ЛитМир - Электронная Библиотека

Часть первая 91 К отцу младенец подбегает; Чуть узнает, - и на щеках Румянец утренний играет. «Ты ль здесь? - где был? - какой был страх?» - Так нежное дитя немтует И трогает браду отца, Темничну отрасль, - и целует. - Тут тают кровные сердца. Вотще толпы смертей играют По изобретенным гробам; Висящи косы ниспадают; Дух пагубы тончает там; Там отмыкаются укрепы; Там ржавы вереи скрыпят; Там с костью свыкшися заклепы, Спадая с дряхлых ног, звучат. Добычи смерти простирают На солнце умиленный взгляд И с ужасом назад взирают На свой художественный ад; Чудятся, - в радости немеют; Признательность поет сквозь слез; Природы мышцы крылатеют; В ея полете прежний вес. Се! человечество ликует! Невинность возвращает честь! Свободу совесть торжествует, Достоинство стрясает персть, И все гласят: «Облобызаем Десницу ангельску Царя И всяко утро пусть вещаем: Да будет вечер, как заря\»

92 Рассвет полночи 22. ГИМН АЛЕКСАНДРУ I 12 марта 1801 года От вечных льдов, от вод полночных До Араратской вышины, От солнечных дверей восточных До славной Праги глубины, Народы разны, восклицайте! «Се АЛЕКСАНДР престол и скиптр приял! Он Царь, - он небом Царь обетованный; С ним век Астреин, вновь призванный, В часы весенни воссиял! - Фемида паки здесь приникнет С нагою истиной с небес, А Клия с ликами воскликнет Средь отголосистых древес. Полимния в гитаре говорливой Поющий дух свой вознесет к звездам, Возвысит жребий свой счастливой И скажет о себе векам. - Весна! - неси венки зелены! Неси! - вот трон! - вот твой олтарь! На троне - Ангел воплощенный, - Любезный пол все ленной Царь». От Колы до полей Тифлисских, От росских западных долин До вод далеких Аласкийских Различных глас племен един. - Разнословесные языки! Возвысьте глас! возвысьте лики! «О АЛЕКСАНДР! - ты стран сих Гений - Царь; Ты Царь не всех пределов света; Твоя держава - полпланета; Но вящий твой в сердцах олтарь. -

Часть первая 93 Сердечны струны! - стройте, стройте Свой гармонический язык И в слух столетий новых пойте, Коль в АЛЕКСАНДРЕ Бог велик». Монарх! - се глас полупланеты! - Се также из среды певцов Во тьме столь выспренни предметы Немтует муза меж громов! - Она трепещет и слабеет; Но тайных во груди словес Сокрыть в восторге не умеет, - Лишь капли льет отрадных слез... 23-25. МОНАРШАЯ ПОПЕЧИТЕЛЬНОСТЬ О ЦАРСТВЕ <1> ВЫГОДЫ ВОЙСКА Монарх! - не Гений ль ты венчанный, Когда твой ранних свет часов, Твой полдень, вечер недреманный Ничто, - как жертва лишь трудов? - Такой день - всю жизнь образует И тихий вечер предсказует. Когда ты нощию не дремлешь, В высоких помышленьях бдя, И у себя покой отъемлешь, При свете мудрости сидя, Как чад полнощи не спокоишь, Когда им так блаженство строишь?

94 Рассвет полночи Уже все вой восприяли Иную жизнь в груди своей, Какой доселе не дышали. - В их жилах кровь кипит живей; В их сердце бьется ново рвенье, В их мышцах ново ощущенье. Се! - там училище блистает, Где бурный Марс, водим тобой, Твоих героев наставляет, Как мерно шествовать на бой! Там во ученье совершенно Искусство брани претворенно. Уже охота благородна Отныне будет им вождем; Уже стремительность свободна Управит пламенным мечем. - Сам Царь-отец их оживляет; Смерть им ничто, - не ужасает. В возврате солнца двадесятом Годичный луч престанет рдеть На шлеме витязя пернатом; И хоть охотный меч иметь Еще желал бы опыт славы! Довольно; - мстил он честь державы. Потом - гордыня благородна, Хвала и лавр поверх власов, Язык побед и честь народна Его проводят в прежний кров, Где с чадами супругу милу Оставил во слезах унылу. Хотя несчастная не мнила Под кровом сим его узреть; Но вдруг печаль бы позабыла, В восторге стала бы неметь;

Часть первая 95 Его зря в шлеме, - усмехнется; Прижмет чад к сердцу, - сердце бьется. Тут скажет он средь исступленья: «Вот гром, что смерти глас твердил На страшных тех полях сраженья, Где Месть, паря на раме крил, Чело стигийско в тучи взносит И казни на противных просит! Меж треснувших развалин темных, Уснувших трупов вечным сном И между льдин согнивших бренных, Где ржавеет ветшалый гром, - Она клянется мстить во веки, Доколе дышут человеки. Клянется - и шишак объемлет Она с улыбкой адской, злой; Клянется - и рукой колеблет Во мраке дымный факел свой. - Вот гром, - твердит сей старый воин, - Который чести был достоин! Он покарал врагов без меры И, паром крови их покрыт, Отмстил честь царства, славу веры; Он ныне из раба творит От страхов вольного героя И именитого из воя». Так витязь восхищенный скажет И, снявши шлем, - в своем челе Число и цену ран покажет; Потом в темнеющем угле Поставит гром надолго скромный И успокоит чресла томны.

