ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доминирующим цветом Храма неба был голубой — символ неба. Большинство предметов, предназначенных для церемониальных жертвоприношений, были голубого цвета: жертвенная посуда, шелк, дорожки к императорскому шатру, навесы над тропинками и т. п. При молебствиях цвету вообще придавалось большое значение. Тексты молитв, которые император читал в Храме неба, готовились заранее. Ежегодно они обновлялись и записывались на деревянных дощечках, оклеенных бумагой различного цвета: голубого — для неба, желтого — для земли, красного — для солнца, белого — для луны.

Когда император молился небу, он облачался в халат голубого цвета, когда молился земле — желтого, солнцу — красного, луне — белого. При жертвоприношений небу император облачался в особое жертвенное одеяние, на котором были вышиты солнце, луна, звезды и драконы.

В течение трех суток до начала жертвоприношений в Храме неба император и его приближенные должны были соблюдать строжайший пост. Правила поста запрещали пить вино, есть чеснок и лук. Лица, носившие траур или имевшие раны на теле, лишались права участвовать в церемониях. Нельзя было навещать больных, посещать могилы, присутствовать на похоронах, молиться духам, слушать музыку, участвовать в судебном процессе. Одним словом, запрещалось делать все, что могло бы отвлечь внимание от подготовки к великому торжественному обряду.

В первые два дня пост соблюдался во дворце под наблюдением императора, а в последний день — в специальном Зале воздержания. И там и здесь были установлены большой алтарь и Статуя молчания — бронзовая фигура человека, три пальца левой руки которого касались губ, что символизировало молчание, а в правую руку была вложена табличка с текстом «Правил соблюдения поста в течение трех дней».

Репетиция предстоящего торжественного акта проводилась в Палате церемоний. После репетиции шелк и нефрит, предназначенные в дар божествам, выставлялись во дворце, где император совершал девять земных поклонов перед отправлением этих даров в Храм неба.

Обряд жертвоприношений в Храме неба проходил так. Император в роскошном паланкине покидал свой дворец еще накануне, на закате солнца. Прибыв в храмовую рощу, император осматривал жертвенных животных. Жертвоприношения к этому дню готовились на специальной «кухне богов» и состояли из говядины, свинины, баранипы, оленины, зайчатины, рыбы, риса, каштанов, ростков бамбука, различных пряностей и т. д. Съестное преподносилось богам в ритуальной посуде, сделанной из фарфора или бамбука.

После осмотра жертвоприношений Сын неба направлялся в Храм поста и покаяния и здесь, преклонив колени, предавался молитвам. Затем он следовал в императорский шатер, где происходила церемония омовения рук и облачения верховного жреца в ритуальные одежды.

Необычайно торжественным было шествие к Алтарю неба. Впереди шли знаменосцы, за ними — музыканты, затем следовали император и сопровождавшие его лица. По пути танцоры под звуки музыки исполняли медленный ритуальный танец.

Церемония служения небу происходила в ночное время. В мерцании бесчисленных факелов жрецы в длинных голубых шелковых одеяниях ставили на алтарь таблички с именем верховного владыки неба — Шан-ди, а также усопших императоров царствующей династии. Там же, чуть пониже, устанавливали таблички духов солнца, Большой Медведицы, пяти планет, 28 созвездий, таблички духов луны, ветра, дождя, туч и грома.

На длинных столах перед каждой табличкой располагали курильницы с восковыми и курительными свечками. Здесь же раскладывали богатые жертвоприношения. Верховному владыке Шан-ди приносили в жертву 12 кусков плотной голубой шелковой ткани; усопшим императорам — по 3 куска белого шелка; планетам, звездам и стихиям — 17 кусков красной, желтой, голубой, черной и белой шелковой ткани. Кроме того, жертвоприношениями служили различные предметы из нефрита. Перед табличками духов размещалась также и жертвенная трапеза: заколотый бык, баран или свинья, чашки с рисовой водкой, блюда с различными яствами.

Под звуки музыки и пение хора император восходил на самую верхнюю часть Алтаря неба и трижды преклонял колени перед табличкой владыки неба — Шанди. Затем музыка смолкала, император поднимал обеими руками священый голубой нефрит и возносил его к табличке владыки неба как видимый знак жертвоприношения. Затем он читал молитву, в которой просил небо о благословении, а усопших императоров — о милости.

Молитва императора, обращенная к небу или земле, начиналась так: «Сегодня (следовала дата) я, царствующий Сын неба, подданный такой-то» (называлось собственное имя императора, которое не имели права произносить даже самые близкие его родственники). При жертвоприношениях солнцу и луне в тексте молитвы слово «подданный» опускалось. Когда монарх обращался с молитвой к предкам, он называл себя «почтительный внук». Сам текст молитвы, адресованный небу, земле, императорским предкам, духам земледелия и зерна, начинался словами: «Осмелюсь обратиться со следующей молитвой»; к солнцу и луне — «Молимся с усердием». К другим божествам обращались попроще: «Предлагаются жертвоприношения».

По окончании церемоний под звуки торжественного гимна все таблички уносили, а жертвоприношения сжигали, чтобы таким путем «доставить» их по назначению. Само сожжение происходило в особом месте, куда торжественно переносили жертвы.

Важной государственной церемонией было жертвоприношение в честь земли — супруги неба, по китайской дуалистической концепции. Оно происходило в Храме земледелия в день летнего солнцестояния (21–22 июня). Если все архитектурные линии Храма неба были изогнутыми, то очертания Храма земледелия — прямыми. Вместо небесных тел и стихий здесь почитались духи земли, четырех больших морей, четырех больших рек Китая и четырнадцати высочайших гор. Жертвоприношения земли совершались утром — в день летнего солнцестояния, жертвы не сжигались, а закапывались. В храме, где находился Алтарь земли, преобладал желтый цвет — цвет почвы Северного Китая. Крыша его была облицована желтой черепицей. Жертвенная посуда, нефрит и шелк были желтого цвета.

Император принимал участие и в чествовании усопших правителей Срединного государства маньчжурской династии, что считалось одним из великих жертвоприношений.

Обязанности первосвященника, или верховного жреца, исполнял сам император, что придавало государственной религии особый авторитет в глазах населения.

Сын неба не хотел передавать свои жреческие полномочия кому-либо другому, понимая, что это может вызвать неприятную для него реакцию подданных.

Только император от имени всего народа в качестве верховного священнослужителя имел право приносить жертвы небу, земле, большим рекам и горам, влияние которых распространялось на всю страну. Жертвоприношения небу сжигались, а земле — закапывались.

В дни весеннего (21 марта) и осеннего (23 сентября) равноденствия в Пекине в Храме солнца (на востоке города) и в Храме луны (на западе города) совершали жертвоприношения члены императорской семьи.

Жертвы различались в зависимости от положения жертвователя: чем выше был его ранг, тем крупнее выбиралось животное. Император приносил в жертву буйвола или корову, сановники — козу или овцу.

Хотя от имени всего народа жертвы небу и земле мог приносить только император, это, однако, не означало, что подданные Срединного государства не могли совершать жертвоприношения: в Домашних алтарях можно было встретить таблички в честь неба и земли, перед которыми глава семьи совершал поклонение и приносил жертвы. В простонародье небо называли «небесным старцем», а землю — «земной бабушкой». Народ молился небу как подателю тепла, холода и влаги, а земле как производительнице злаков.

* * *

В Китае получили распространение самые различные формы культа, однако особое значение приобрел культ предков, который означал обожествление и почитание общего предка рода по мужской линии. Иными словами, культ предков — это вера в самостоятельное существование духа покойного.

15
{"b":"175638","o":1}