, Где присно льстит ему волшебных мечт игра.

512 Дополнения Твоя едина мощь сие ядро свергает И подает крыле, да взникнет и пронзает Исчезшую ту даль предвечности святой, Когда трилучный свет сиял самим собой, Свой невечерний блеск по бездне разливая. Ты зришь, мой дух! - но что ты зришь, изнемогая? Ужели ты предстал пред сильно Божество, Кого трепещет все дрожаще естество! Где веки? вспомни! - где тот век, тебя родивший, Отколе ты возник над рядом их паривши? Безмолвствуй! - или славь того, кого узрел - Неизмериму ты пучину здесь обрел. Се тот всесильный, кой в себе предсозерцает Все то, что вдруг пред ним явится подобает. Священный страх к себе безмолвство пригласил И трисияющий престол с ним окружил. Зри, дух мой! - се уже явился сон ужасен! И се бесплотных лик ниц пал пред ним безгласен! Бог образы чертит несозданный тварей И умозрит уже движение вещей. Лишь зарево сие дел Божьих просияло, То вдруг из ничего быть нечто начинало. О! како возмогло толико чудо быть? Возможно ль бренному хоть слабо изъяснить, Как произникло то явленье велелепно? Возможно ль с чем сравнить то дело боголепно? Сравним ли мы сие явленье той мечте, Что производит ум в безмолвной темноте? Нет. Смело допустить сего нам невозможно, Пустая бо мечта есть существо ничтожно.

Дополнения 513 Но что же оное созданно вещество, Что из ничтожества исторгло Божество? Там тварей семена ростки свои пускали, И оные ростки им плод приготовляли. Зачала всех вещей, не зная мест своих, Вооружилися против себя самих. Где гореносный огнь, волуяся, краснеет, Там жидкая вода, занявши место, рдеет. Где вержется бугром земля и где лежит, Там воздух вихрем рвет ее и в бездну мчит. Сей между ними спор дотоле продолжался, Доколь Дух зиждущий по них не простирался. Природа внемлет глас - и вещи, ставши в чин, С согласием поют причину всех причин, Что животворной их улыбкой оживляла, Что им движение известно даровала. Тогда сменивший тьму открылся чистый свет. Вода разделена и свой закон берет. Одна простерлася над твердию высокой, Другая разлилась по пропасти глубокой; Сия стеклася в сонм, сей сонм разверз свой зев И силу Вышнего гласит чрез шумный рев. Равнины злачные производили сушу. Их зеленение являло неку душу. Здесь горы, тамо дол; здесь лес, а там поля. Здесь катится река, а там ревут моря; Твердыни здесь, а там подземность отверзалась, Тьма смертная тогда ж из оной исторгалась И возвещала тем о слезных тех часах, Как споря с жизнью смерть преобратит нас в прах. Внезапу Божий перст возжег на небе синем Огни везде, куда свой бренный взор ни кинем. Лишь было первое движенье сих телес, 17. Бобров Семен, т. 1

514 Дополнения Ударил час! - Где ж он? - тогда еще исчез. А время - сколь оно вдаль быстро побежало! И кажется, тогда ж плачевно повторяло, Что мы, всегда его теряя, будем жить, Забыв, что промысл вдруг прервет животну нить? Беспечный смертный! зри! - се времени начало! Зри! - вечно ли оно теченье восприяло! Пары, согретые лучами, ввыспрь текли, Знаменовали брак и неба и земли, Крылаты сонмища, виясь под небесами, Вспевали разными песнь Богу голосами. Рыстая дикий зверь в веселии познал, Что в темных рощах жить ему Бог указал. Рогатый там елень, из персти извлеченный, С крутых холмов скакал с весельем в лес зеленый. К восторгу Ангелов животворит Бог прах, Прах двинулся, - и сей во многих столь веках, Что быть должны по нем, свою жизнь заключивший, Сей первый воспрянул, дух горний ощутивши, И на востоке средь утех себя узрел. Внушите, коль премудр из персти он исшел? С каким он чувствием зрел творческу державу, Но племена - ах! все ль зрят Божию в нем славу? О ты, премирный дух, что всю животворил Природу действием своих всемощных сил, Излей свой теплый луч в ум, мраком покровенный, Дерзнувший днесь предстать пред твой престол священный. Он слаб - споспешествуй, дабы внимати мог Глас тихий в естестве, сколь мудр великий Бог.

