ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто будет наследовать престол?

Император не ответил, так как плохо себя чувствовал. Я проявила настойчивость и сказала:

— Здесь находится вага сын.

Услышав мои слова, он быстро открыл глаза и ответил:

— Конечно, он должен наследовать трон.

Я почувствовала облегчение от таких слов. Это были последние слова императора. Вскоре он скончался».

В июле 1861 г. отмечалось тридцатилетие Сяньфэна, но Ниласы не была приглашена на торжество, и это вселило в нее тревогу.

В августе 1861 г. тяжелобольной император перед своей кончиной собрал бежавших вместе с ним восьмерых высших сановников, в том числе Су Шуня и князей первой степени Цзай Юаня и Дуань Хуа. В их присутствии император назначил своего шестилетнего сына Цзай Чуня наследником трона. Однако сановникам удалось добиться ограничения власти Ниласы: угасающий правитель Китая согласился обнародовать два указа. Один — о назначении их членами Регентского совета после его смерти и другой, запрещавший Ниласы контролировать действия сына как наследника трона. Пытаясь вообще избавиться от нее, члены Регентского совета (как свидетельствуют некоторые источники) уговорили императора обнародовать еще один указ, поручавший Су Шуню принудить Ниласы к самоубийству: пусть она на «том свете» прислуживает духу покойного повелителя.

Но чтобы императорские указы имели силу закона, на них должна быть поставлена императорская печать. При царствовании Сяньфэна императорские распоряжения заверялись великой печатью, а печать неизвестно при каких обстоятельствах оказалась в руках Ниласы. Владея великой печатью, она могла вступить в торг с заговорщиками. Без печати никто бы с ней не считался.

Чтобы Су Шуня не подозревали в подделке указов императора после его смерти, он положил указы под подушку больного: пусть все знают, что Су Шунь и его сообщники не имели никакого отношения к составлению этих указов.

Евнух Ли Ляньин, делавший массажи больному императору, стал свидетелем этих действий заговорщиков. Опасаясь за жизнь Ниласы, он известил ее о грозящей опасности: император мог со дня на день умереть и тогда участь его жен будет предрешена.

22 августа 1861 г. обессиленный от болезней Сяньфэн бесславно удалился в «мир теней».

Американский миссионер Р. Ж. Дулиттл, о котором мы уже упоминали, находился в Фучжоу когда умер император Сяньфэн, и был свидетелем траурной церемонии по поводу кончины Сына неба.

Опуская мелкие детали в описании траурной церемонии, мы хотели бы воспроизвести некоторые обряды, которые наблюдал автор книги «Социальная жизнь китайцев».

Как только поступило сообщение о кончине императора Сяньфэна, всем гражданским и военным чиновникам предписывалось соблюдать траур по поводу этого печального события. На дверях и столбах в присутственных местах наклеивались полоски траурной бумаги черного или голубого цвета.

Официальные лица, принимавшие участие в траурной церемонии, дважды в день совершали оплакивание в городском храме или в храме Конфуция. В течение 100 дней со дня смерти императора подданным империи запрещалось брить голову, устраивать свадьбы или увеселительные встречи. Парикмахерам запрещалось в течение 100 дней брить своих клиентов, а артистам развлекать своими представлениями публику. На стенах торговых лавок вывешивали специальные доски с обозначением национального траура, такие же доски прибивали к столбам возле жилых домов.

Дулиттл присутствовал на церемонии оплакивания покойного императора. Передаем его рассказ с некоторым сокращением.

«После полудня я вместе с друзьями направился посмотреть, как чиновники различных рангов будут исполнять церемонию оплакивания покойного императора Сяньфэна. Мы пришли слишком рано и увидели возле дверей храма толпу любопытных. В храм пропускали только чиновников, прибывших для оплакивания. Все они были одеты в белые халаты, доходившие до щиколоток, и подпоясаны белыми кушаками. На ногах у них были туфли из черного атласа или черной хлопчатобумажной материи на толстых белых подошвах. На их шапочках были срезаны шарики, означавшие чиновничий ранг.

На столах разместили предметы культа: курильницы, курительные палочки, цветы, свечи, которые горели днем и ночью в течение оплакивания покойного императора. Глава церемонии, убедившись, что все готово к траурному обряду, произнес:

— Займите ваши места в соответствии с установленным порядком.

