ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«С каждым днем обстановка все более накалялась. В один из таких тревожных дней князь Дуань и сановник Лань пришли просить меня обнародовать указ, согласно которому ихэтуаням приказывалось уничтожить прежде всего иностранцев в посольском квартале, а затем всех остальных иностранцев. Я возмутилась и отказалась подписать этот указ. Мы долго говорили по этому поводу, и князь Дуань настаивал на подписании такого указа незамедлительно, так как ихэтуани буквально на следующий день намеревались обстрелять посольский квартал. Я приказала выдворить его из дворца, и он предупредил меня: „Если вы откажитесь обнародовать такой указ, я сам издам его. Я сделаю это помимо вашей воли“. Он это сделал, и несет ответственность за гибель многих людей, но не мог полностью выполнить свой план, потому что иностранные войска приближались к Пекину».

Так Цыси на склоне лет пыталась переложить ответственность за антииностранные выступления в Пекине на князя Дуаня и ихэтуаней, а самой остаться в стороне.

* * *

…На политической карте мира встречаются небольшие пункты, которые в силу определенных событий длительное время приковывают к себе всеобщее внимание. На рубеже XIX и XX вв. таким пунктом стал китайский военный форт (он же морская гавань) Дагу, расположенный вблизи главных центров антииностранных волнений — Тяньцзиия и Пекина.

Дагу находился на территории столичной провинции Чжили, у устья реки Бэйхэ — самой большой реки, впадающей в Чжилийский залив, названный европейцами Печилийским. Теперь его называют Бохайским заливом. Провинция Чжили (нынешнее название — Хэбэй) называлась столичной потому, что на ее территории расположена столица Китая — Пекин, соединенный с городом Тяньцзинем Великим каналом, а также железнодорожной линией.

Устье реки Бэйхэ носило общее название Дагу. Восточный городок с пристанями и железнодорожной станцией, расположенный на левом берегу реки, называется Тангу, а западный городок с заводами и мастерскими на правом берегу реки — Сигу.

На отлогих берегах Бэйхэ при впадении в Чжилийский залив были сооружены земляные и каменные укрепления, поэтому Дагу считался одновременно и портом и фортом, оберегавшим с моря крупный торговый и промышленный центр Тяньцзинь. Между Дагу и Тяньцзинем осуществлялась оживленная связь по железной дороге и реке.

В июне 1900 г. иностранные военные корабли стали сосредоточиваться перед фортами Дагу. Маньчжурское командование, видя угрозу иностранной агрессии, стало укреплять форты, минировать подходы к устью реки Бэйхэ и усиливать свои гарнизоны.

Используя навязанные Китаю неравноправные кабальные договоры, иностранные державы захватили в Тяньцзине лучшие участки земли и создали на них базы своей экспансии в виде так называемых концессий. В Тяньцзине насчитывалось восемь иностранных концессий: английская, французская, японская, германская, итальянская, австрийская, бельгийская и русская. Занимаемая иностранцами часть Тяньцзиня составляла более четверти городской территории.

Свидетель событий в Тяньцзине русский корреспондент Дмитрий Янчевецкий так описал обстановку в городе тех тревожных дней: «Грозовая туча уже нависла над Тяньцзинем. Тяньцзинь пустеет. Напуганные слухами о неистовствах боксеров и об их скором нападении на город, встревоженные боевым видом Тяньцзиня, движением войск и бегством китайцев из европейских концессий, европейские семьи одна за другой покидали город и спешили уехать по железной дороге, пока она еще не разрушена, в Тангу, а оттуда на пароходе — в Шанхай, а из Шанхая — за границу.

Красивые улицы Тяньцзиня пустынны и запущенны. Тысячи рикш, которые прежде стояли на всех перекрестках и как комары налетали на пассажиров, желавших поехать, бесследно пропали. На улицах можно встретить только военных разных наций».

Тяньцзинь превратился в арену ожесточенных и кровопролитных схваток между китайцами и иностранцами. 12 июня 1900 г. ихэтуани решили дать бой «заморским дьяволам». Чтобы воодушевить участников боя, ночью в одном из городских храмов был устроен сбор. И вот как, по свидетельству очевидца, этот сбор выглядел.