Дополнения 515 101 загл. НОЧНОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ ПТ. 1785 8 И атмосфера вся одной покрыта ей. ем. 9-12 Как расстилается она везде? ужели Ненастье будет в ночь? Взгляни сюда, Гирсам, Какие искорки сквозь тьму воспламенели? Знай, что великие тела сверкают там. 13-16 Чудись, как в воздухе вращаются спокойно Громады оные, велики как земля. С тех пор, как мир исшел из Божеских рук стройно, Сии шары текут чрез синие поля. между Как шарики в крови (мы зрим то в малом мире) 16 и 17 Чрез жилы утлые, не падая, бегут, Так круги светлые в обширном сем эфире По жилам некиим не падая текут. Магнитны оси их суть вечно нерушимы; А мира механизм всегда пребудет тверд И силы естества во век неистощимы, Понеже сам Творец есть вечно милосерд. Когда ж восхощет он, исчезнет все конечно; Но провидение, но правота претит Благому исчезать; а милосердье вечно Могуществу его вес правильный творит. 17-36 Но что же значит то, что некогда потонет Земля во пламени, и кажда вещь тогда От ярости огня курясь восстонет, - И мы, - и мы с себя тлен свергнем навсегда? 17*

516 Дополнения Что то, когда луна, которой луч заемной По тусклом своде в ночь безобласну скользит, Зря гибель странную свой соседки черной, Сама начнет багреть и дым густой явит? Почто покроет мрак прекрасное светило В то время самое, когда с небес оно В мир страждущий свой блеск златой бы ниспустило? Иль тело каждое погибнути должно? Гирсам\ ужель ты мнишь, что мир так исчезает? Не мни - то действует Зиждителя любовь, Что грубый с мира тлен сим средством он свергает. Мир феникс есть. - Тогда он возродится вновь. Но ведай, что един есть круг никем не зримый, Который выше всех явлений сих ночных, Который в век и век пребудет нерушимый, Который вечно нов без прерождений сих. Там сый Господь блажен среди лучей духоных С блаженной верою - блажен там каждый дух, На крыльях веры сих достигши мест верховных; И тот блажен, кто в сей грядет великий круг. 105 загл. ОСЕНЬ ПТ. 1785 1-8 Се осень серая к нам ныне наступила! Уже во множестве осенних мокрых туч Бежит порывчиво с полночи бурна сила И солнцев тмит с полдень простертый косо луч.

Дополнения 517 За осенью на льдах спешит зима седая, Но мерзлый пар ея дух Божий расточит; И улыбнется вдруг потом весна златая, А лето красное за нею пролетит. 9 Светон\ и к нам ришла сей жизни осень краткой 12 Ты в куст за ней бежа, схватить ее успел 17 Ты огнь любви сменил и, молнию пуская 21-29 Но ты не знал еще, что счастье вихрь игривый. Волнует море он; однак не веселись, Что мещет он тебя за облака бурливы, Он полумертвого тебя ж низвергнет в низ. Бушует он в лесу; он дуб с холма хватает И с корнем рвет его, пуская дикой свист; На сосну он напал, но что ж сам погибает? Она растет в долу, и цел в ней каждый лист. Светоч, лишь ты узнал своей нетвердость славы 37-39 Несчастный! Се теперь тебе уже постыли Затеи мира! Зри, как глубоко лежат Морщины на челе и - как они немилы. 41-44 Твоя невольная улыбка отвечает Не так, как прежде, им - в иной идешь ты круг, Но не стени, что жар твой прежний исчезает; Днесь должен чувствовать жар к вечности твой Дух. 47-51 Что серебрит власы у земнородна чада! Тогда все наши дни покроет скучна тьма. Тогда отчаемся весенних дней прекрасных Зреть паки... горе нам! седины возвестят, Что вечность старая нас ждет близ врат ужасных.

53
{"b":"175632","o":1}