Затем последовала другая команда:

— Преклонить колени.

Около 100 чиновников одновременно опустились на колени. После этого послышались слова:

— Совершить земной поклон.

Участники церемонии, оперевшись руками о пол, совершили челобитье. Такой ритуал исполнялся три раза: чиновники становились на колени и каждый трижды совершал челобитье, а затем они поднимались на ноги.

При последнем челобитье руководитель церемонии подал команду, когда чиновники стояли еще на коленях:

— Начинается оплакивание.

Чиновники стали плакать, всхлипывать и стонать. Так продолжалось в течение минуты или немногим более. После чего руководитель сказал:

— Прекратить оплакивание, встать и разойтись по своим местам.

Эта церемония требовала большого физического напряжения, и ее окончание избавляло чиновников от дальнейших челобитий».

Три месяца труп императора Сяньфэна покоился в массивном гробу на величественном катафалке, пока прорицатели не определили благоприятный день для переноса его в Пекин. Су Шунь и его окружение пришли к заключению, что наступил благоприятный момент для захвата власти.

Нюхулу и Ниласы тоже решили действовать: как только умер император, они вошли в его комнату. Ниласы наклонилась к лику покойного, незаметно просунула руку под подушку, извлекла опасные документы и сожгла их на одной из свечей, стоявших в комнате.

Члены Регентского совета от имени молодого наследника трона объявили о назначении Су Шуня главным регентом, но этот указ не имел императорской печати, поэтому его подлинность не могла быть признана. Они не осмеливались открыто искать императорскую печать — это могло бы ухудшить их положение, учитывая их непопулярность при дворе в Пекине. Чтобы закрепить свою власть, нужно было как-то освободиться от Нюхулу и Ниласы. Регенты догадывались, что печать находится у Ниласы, но заполучить ее сразу не было никакой возможности: соблюдался глубокий траур по кончине императора, и это связывало им руки.

Ниласы понимала, что заговор не сулил ей ничего хорошего. В случае исполнения плана заговорщиков великий князь Гун и обе вдовствующие императрицы должны были отойти на задний план. Более того, им грозило физическое уничтожение. Общая опасность предопределила союз Нюхулу и Ниласы с великим князем Гуном.

Но великий князь Гун в то время находился в Пекине, а с ним нужно было во что бы то ни стало срочно связаться.

Су Шунь и его сторонники в целях упрочения своей власти всеми средствами пытались помешать установлению связей между великим князем Гуном и вдовствующими императрицами.

О том, как Ниласы удалось обмануть Су Шуня и связаться с великим князем Гуном, существует много версий. Приведем некоторые из них.

В 1957 г. в Пекине вышла в свет книга «Записки о цинском дворце». Ее автор — Юй Хуилин в 1903 г. состояла придворной дамой при Цыси и написала книгу о жизни вдовствующей императрицы.

Согласно этой книге, драматические события в Жэхэ разыгрались в такой последовательности. Узнав о грозившей им опасности, вдовствующие императрицы Нюхулу и Ниласы решили сообщить об этом в Пекин великому князю Гуну и его младшему брату великому князю Чуню.

Ниласы вызвала к себе нескольких преданных ей евнухов и спросила:

— Кто решится доставить мое письмо в Пекин?

Среди евнухов вызвался небольшого роста юноша по имени Ань Дэхай. Встав на колени перед Ниласы, он сказал:

— Раб желает, рискуя своей жизнью, отправиться в Пекин. Похвалив его за преданность, Ниласы дала ему 50 серебряных лянов на дорожные расходы. Дождавшись темноты, Ань Дэхай незаметно вышел из дворца и направился в Пекин. Там он передал письмо Ниласы великому князю Гуну, который, ознакомившись с его содержанием, немедленно поставил в известность о нем великого князя Чуня. И вот они во главе вооруженного отряда прибыли в Жэхэ. Их встретил Су Шунь. Проявив внешнюю вежливость, он сделал так, чтобы великие князья Гун и Чунь не смогли встретиться со вдовствующими императрицами.

26
{"b":"175638","o":1}