ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потомки умершего считали, что его дух всегда сохраняет связь с ними и влияет на их жизнь. А раз это так, ему следует регулярно помогать, снабжать всем необходимым: жильем, пищей, одеждой, предметами обихода и т. п. Все это «доставлялось» духам предков путем жертвоприношений. В далеком прошлом на жертвенном огне сжигались настоящая одежда, настоящий строительный материал для жилья и т. д. Считалось, что, превращенные в дым, они «поступали» по назначению.

Строго соблюдая сложный ритуал почитания духов предков, потомки рассчитывали на их помощь в самых различных земных делах. Они просили покойников продлить жизнь членов семьи, дать счастье и благополучие всему роду.

Духи в загробном мире нуждались в пище. Кормить их считалось обязанностью всех членов семьи. Если они получали все необходимое, то приносили потомкам благоденствие. Если о духе никто не заботился и он терпел лишения, то становился злым, мстительным, посылал людям болезни и различные несчастья.

Главная забота о духе умершего падала на того члена семьи, который при жизни был ему ближе всех. Таким считался старший сын покойного отца. А так как духи предков существовали вечно и постоянно требовали жертв, то и преемственность лиц, приносящих им жертвы, не должна была нарушаться: умершему отцу приносил жертвы его старший сын, который также оставлял после себя сына, и т. д. Таким образом, усопшие предки как бы продолжали жить в могиле словно живые люди, не порывая связей с семьей, родственниками и знакомыми.

Дух усопшего «воплощался» в табличку (прямоугольную деревянную дощечку), которую сохраняли в семейном храме предков или просто на домашнем алтаре. Перед такой табличкой духа предков до пятого колена совершали жертвоприношения.

В помещенной ниже табличке духов предков написано:

Справа: Маньчжурская династия. Покойный отец такой-то. Покойная мать такая-то. Господин такого-то звания. Госножа такого-то звания. Место духов предков.

Слева: Маньчжурская династия. Родились в такой-то день, такой-то месяц, такой-то год девиза правления Гуансюй. Таблички духов покойного отца такого-то, покойной матери такой-то. Умерли в такой-то месяц, в такой-то день, такого-то года девиза правления Сюаньтун.

Маньчжурские правители Китая - _000011.jpg
Табличка духов предков

Так как дух покойного в потустороннем мире вел самостоятельную жизнь, то нужно было, чтобы он появился там с головой. Поэтому обезглавливание считалось самым страшным наказанием. По понятиям верующих, обезглавленный не мог на «том свете» опознать своих предков, до его слуха не могли дойти молитвы близких на земле. Поэтому друзья или родственники обезглавленного, прежде чем предать его тело земле, старались приставить отсеченную голову к туловищу. Если же суд желал усугубить наказание осужденного на смерть, то объявлялось, что голова его будет выставлена напоказ и навсегда отделена от тела. Более «гуманной» казнью считалось удушение: обреченный, имея голову, мог на «том свете» опознать своих предков, разговаривать с другими и наблюдать за жизнью своих потомков на земле.

На самоубийство человека толкала не только отчаянная бедность, но и религиозный фанатизм: дух самоубийцы постоянно будет преследовать обидчика и сделает его жизнь сплошным кошмаром.

Например, некто разорил своего конкурента по торговле и последний в отместку вешался на перекладине ворот обидчика. Два коммерсанта враждовали между собой из-за конкуренции. Более слабый принимал повышенную дозу опиума и шел умирать в лавку своего конкурента. Самоубийца был уверен в том, что, умирая, он своей смертью наносит вред противнику, обеспечивая своей семье возмещение убытков и необходимые почести на его похоронах. В случае же убийства противника он подверг бы опасности всю свою семью, опозорил бы ее и лишил бы себя посмертных почестей.

Перед тем как лишить себя жизни, самоубийца вкладывал в жилет или обувь записку, в которой излагал мотивы самоубийства. Эта записка попадала в руки судебных экспертов, первыми осматривавших труп. Некоторые самоубийцы опасались, что их записка может быть похищена и судебные органы не смогут доподлинно определить причину такого поступка. Чтобы избежать этого, самоубийцы писали свое прощальное послание на коже: по китайским обычаям, нельзя стирать знаки, начертанные на коже мертвеца.

Самоубийство, как правило, заканчивалось плохо для того, против кого оно было задумано: для оправдания требовались большие деньги на судопроизводство, и это разоряло ответчика. Его могли посадить на долгие месяцы в тюрьму, пытать и избивать. Бывали случаи, когда человек, против которого было направлено самоубийство, сам убивал себя, чтобы избежать разорения семьи и моральной изоляции.

Возможно, китайцы глубоко верили в потустороннюю жизнь, и для них самоубийство не считалось чем-то необычным: оно не осуждалось обществом, а рассматривалось как благородный акт, как проявление мужества.

Император, вынося смертный приговор сановникам, совершившим тяжкое преступление, проявлял к ним особую «милость»: посылал осужденным средства самоубийства — листок золотой фольги, мешочек с ядом и желтую веревку. Сановник, ставший предметом «заботливого» внимания императора, знал истинное назначение такого «подарка». И тем не менее он благодарил императора за его «высочайшую милость».

В императорском указе перечислялись имена всех сановников, которые должны были присутствовать при совершении самоубийства осужденного.

Листок тонко прокатанной золотой фольги клали в рот осужденному, он сильным вдохом втягивал его в голосовую щель — и тогда наступало удушье.

Маньчжурские правители Китая - _000012.jpg
Моление перед табличкой духа предков

Если императорским «подарком» была желтая веревка, то церемониал самоубийства происходил следующим образом. Осужденному передавали желтую веревку, перед которой он падал на колени в знак «признательности» императору.

Веревку привязывали к перекладине, осужденный поднимал — я на стол и одевал петлю себе на шею. В этот момент присутствовавшие при казни сановники убирали стол из-под ног осужденного. Только в редких случаях такой императорской «чести» удостаивались чиновники низших рангов. Однако и здесь существовал определенный ритуал: их веревка должна была быть не желтого, а белого цвета.

Самым распространенным средством самоубийства считался опиум: его курили, глотали в таблетках или выпивали настоянным на теплой воде. Из ядовитых средств использовался чаще всего мышьяк и фосфор.

Веря в потусторонний мир, правители Китая еще при жизни готовили себе усыпальницы, сгоняя для их строительства огромные массы обездоленного народа.

Основатель первого централизованного государства в Китае император Цинь Шихуан (III в. до н. э.) недалеко то города Сианя (провинция Шэньси) строил себе подземную усыпальницу в течение 36 лет и на ее возведение согнал 700 тысяч человек.

Император танской династии Тайцзун (627–650) еще при жизни повелел близ Сианя построить для себя величественную гробницу, а в ее алтаре высечь на огромных каменных плитах изображения его шести любимых боевых коней: он думал воспользоваться ими и на том свете.

Вместе с умершим правителем и знатными людьми хоронили живыми главных и второстепенных жен, слуг, рабов, лошадей, собак, оружие, предметы быта и т. д. С императором Цинь Шихуаном были заживо погребены все его бездетные жены. Когда умерла любимая жена маньчжурского императора Шуньчжи, он повелел на ее могиле убить 30 человек. Впоследствии этот дикий обычай изжил себя.

Сохраняя веру в потустороннюю жизнь, китайцы стали погребать с усопшим вместо настоящих предметов их модели. Вместо живых людей, которых хоронили с их покойным повелителем, стали хоронить глиняные и деревянные статуи или соломенные куклы. Вошло в обычай около могильного холма ставить каменные изображения людей и животных.

16
{"b":"175638","o":1}