Маньчжурские правители Китая - _000059.jpg
Сунь Ятсен, февраль 1912. Нанкин

Ихэтуани держали в руках зажженные красные бумажные фонари на палках. Их головы были обмотаны красными повязками, под которыми виднелись свернутые косы. На груди каждого висел красный платок с написанными таинственными иероглифами. Красный кушак, свернутый веревкой, с заткнутым большим кривым ножом, туго сжимал худощавое смуглое тело. На их ногах были широкие синие шаровары, перехваченные у щиколоток красными тесемками.

В глубине Храма духа огня на помосте находился бог войны Гуаньлаое. С длинной седой бородой и нахмуренными мохнатыми бровями он сидел в пышном одеянии. В тускло-желтом сумраке алтаря сверкали золотая парча его халата и позолоченные священные надписи, развешанные под потолком, на стенах и деревянных колоннах. Курительные палочки, воткнутые в золу курильницы, обдавали фимиамом лик бога.

Тихо и мрачно было в глубине храма, но во дворе толпа гудела и волновалась, становилась на колени и совершала земные поклоны.

Старый монах с высохшим восковым лицом, изрезанным морщинами, стоял посреди толпы перед жертвенником, над которым из зажженной курильницы вились струйки дыма. Монотонным голосом он читал молитву. Ему вторили стоящие рядом в просторных халатах с безжизненными лицами монахи, нараспев тянувшие заунывную молитву и одновременно бившие в медный колокол и деревянный барабан. Толпа горячо молилась.

Один из вожаков восставших поднялся на паперть храма и обратился к собравшимся со словами:

— Сегодня настала первая ночь крови и мести, указанная великим божеством войны. В эту ночь мы должны поразить иностранных дьяволов первым решительным и могучим ударом нашего чудесного кулака. Полвека иностранные дьяволы, словно ножами, врезались в нашу землю своими железными дорогами, высасывали нашу кровь. Полвека они расхищали плоды наших полей, золото и богатство, вонзали свои когти в наши земли — Цзяочжоу, Люй-шунькоу и Вэйхайвэй. Ныне их железные дороги уже разрушены, а столбы для быстрой передачи известий вырыты. Настал час великого возмездия. Десять тысяч китайских семейств, изменивших вере предков, вырезаны. Теперь очередь за теми изменниками, которые живут в городе Тяньцзине.

Сделав небольшую паузу, оратор возбужденным взором обвел притихшую толпу, озаренную тусклым светом фонарей, и его громкий с надрывом голос прозвучал словно набат:

— Ни одному изменнику и ни одному заморскому дьяволу не давать пощады. Пусть небо накалится от пожаров, пусть земля побагровеет от крови! И пусть все заморские дьяволы задохнутся от дыма их собственных пылающих дьявольских храмов! Помните, чем больше вы прольете вражеской крови, тем больше небо прольет своего благодатного дождя. Подвергайте изменников самым ужасным наказаниям, и ни одного сердца заморского дьявола не оставляйте невырезанным!

Свою возбужденную речь оратор закончил такими словами:

— Мы должны перебить иностранные войска, пришедшие сюда. Сегодня на берегу реки Бэйхэ мы начнем с того, что сожжем дотла большой собор католиков. Уничтожим всех известных вам изменников, чтобы они не смогли помочь иностранным дьяволам. Ровно в полночь мы соберемся на могилах наших предков перед вокзалом и дружно нападем на иностранных солдат, охраняющих вокзал, перережем их, сожжем вокзал и по деревянному мосту ворвемся в Цзычжулин, где живут французы, спалим все французские храмы и дома, а затем перебьем всех иностранцев и тех китайцев, которых мы найдем у них.

Вдруг за оградой храма раздался звон конских копыт. Всадники соскочили с коней и быстро вошли во двор. Толпа расступилась на две стороны, и послышались крики:

— Дайте дорогу! Дайте дорогу! Приехал почтенный Чжан!

60
{"b":"175638","o":1}