96 Рассвет полночи В то время юноши, откроя Печати пламенных заслуг, На сердце бьющемся героя, Почувствуют живейший дух, Слова его уразумеют, В кипящих персях впечатлеют; Не будут ужасаться боле Перун на рамена приять, Чем серп зубчатый в тихом поле; Не боле будут ужасать Катящися на осях громы, Чем плуг кривый, средь глыб влекомый. Конечно, - польза звать их станет К снопам, желтеющим в браздах; Но коль защиты слава грянет, Они явятся в тех полях, Где смертный звук толь миру нужен. - Монарх! - и Марс с Иридой дружен. <2> УСПЕХ МОРСКИХ СИЛ Монарх! - ты Царь мудролюбивый; Не на единых ты полях Остановляешь взор ревнивый; Твой взор летит в седых морях, Где лес крылатый сосн скрыпучих, Гордясь твердыней страшных сил, Бежит среди валов гремучих И алчет ветров недром крил. Ты зришь; - вкруг их вершин отважный Перунов с сизым дымом луч, Секущий пар на тверди влажный И мрачны кровы черных туч,

Часть первая 97 Отныне будет извиваться, Подобно молнии крутой, И против чуждых стрел вращаться, Чтоб дать удар свой роковой! Вернейши покатятся громы Средь Белыпа и Эвксинских вод; Враждебны содрогнутся сонмы, Сжимая страх, - безумья плод. - Се окрыляя ум твой зрелый На суше к торжествам перун Живит полеты флотов смелы! - Монарх! сколь нужен и Нептун\ <3> БДИТЕЛЬНОСТЬ О ВНУТРЕННИХ ДЕЛАХ Монарх! - в гражданской тверди ясной, Где суд в сумрачные часы Из облака рукою властной Спускает звонкие весы, С тобою истина возникнет, Сумнений тьму и ков проникнет. Щадя бессильных и убогих И скудородных жизнь храня, Она мстит горький жребий многих, 10 Драгой ценой их кровь ценя, И будет столь же неизменна, Как в Полюсе звезда возженна. А милость, - как роса живая, Что каплет с утренних небес, На нивы жаждущи стекая, 4. Бобров Семен, т. 1

98 Рассвет полночи Из томных в горести очес, Простерши сердобольны длани, Исторгнет каплющие дани. Исторгнет радостные токи 20 Из глаз невинности простой, Терпящей терния жестоки. - Тогда серебряной струёй Признанья слезы устремятся И розы - лицам возвратятся. Ты бдишь; - и се шумят в широких Златые кол осы полях! Се нивы всходят на высоких Тучнеющих везде холмах, Как усыренные ливаны, 30 Волнистой зеленью венчанны! Монарх! - Рифеи оснеженны Твой суд и милость возвестят; Кавказ и Чатырдаг почтенный Дотоле правду возгласят, Доколе солнце в небе рдеет, Доколе месяц серебреет. 26-28. МОНАРШАЯ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ К ПАМЯТИ СЛАВНОГО ПОБЕДИТЕЛЯ ФРАНЦУЗОВ Майя 1 дня 1801 года 1 Тебя, Суворов незабвенный, Монарх в металле сем воззвал, Дабы вождь трех царств несравненный В металле сто веков дышал.

Часть первая 99 2 Герой в героях возвышенный! Триех держав архистратиг! Сын молнии! кумир вселенной! - Сойди с пределов громовых! - Как майский зефир в дол слетает, Так ты в сей Марсов луг сойди! - Любовь твой зрак одушевляет Для будущих веков в меди; Невидим - видим быть в ней станет И в глубину сердец заглянет. 3 Сын грома и кумир веков! Сойди с превыспренних холмов! Как тихий май, в сей луг сойди! - Отсель в меди дышать начнешь; Но в ней ли вечность обретешь? - Нет, - вечно проживешь в груди. 29. ВЫСОЧАЙШАЯ ВОЛЯ К ДОВЕРШЕНИЮ НОВОГО АДМИРАЛТЕЙСТВА НА МЕСТО БЫВШЕЙ ГАЛЕРНОЙ ВЕРФИ, последовавшая при случае спуска корабля Гавриила 1802 года, в октябре И там, - где чтили все ничтожным, Все суетным, - все невозможным, Зрит ныне изумленный свет, Как в бездну мчится мыс лесистый, Отважно делит вал сребристый. - Бог бездны высит свой хребет. 4*

9
{"b":"175632","o":1}